ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Голова твоя не от нас пухнет, а от эйрского светлого, джинн недоделанный! Что ж ты меня, братец, позоришь!
– Ладно…
Ронни лениво махнул рукой, и девчонки шлепнулись на ковер.
– Кошмар! – завопил карикус и взлетел на карниз.

Глава 21

– Мы не можем сидеть здесь всю жизнь, – Рональд качался на стуле, занимая мои мысли вопросом: упадет – не упадет. – Надо выбираться.
– Ага, надо, – поддакнула Альвертина.
Алиса куда-то запропастилась.
– Я не спрашиваю как. – Господи, как мне все надоело! – Допустим, способ найдется, а потом-то что?
– Вернемся к Варваре, – не задумываясь, отрапортовал Рональд.
– Можно узнать, каким образом?
– Как обычно – билет, «Пегас», приехали, – Ронни смотрит на меня, как на идиота. А зря.
– Это вряд ли, – спокойно сообщаю я. – Барышни здесь нелегально, и, сдается мне, с их выездом заминка будет чрезвычайная. Тебе билет не положен без сопровождения Волшебника, или на худой конец ученика Волшебника, так что твоя фамилия Мухин и ты в пролете. На сегодняшний день мы можем только дракона отправить по почте, правда, не ясно, куда и зачем.
– Не понял, – насторожился Ронни.
– А чего тут не понятного? Видишь ли, Ронни, в создавшихся обстоятельствах мы можем уйти отсюда исключительно своим ходом. Только мелкими перебежками по измерениям. Ты уверен, что ты хочешь именно этого? Путь-то не близкий, и с нами две очень юные дамы.
– А ты сможешь провести нас по измерениям? – засомневался Рональд. Правильно сделал.
– Я даже из дома выйти не могу, – жизнерадостно сообщил я, – и, более того, не хочу.
– Придется! – в голосе Ронни, показалось мне, звякнула угроза. Тут он не прав. Не та ситуация, чтобы мне угрожать, руки коротки. А к Варваре мне даром не надо, хватит, научились до умопомрачения. Что умел, и то забыл. Повторение, конечно, мать учения, но мачеха прогресса. Если пару лет буксовать на месте, завязнешь намертво и отупеешь безвозвратно.
– Извини, родной. – Почему я должен всем, а мне никто и ничего? – По измерениям ты поскачешь один. Меня сегодня на профессиональные подвиги не тянет.
– Может быть, завтра все изменится, – философски предположил Рональд.
– Или да, или нет. – Лениво мне сейчас спорить. – Вот завтра и приходи. Поговорим.
– Я тебя убью, – пообещал Ронни.
– Опоздал, дорогой. Опередили тебя. Я умер вчера.
– А выглядишь вполне живо, – съехидствовал Ронни.
– Волшебник без энергетики волшебства – живой труп.
– Ты, что ль, Волшебник? – скривился в ухмылке Рональд.
– Да нет, я просто погулять вышел, – оно мне надо, всем и каждому объяснять, в какую трясину я по собственной глупости вляпался?
– У тебя мания величия, – констатировал Ронни. – Может, голубиную печенку заварить с мандрагорой? Говорят, помогает.
– Топор, плаху, палача… – проворчал я. – Отвяжись от меня, пока я добрый.
– Фи, как грубо! – фыркнула Альвертина.
Последнее дело спорить с малолетками. Не дождетесь.
Явилась Алиса. Утренняя драчка очень плодотворно повлияла на ее внешность. Она распустила свои идиотские хвостики и избавилась, наконец, от изрядно измазанной теннисной формы. Экспроприированная у меня футболка выглядела прелестным платьем, а копна белокурых волос делала юную леди похожей на одуванчик.
Я покосился на Альвертину. Если наша скромность метила в нее, удар, несомненно, достиг цели. Ведьменок просто позеленел от злости. Один – ноль. Альвертина так спешила принять участие в диспуте, что не сподобилась привести себя в порядок. Рядом с принцессой Алисой вид она имела довольно бледный. Я даже не стал выступать по поводу прикарманенной футболки.

