ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Что делать? – Растерялась я. – Забор-то высоченный и гладкий. Я не перелезу.
– Пойдем дальше, – успокоила Мирна. – Здесь этих лазеек, как пиявок на драконе.
Мы обошли весь лагерь по периметру, но не нашли ни одной щели, куда я смогла бы пролезть. Кто-то очень постарался перекрыть нам дорогу к Локи. Похоже, битва, о которой они все здесь говорят, уже началась, и мы – первые проигравшие.
– Можно отложить на завтра, – предложила Мирна. – Раз такие меры безопасности, тебя там могут ждать, и встреча будет не из приятных.
– Подумаешь, меры безопасности, дыры в заборе заделали.
– Если хочешь, можем сейчас сходить к твоему Илаю. Может, он что-то придумает?
Можно и к Инсилаю. Может быть, поговорить удастся без помех. Мы потопали обратно в город.
Жители Ваурии, видимо, вели здоровый образ жизни, и нам не попалось ни одного прохожего. Стража на площади как обычно спала, хоть и на посту. Говорить можно было сколько угодно. Мы остановились шагах в двадцати от клеток. Мирна проявила тактичность и, убедившись в полной моей безопасности, отправилась поискать что-нибудь из еды.
Инсилай ничком лежал на полу клетки, не подавая признаков жизни. Мне в первый момент показалось, что он тоже спит. Но Илай не спал. Услышав мои шаги, он приподнял голову, в темноте сверкнули глаза. Я увидела тяжелые золотые кандалы на его припухших разбитых запястьях и глубокие, запекшиеся кровью царапины на загорелой шее. Мне снова стало тоскливо-страшно. Я вспомнила мрачное предсказание Локи: «Он может не дожить до казни». Это окончательно испортило мне настроение, но я взяла себя в руки и выдавила подобие улыбки. Илай оперся ладонями об пол и с видимым усилием поднялся на колени.
– Привет, – сказала я. Почему-то в его присутствии я делаюсь косноязычной.
– Привет, спасительница, – откликнулся Инсилай. Не поймешь по его голосу, он надо мной издевается, или серьезно.
– Как настроение, боевое?
– С какой стати? – удивился он. – Если бы я и хотел сейчас с чем-нибудь повоевать, так это с хорошо зажаренной бараньей ногой.
– Мирна сказала, что тебе нельзя есть, – вздохнула я.
– Кто такая Мирна, и почему она решила, что уморить меня надо именно голодом? – поинтересовался Инсилай.
– Она приносила тебе воду сегодня.
– А, маленькая разбойница, – усмехнулся он и растопыренной пятерней попытался привести в порядок свою шевелюру. Глухо звякнула цепь. Он поймал мой взгляд и поспешно опустил руку.
– Она дочь мага Локи, это что-то говорит тебе? – оказывается, мы мыслим одинаковыми образами.
– Да, – он поднял брови, – и что?
– Тебя ждет Великая Битва.
– Так Локи считает или Мирна? – насторожился Инсилай.
– Оба. Об этом возвестили звезды, – сообщила я и ткнула пальцем в небо.
– Послушай, юный астролог, – спокойно сказал он, проследив взглядом за моей рукой, – вот уже два дня кряду все вокруг возвещают мне о Великой Битве. Я, наверно, расстрою тебя чрезвычайно, если сообщу, что ни с кем не собираюсь драться, но поверь мне на слово, это чистая правда.
– По-моему, у тебя нет выбора. Если ты не примешь бой, Таур тебя просто убьет.
– Силы небесные, так, по-вашему, я должен драться с Черным Магистром? Отличная идея. Та же смерть, только в рассрочку. У жертвенного барашка больше шансов выжить под ножом колдуна, чем у меня в битве с Властелином Запределья.
– Даже если так, – Мирна возникла из темноты, как привидение, – ты умрешь в бою, а не на коленях.
– Очень поэтично, красавицы, – усмехнулся Инсилай. – Но с точки зрения барашка совершенно все равно, зарежут его боевым мечом или ритуальным кинжалом.
– Эту битву Тарра предсказала уже давно, – спокойно сказала Мирна. – Ты ничего не сможешь изменить. Хочешь или нет, тебе придется принять бой. А выиграешь ты его или проиграешь, зависит только от тебя самого. Книга Перемен не называет имя победителя, значит, оба события равновероятны.
