ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Так, Аль как там тебя Тина – в ванну, Ронни – к барьеру, – распорядилась Наталья. – Лика, проводи ее и дай какую-нибудь одежку.
Анжелика, как во сне, встала и подошла к Альвертине. Дракон зашипел и плюнулся огнем.
– Это еще что за гадость? – возмутилась Лика. – Мало мне ваших птичек, графинчиков и прочей контрабанды. А вдруг он бешеный?
– Впервые слышу о бешеных драконах, – успокоила Наталья. – Идите вы в ванну, ради бога! А ты, – она обернулась к Ронни, – сядь, наконец, куда-нибудь! Мечешься, как беременная рыбка, вот-вот икру метать начнешь. У меня в глазах рябит от тебя.
Ронни посмотрел на Наталью грустными усталыми глазами и осторожно присел на краешек подоконника.
– Не будет ли любезен уважаемый джинн рассказать, где он так перемазался? – Наталья налила ему чашку кофе, проявляя заботу о ближнем.
– В Ваурии, – мрачно сказал Ронни.
– У них там что, нехватка рудокопов?
– Скорее, парнокопытных, – буркнул Рональд.
– И где эта ваша Ваурия безлошадная?
– В Запределье, – с невинным видом поведал Ронни. – Могли бы и знать, дорогуша, это ведь азы эйрской истории.
– Примитив! – немедленно встрял карикус.
– Как вас туда занесло?! – оторопела Наталья.
– Так звезды встали, – мрачно ответил Ронни.
– А поподробнее? Ты ничего не путаешь, лягушонок-путешественник?
– Мне бы Варвару, – робко сказал Рональд, ерзая на подоконнике.
– Мне бы тоже, – сказала Наталья. – Итак? Как там, в Ваурии?
– Мне не понравилось, – честно признался Ронни. – Но придется вернуться.
– Прежде чем ты отбудешь в Запределье, не поведаешь ли мне, как оттуда выбраться? Это же прорыв в магии, бешеные деньги можно сделать, – Наталья не скрывала недоверия.
– Может быть, ты отложишь интервью на потом? Я устал, как лошадь. Мы с Альвертиной чудом унесли ноги из Ваурии, но там остались Инсилай и Алиса.
– Инсилай? Алиса? Ронни, ты переприключенился! Алиса час назад вернулась домой, а Инсилай безвреден, как майское солнце. Варвара замуровала его в Мерлин-Лэнде, я сама видела.
– Алиса вернулась? – саркастически усмехнулся Ронни. – Полчаса назад я видел ее в Ваурии, она осталась там с Инсилаем. Я всю жизнь буду презирать себя за это возвращение. Что до Алисы… не знаю, кто вам явился, но со скоростью, обгоняющей ход времени, оттуда сюда смог бы добраться разве что Властелин Запределья.
Тут появилась румяная, отмытая Альвертина в Ликиных джинсовых шортах и маечке в полоску.
– Ладно, иди, остынь, – Наталья развернула Ронни за плечи в сторону ванной и легонько шлепнула его по спине. – Заодно помоешься.
Ронни прогнулся как пантера и проворчал:
– Осторожней, пожалуйста.
Наталья увидела его разбитую спину.
– Кто? – сквозь зубы спросила она и, не дождавшись ответа, почти зашипела. – Инсилай? Да? Я убью этого драконьего выкормыша.
– За что? За то, что спас нас? – саркастически поинтересовался Ронни. – Тогда поторопись, в Ваурии у тебя полно конкурентов.

Глава 26

Мы с Мирной поужинали остатками неизвестных мне овощей и стали укладываться на ночлег под рыночным прилавком. Место было выбрано не случайно. Отсюда прекрасно просматривались ворота ратуши, а Мирна клялась и божилась, что видела входившего туда Инсилая. Она даже заметила, что он слегка прихрамывал. Происходило это в то самое время, когда Ронни пытался утащить меня отсюда. Пришлось поверить ей на слово.
Я устроилась поудобнее и приготовилась ждать. Если он вошел туда, значит, хоть когда-нибудь выйдет. Я дождусь. Мирна накрылась какой-то рогожкой и собралась спать.
– Слушай, а что там, в ратуше? – спросила я, пока она еще не заснула.
– Там заседает городской совет, – просветила меня подруга. – Говорят, в ратуше иногда появляется Черный Магистр. Может быть, твой Инсилай у него?
– Кто такой Черный Магистр? – удивилась я. Мирна просто уничтожила меня взглядом.
– Таур, Властелин Запределья.