* * *

От Катарины осталось только облачко ароматного дыма и загадочный запах экзотических духов.
Вадим Игоревич растерянно посмотрел на опустевший подоконник, уронил на пол пепельницу и, как советовала Наталья, пробормотал: «Чур меня!»
– Что ж Вы так неаккуратно! – укоризненно сказал Горбуля. – И вообще, кончать надо с вредными привычками. Всю кухню окурками засыпали, так и до пожара не далеко.
Горохов деревянной походкой подошел к двери, взял веник и совок и стал подметать пол, насвистывая «Куда, куда Вы удалились» в несколько странной для этой арии джазовой интерпретации.
Когда он собрался высыпать мусор в ведро, перед его глазами предстали чьи-то ноги в белых носочках и теннисных туфлях. Вадим Игоревич медленно разогнулся, поднял глаза и увидел стоящую посреди кухни Алису. Горохов опустил руки, высыпал мусор на пол, поочередно уронив совок и веник.
– Папа, – пробормотала Алиса.
– Алиса! – ахнул Горохов и схватил дочь за руку, будто опасаясь, что она вновь исчезнет.
Алиса никуда не исчезла, а, посмотрев на переполненную незнакомыми людьми Ликину кухню, заявила:
– Я хочу домой, ванну и спать.
Желание вполне справедливое. Вид у девочки был сонный, и чумаза она была до чрезвычайности. К тому же от нее сильно попахивало какой-то сыростью.
– Где ты была?! – придя в себя от изумления, возопил Вадим Игоревич, прижимая к груди ненаглядное дитя.
– Потом, папочка, я спать хочу, – прошептала устало Алиса.
– Выходит, нашелся ребеночек-то! – обрадовался Горбуля. – Заявленьеце свое забрать не хотите?
– Завтра, – пообещал Горохов, прижимая к груди полусонную дочь, – все завтра! – Дверь хлопнула так быстро, что Лика, несколько растерявшаяся от произошедшего, даже не успела его проводить.
Однако уже через пару минут затренькал звонок.
– Попрощаться забыл, – ехидно прокомментировал следователь.
Анжелика выпорхнула в прихожую и распахнула дверь. На пороге стоял Горбуля с неизменной рыжей папкой. Улыбка сползла с Ликиного лица, девушка медленно попятилась к кухне.
– Я к Вам, Анжелика Варфоломеевна! – жизнерадостно сообщил следователь. – По делу Горохова. Может, помните, я на днях заходил.
Лика закрыла глаза, ущипнула себя за руку и, бросив представителя следственных органов в коридоре, метнулась в кухню. Горбули номер один там уже не было. Зато, вися над столом и укладывая аккуратной стопочкой потрепанные страницы, мерцала его потрепанная рыжая папка. Анжелика уставилась на нее сумасшедшими глазами и бросилась к ней, как кошка к мыши. Папка, однако, оказалась шустрее, и Лика схватила руками только воздух.
– Что с Вами, гражданочка? – удивленно спросил следователь, вошедший в кухню следом за хозяйкой. – Это у Вас такая гимнастика?
– Ага, – растерянно подтвердила Анжелика. – Горохова, говорите, хотели? А пошли Вы… в городскую прокуратуру !