– Гениально! – разозлился Инсилай. – Как ты все это себе представляешь? Являюсь я, весь в золоте, и голыми, нет, скованными руками убиваю Таура, который очень комфортно чувствует себя в Запределье, где он один и может колдовать. Чем я, по-твоему, его сражу, взглядом, что ли?!
– Не знаю, – призналась Мирна. – Мы пытались пробраться к отцу за советом, но не получилось. Наверно, ты сам должен найти ответ.
– Сам я могу ответить вам только то, что вы большие фантазерки. Конечно, надежда – вещь прекрасная, но ставку на чудо делать не стоит. Я не стремлюсь в народные герои и не ищу приключений на свою разбитую… голову.
– Вряд ли битву с Тауром можно назвать приключением, – усмехнулась Мирна. – Но если она должна произойти, то обязательно произойдет. И если твой жребий – в ней участвовать, именно так и будет, как бы ты от этого не бежал.
– Посмотрим, – губы Инсилая скривились в усмешке, – в ближайшие дни я собираюсь в такое измерение, где не достанет даже Черный Магистр. Впрочем, я не буду возражать, если он решит составить мне компанию.
– Боюсь, тебе придется отложить свое путешествие, – спокойно сказала Мирна. – Ты – избранный из клана Скорпиона, и ты примешь бой, даже если небо упадет на землю, пытаясь помешать этому.
– Давай оставим небеса в покое и вернемся на грешную землю, – миролюбиво предложил Инсилай. – Таур дал мне три ночи. Один день уже прошел, другой вот-вот настанет. А потом придет третий день, последний. И, если небеса соблаговолят остаться на месте, Великая Битва не состоится за неприбытием участника, то есть меня. Мертвые не сражаются. Ваурия – не Эйр, здесь Волшебники умирают легко.
– Пока что ты смотришься весьма живенько! – огрызнулась Мирна. – Не стоит опережать события.
– Какого черта! – глаза Инсилая сверкнули нехорошим светом. – Отвяжись от меня! – А дальше пошел сплошной фьюк. Или разозлился по-черному, или не хотел, чтобы я поняла, что он говорит. Мирна фыркнула и, коротко чирикнув, перешла на русский:
– В другой раз, наследничек! – ее кошачьи глаза стали зелеными, как изумруды, зрачки сузились до черточек. Мирна с Илаем молча уставились друг на друга. Мне показалось, что в черноте ночи, там, где пересеклись их взгляды, проскочила синяя молния… или не показалось. Они буравили друг друга глазами минуты две, не меньше. Мне надоело наблюдать за их дуэлью, и я вмешалась.
– Может, побережешь силы для Таура? – невинным голосом поинтересовалась я у Илая.
– О, господи! – Инсилай страдальчески возвел глаза к небу. – Да вы здесь все сумасшедшие!
Он неожиданно резко поднялся на ноги и начал мерить шагами тесное пространство клетки, громко звякая кандалами. Я покосилась на стражников. Как бы они не проснулись от этого перезвона! Слава богу, обошлось. Стража спала, Мирна молчала, Инсилай, как раненый зверь, метался по клетке, мрачно присвистывая что-то себе под нос. Не уверена, но предполагаю, что ругался по-Эйрски вполголоса. Ну, молодцы, нашли время отношения выяснять.
– Все, хватит! – я сама себе удивилась. – Мирна, отойди, пожалуйста, я хочу сказать ему пару слов по секрету.
Кто знает, как кольцо на нее подействует. Она ведь тоже потомственная колдунья. Я подошла так близко, что уперлась лбом в золотые прутья.
– Секретничать будем? – он перестал расшагивать по клетке, присел на одно колено рядом со мной и хитро подмигнул.
Мы посмотрели друг другу в глаза. Локи не сообщил мне заклинания на данный конкретный случай, но правила пользования кольцом я хорошо усвоила. Я ткнула перстень под нос Инсилаю и сказала, не отводя взгляд:
– Ты будешь участвовать в этой Битве. Ты обязательно победишь. Ты не имеешь права проиграть, если не хочешь, чтобы Таур плясал на твоей могиле и заодно на моей.
Инсилай смотрел на мою руку стеклянными глазами. Как понять, подействовало кольцо без заклинания или нет? На всякий случай я повторила:
– Ты примешь бой и победишь, понял?
Единственное, чего я добилась – сумасшедшего взгляда. Ну и сила у этого перстня, один взгляд – и сразу зомби. «Волшебники – рабы кольца, – вспомнились вдруг слова Локи. – Будь осторожна. Если ты прикажешь Инсилаю умереть – он умрет». Я убрала руку и пощелкала пальцами перед носом впавшего в транс Илая:
– Ау! Вернись, пора.