– Зачем ему Инсилай? – засомневалась я. Подумаешь, я и не скрываю, что не в курсе их местных примочек.
– Если твой друг попал в руки Тауру, у нас будут большие сложности, – проворчала Мирна. – Таур – садист, он его уничтожит.
– Не каркай! – Я и так с ума схожу от волнения, а тут еще предсказания разные.
– Спи, давай, – посоветовала Мирна. – Мы услышим, если что-то произойдет.
– Ага, – я не стала спорить, но про себя решила ждать до последнего.
Конечно же, я проспала, две полубессонных ночи даром не прошли. Меня разбудила Мирна.
– Смотри, это он? – почти беззвучно спросила она.
Двери ратуши были открыты. У ворот – какая-то суета. Я не обладала кошачьим зрением Мирны и ничего не могла рассмотреть в вечерних сумерках. Видно было лишь, как кучка людей в шитых золотом кафтанах медленно семенила по площади в направлении клеток. Был только один способ увидеть – подойти поближе. Я дернулась из-под прилавка.
– Куда? – зашипела Мирна, ухватив меня за рукав свитера. – Сиди тихо. Сейчас его засунут в клетку и поставят стражу. Раньше чем через полчаса не подойдешь.
– А что будет через полчаса? – удивилась я.
– Стража заснет, – буркнула Мирна. – Он у тебя беленький, черненький?
– Что?
– Ну, блондин там или брюнет, шатен, просто лысый?
– А, светло-пепельный.
– Волосы длинные, загорелый, большие плечи, маленькая попка, штаны светло-голубые или линялые. Твой?
Никак не привыкну к ее манере разговора. Как-то не воспринимаю я Инсилая в таких выражениях, но другого описания нет. Как только она видит что-то в темноте и на таком расстоянии!
– Похоже, он, – промямлила я.
– Плохо дело, подруга, – Мирна сверкнула в темноте злыми кошачьими глазами. – Несут его.
– Что?! – вскинулась я и стукнулась затылком об прилавок так, что искры из глаз посыпались. – Почему? – хотя в глубине души ответ уже был. Никогда не думала, что сердце может биться в горле, но именно там оно и билось.
– Спокойно, – цыкнула она. – Если б умер, несли бы не в клетку, а на кладбище, и в цепи не заковывали.
В тишине громыхнули засовы, потом что-то упало с глухим звоном.
– Сволочи! – прошипела Мирна. – Какие же они сволочи!
– Что там происходит? – я схватила ее за руку. Сама я смотреть боялась, да и не видела ничего, кроме мерцающих в глубине площади клеток – двух золотых и одной серебряной.
– Ничего особенного, – успокоила Мирна. – Стражу поставили, остальные обратно поперлись. Наверняка, Таур здесь, иначе бы по домам разошлись.
– А с Инсилаем что?
– Или без сознания, или притворяется. Отсюда не видно. Но лежит совершенно неподвижно. Да не дергайся ты, через часок подойдем и все узнаем, все равно сейчас ему ничем не поможешь.
Ворота распахнулись, и из двора ратуши выехал всадник, по самые глаза закутанный в черный плащ. Великолепный вороной конь нетерпеливо пританцовывал под ним. Раздалось серебристое ржание, и прямо на моих глазах всадник помчался куда-то ввысь по лунному лучу. Плащ развивался за его спиной, как огромные черные крылья.
– Развеяться поскакал, его чернейшество, – с нескрываемой злобой бросила Мирна. – Напился чужой кровушки, вот и резвится.
– Кто это?
– Властелин Запределья, собственной персоной.
– И что, он, правда, кровь пьет? – в этом мерзостном городе всего можно ожидать. Я похолодела от мысли, что это была кровь Инсилая.
– Не думаю, но живую энергию качает, как помповый насос.
Я никогда не видела помпового насоса и очень смутно представляла себе живую энергию, но, судя по тому, что стало с Инсилаем, это было весьма болезненной процедурой. Через несколько минут из ратуши вышли люди в кафтанах, потоптались у ворот и разошлись в разные стороны.
– Пошли, – потянула я за руку Мирну, – скоро уже светать начнет.
– Самое лучшее время, – проворчала она, – хоть что-то разглядишь. Ладно, сиди уж, я сама схожу. Вдруг стража еще не спит, не хватало, чтоб еще и тебя зацапали.
– А ты?
– Меня они знают, я им примелькалась за полгода. Я же сплю на площади. Сиди здесь, я быстро.