* * *

Соблюдать технику безопасности при попытке выхода из дома я посоветовал Ронни не только из природного человеколюбия, но и памятуя его великую роль в нашей не колдующей компании.
Материализовать что-то путное ему то ли опыта не хватило, то ли фантазии. Пришлось обойтись подручными средствами. К входным дверям Ронни прибыл в экстремальной экипировке: стеганый пуховый комбинезон с Киркиного плеча, мои гриндерсы на три размера больше Рональда, на зависть коту в сапогах, черная вязаная шапочка и, на случай полета, любимый Варварин казан для плова на голове, подхваченный трогательной белой резиночкой на подбородке.
В этом суперприкиде он и вывалился на крыльцо дома, пред светлы очи мадам Эльзы. Дверь не оказала ему ни малейшего сопротивления, а соседка, как на грех ковырявшаяся в грядке цветущего папоротника-вуалехвоста, чуть с ума не сошла при виде возникшего на пороге Варвариного дома ожившего огородного пугала. Увы, эту сцену мы не видели, но слышали великолепно. Эльза визжала, как пожарная сирена, и Рональд малодушно вернулся к нам.
Альвертина воспылала страстью к экспериментам и ломанулась в дверь. Меня вполне устраивала роль зрителя, Алиса составила мне компанию. Ведьменок стукнулся о дверь и вернулся к обществу. Правда, в отличие от меня, она не летела, как камень из рогатки.
Рональд повторил подвиг перехода и снова сумел преодолеть недоступную нам преграду. На радость мадам Эльзы, на сей раз он был без гангстерской шапочки и медного казана. Криков не последовало.
Ронни не имел и малейшего представления, что делать на свободе. Потоптавшись на крыльце, он снова присоединился к нам. Прелестно. Все возвращается на круги своя. Могу, но не хочу, хочу, но не могу. Что дальше?
А дальше была попытка карикуса. Крикливый Боря хлопнулся о защитный экран и заорал благим матом:
– Произвол!!!
Птица, и та понимает. Ронни, как поборник прав пернатых, взял карикуса в охапку, и оба они беспрепятственно покинули помещение.
Мы онемели. Выходило так, что Рональд у нас вроде золотого ключика, этакая виза на выезд. Ну, что ж, ясно. Варвара закрыла дом на вход и выход, а мне устроила персональное заклятие. Ронни попал в число избранных, равно как и сопровождающие его лица. Осталось только выяснить, что было сделано первым. Проклятие на меня или карт-бланш Рональду.
Если первым был я, то у меня есть надежда покинуть это проклятое место, просто взяв Ронни за руку. Если наоборот, мои шансы на освобождение практически равны нулю. Я хорошо помню, что каждое последующее магическое действие уточняет условия предыдущего. Если Варвара посадила меня под домашний арест, то, когда при попытке к бегству меня будет сопровождать Ронни, согласно второму условию, все пройдет без сучка, без задоринки.
Через секунду мои предположения подтвердились. Шустрый подмастерье шмыгнул обратно в дом, а зазевавшийся во дворе Боря начал безуспешно ломиться следом, оглашая возмущенными воплями всю округу.
Прикинув на глаз наиболее безопасную траекторию полета, на случай неудачи, я крепко взял Ронни за руку и отправился утверждаться в своих мыслях. На мгновение программа задумалась, но, не найдя особых расхождений в условии, выпустила меня из дома, плотоядно чавкнув напоследок.
Вот уж не думал, что простой выход на крыльцо может доставить столько радости. Если б из своего огорода на меня не таращилась мадам Эльза, я, наверно, исполнил бы во дворе танец шамана, но присутствие соседки охладило мои эмоции.
Когда Ронни вывел из дома девочек, мы всем коллективом расположились в беседке в дальнем уголке сада. Дракон великое переселение проспал и, как следствие, остался в заточении. Когда мы чинно расселись в плетеных креслах, зануда Рональд снова завел старую песню:
– И все равно нам нужно в Москву. Любой ценой.
– И как предполагается стартовать? – бесполезное дело – говорить с тем, кто тебя не слышит. Пусть сам догадается, что просто так отсюда не выскочить.
– С испжелами. Мы уже пробовали, ничего сложного.
– Если не считать болота с чудовищами, – пробормотала себе под нос Алиса.
– Что? – переспросил Ронни.
– Ничего-ничего, продолжай, – невинным голоском проворковала Алиса. Еще пара дней ее общения с ведьменком, и одной колючкой в нашей компании станет больше.
– Но ведь получилось же! – упрямствовал Рональд.
– Милый юноша, – обратился я к Ронни, но тут же исправился. – Пардон, господин Рональд. Если б все было так просто, Великий Велес и его ненаглядная транс-телепортическая компания «Пегас» давно бы разорились, а они прекрасно себя чувствуют и их акции ежегодно растут.
– «Пегас» обеспечивает комфорт, скорость и безопасность, – сообщил мне Ронни. Шпарит, как рекламный проспект.
– И не только. Это еще мощные ретрансляторы энергетических лучей в пограничной зоне – между Городом и вольными измерениями. Без их поддержки проскочить Запределье очень сложно. И палочки тут не помогут, даже если будешь использовать их горстями.
– Но мы же вернулись в Мерлин-Лэнд!
Я с ума сойду с этим мальчишкой. Как глухарь на токовище, ничего не слышит.
– Сомневаюсь, что с помощью исполжелов.
– Кольцо, – вспомнил Рональд и сунул мне под нос кулак. На безымянном пальце у него было серебряное кольцо Варта, известное в народе, как «начинающий путешественник».
– Мне жаль разочаровывать тебя, но это билет в один конец, – порадовал я Ронни. – Оно понимает только слово «домой». Беда в том, что ты уже дома.
– Но ведь должен быть какой-то выход, – предположила рассудительная Алиса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...