Он прижал руку ко лбу, прикрыл глаза и тряхнул головой, словно пытаясь проснуться или отогнать видение. Видимо, ничего у него не вышло. Он на мгновение замер в неподвижности. Я видела, как бьются на висках Инсилая тонкие синие жилки, а пальцы побелели от напряжения. Когда он, наконец, открыл глаза, в них застыло недоумение.
– Будто поленом по затылку стукнули, – проворчал он, оторвав руку от лица. – Что-то случилось, или мне показалось?
– Все нормально, никакого полена, – успокоила я. Господи, ну как же понять, подействовало или нет? Как-как, спросить и все, – Ты готов?
Его черные глаза сверкнули в темноте каким-то странным блеском. Брови сошлись на переносье, отчего в лице появилось что-то хищное. Я вдруг поняла, что он – настоящий волшебник. Грозный и могучий. Не знаю почему, поняла и все.
– Готов? – переспросил он отрешенно. – Да, наверное, раз вы все так настаиваете. Только, уверен, вы сами не знаете, о чем просите. Ты и представить себе не можешь, какой ужас пробуждаешь к жизни… Я не хочу крови. А то, что будет…, будет страшным сном. Странно. Кажется, я сплю и не могу проснуться. Сон наяву. И все происходит так, как не должно быть никогда. Словно в Зазеркалье – война отражений. Когда сила становится слабостью, а слабость силой. Смерть спасает жизнь, а добро творит зло. Чертовщина какая-то. Еще ничего не произошло, а уже ничего нельзя изменить.
Что-то не сложилось в магии кольца. А если и сложилось, то не так. Тоже мне добрая фея… Ох, говорил же папа – не умеешь, не берись.

Глава 29

Неутомимый Ронни все-таки ушел спать. Альвертина и вовсе не просыпалась. На кухне были только Наталья и Лика. Голова Натальи была обернута махровым полотенцем, из-под которого выглядывал целлофановый пакет, измазанный чем-то фиолетово-черным.
Уговорив Наталью сменить ярко-салатовый цвет волос на более приемлемый в условиях Москвы, Лика сперва попыталась решить проблему с помощью колдовства. После нескольких пассов Наталья стала обладательницей самой экзотичной в реальном мире шевелюры. В ней имели место все оттенки существующих цветов от черного до лимонно-канареечного. Ко всем прелестям волосы в спектре от фиолетового до зеленого вились непокорными кудрями, а остальные были идеально прямыми, рассыпаясь непослушной соломой.
Наталья, увидев свою голову, проявила завидное хладнокровие и ограничилась пузырьком валерьянки и пожеланием выглядеть поскромнее.
Лика сбегала в магазин и приволокла два флакона краски с загадочным названием «Зеленый баклажан». Подруги приступили к исправлению последствий волшебства с помощью химии. Теперь они ждали результата, коротая предписанные инструкцией сорок минут за светской беседой.
– Хочешь – не хочешь, придется спасать мерзавца, – сказала Наталья, косясь на часы.
– Не такой уж он и мерзавец, – лениво возразила Лика. – Но раз ты так против, можем и не играть в спасателей. Сам влез, пусть сам и выпутывается.
– Варвара пропала, – вздохнула Наталья. – Ты знаешь, где она? – Анжелика промолчала. – И я не знаю. А если ее арестовала магистральная полиция?
– Вам бы сообщили, вы ведь ее ученики.
– Куда? Дома-то, как выяснилось, ни души. Кто нас искать станет?
– Заклятие еще доказать надо, – попыталась успокоить Анжелика.
– Эти докажут! А как предъявят труп Инсилая, тогда уж никому мало не покажется!
– Тьфу на тебя! – замахала руками Лика. – Не каркай! Труп нам ни к чему, даже инсилаевский. Может, и с Варварой обойдется, будем надеяться.
– Хочется верить, – проворчала Наталья, ощупывая полотенце на голове. – Слушай, снимать не пора?
– Нет, еще десять минут.
– А что это за цвет – «зеленый баклажан»? Ты хоть примерно представляешь?
– Нет, но другой краски все равно не было, только блондинистые оттенки.
– А блондинкой я бы неплохо смотрелась.
– Вот еще, волосы жечь, – фыркнула Лика, – а через неделю все едино корни черные, и сразу видно, что блондинка липовая.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...