Мирна, лениво потягиваясь, вылезла из-под прилавка и неторопливо пошла по направлению к клеткам. Стражники и впрямь не обратили не нее никакого внимания. Она покрутилась около помоста и той же неспешной походкой вернулась обратно. Огляделась вокруг и нырнула под прилавок.
– Ну?!
– Плохо, – вздохнула Мирна и, помолчав, добавила: – Лучше бы это был не твой друг. Стража спит. Пойдем, сама посмотришь. Только не вздумай орать.
– Он умер? – одними губами спросила я, почувствовав смертельную слабость.
– Нет. Что ты заладила, умер, умер? Сердце бьется, я пощупала пульс.
– Может, он притворяется? – я попыталась ухватиться за соломинку.
– В таком случае он гениальный актер, – проворчала Мирна. – Пойдем, может, это и не он вовсе. Тоже мне любимый человек, описать толком не можешь.
Мы пошли через площадь. Чем ближе было к помосту, тем меньше меня слушались ноги.
– Или туда, или обратно, – зло прошипела Мирна. – Шевели поршнями, не на прогулке.
Я прибавила шагу.
Увы, это был Инсилай. Лица не было видно, он лежал ничком, уткнувшись в скованные руки, но я сразу узнала копну светлых волос и джинсы. Мирна вопросительно посмотрела на меня. Я утвердительно кивнула головой, слезы предательски навернулись на глаза и покатились по щекам. Мирна приподнялась на цыпочки – помост был слишком высок даже для нее, рука ее начала быстро-быстро удлиняться и в несколько мгновений дотянулась до запястья Инсилая. Я не успела ни испугаться, ни удивиться.
– Не ной, – прошептала она чуть слышно. – Он дышит. – От ее прикосновения Инсилай дернулся, как от удара, и на его шее что-то блеснуло.
– Что это? – спросила я у Мирны. – Строгий ошейник?
Она отвела глаза и преувеличенно грубо бросила:
– Насмотрелись, пошли. На рынке поговорим.
Я была уничтожена всем увиденным и покорно поплелась за Мирной. Забившись под прилавок, я повторила вопрос.
– Это Эфа, знак Таура, – неохотно объяснила она.
– Не понимаю я вашего птичьего языка, – разозлилась я. – Скажи по-человечески, что это значит?
– Это значит… – Мирна помедлила, а потом с разгону закончила, будто в ледяную воду окунулась, – что на спасение твоего друга у нас есть только три ночи. Таур приговорил его к смерти.
Странно, но я вдруг успокоилась. Как перед финальным матчем – только уверенность в своих силах и сознание превосходства над противником.
– Как это будет? – я не узнала свой голос, таким бесцветным он стал. – Как его казнят? Как убивают в Ваурии?
– Привяжут к столбу и расстреляют сотней золотых стрел, – Мирна смотрела на меня, как на ненормальную.
– Золотых? – переспросила я.
– Ну да, ведь он Волшебник. Казнить его можно только золотыми стрелами или камнями Ваурии.
– Волшебник, – повторила я вслед за ней. Значит, Ронни не соврал. – Нет, Мирна, сто стрел, пусть и золотых, это слишком много даже для Волшебника.
– Ты себя хорошо чувствуешь? – испугалась Мирна.
– Лучше не бывает. Нам потребуется помощь. Хорошо, если Ронни успеет. Но три ночи… это слишком мало! – Или слишком долго, добавила я про себя. – Надо же не только в Москву и обратно, нужно еще найти того, кто согласится помочь.
– Можно попытаться поговорить с моим отцом, – подумав, предложила Мирна. – Он – Маг. Может, подскажет что-нибудь. Идти, правда, придется тебе. Ты маленькая. Если и застукают, то просто примут за заблудившуюся бродяжку и вышвырнут. Меня они, к сожалению, знают. Попадусь – наверняка отправят в тюрьму в Баффало.
– Где он?
– В бараках для городских рабов.
– Как я его найду?
– Я покажу тебе. Ты не боишься?
– Я боюсь только одного. Не успеть.
– Значит, надо идти сейчас, – помедлив, сказала Мирна. – По свету туда не пробраться, и мы потеряем целый день.
– Куда идти-то? – я вылезла из-под прилавка.
– Через площадь.
Не дожидаясь Мирны, я снова пошла к помосту, Так, не думать, не смотреть. Проходя мимо Инсилая, я отвела глаза, чтобы не растерять остатки решимости. Как назло, когда я была в двух шагах от него, он шевельнулся и застонал. Я стиснула зубы и, не останавливаясь, прошла мимо, хотя его стон бритвой резанул мне сердце.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...