ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Может, тот, кто приходил до меня, за этот перстень жизни не пожалел, а я все брошу и пойду. Тайну пентакля я разгадал, Алису разыскать, и Битва за нами. Расклад-то был в нашу пользу, только я главный козырь проворонил. Но это дело поправимое, найдем – продолжим. Нет, Арси, опоздал ты. Раньше надо было предлагать обратный билет, теперь я никуда не еду.
– Ты хочешь невозможного.
– Это честная сделка, – советник воспринял мой отказ, как недоверие. – Мы заключаем договор, и вы уходите.
– Я не уйду, Арси, твоя сделка перезрела, как персик на помойке. Где вы были со своими предложениями, когда я, как буйвол, пахал ваши паршивые поля и извивался от боли под плетьми в ратуше, когда подыхал от жажды в клетке на площади и был живой мишенью на соревновании императорских лучников? Тогда вы и не думали со мной договариваться, вы жаждали моей крови. А теперь, когда убить не получилось, вы предлагаете сделку? Поздно, господин советник.
– Есть другое предложение, – Арси не стал настаивать. – Господин Магистр предлагает тебе совместное правление Ваурией. Но в этом случае тебе придется расстаться со своими друзьями. Они не могут остаться в Запределье.
– Я не доверяю тому, кто в свое время приговорил меня к порке в Черной Башне и смертной казни на базарной площади.
– Да ты обиделся, – усмехнулся Арси. – Напрасно. Ситуация изменилась, отношение тоже. Это жизнь, глупо на нее обижаться. Отказываться от власти из-за того, что когда-то тебе поставили пару лишних синяков… ты как ребенок, честное слово.
Я промолчал. Подоплека этих переговоров была видна даже слепому. Таур держится за корону, пусть и с того света. Сейчас она как никогда готова слететь с его отсутствующей в Ваурии головы. Простейший вариант – удалить меня из страны, или договориться полюбовно, пока не появятся силы разбить и уничтожить. Нет, господин Магистр, наша партия не закончена, она просто временно отложена, и я настаиваю на продолжении игры. Тем более, что я, наконец, кое-как начал разбираться в правилах, а о последствиях отступления Вы меня очень любезно предупредили. Арси терпеливо ждал ответа. На раздумья он, по моим подсчетам, дал мне минуты две, не больше, по одной на предложение.
– Хорошо. Раз ты не согласен на первых два варианта, в действие автоматически вступает третий. Он уже не обсуждается. Так приказал Магистр. На этот случай он оставил мне очень подробные указания. Заранее приношу свои извинения за неудобства, которые придется тебе причинить, но ты выбрал сам. – И уже совсем другим голосом, резким и четким: – На пол, лицом вниз, руки вперед.
Это еще зачем? Хотя какая разница. Выбор-то я уже сделал, это Арсик правильно подметил. Я не торгуясь, выполнил требования советника. Не все ли равно, как они на этот раз меня бить будут – лицом вверх или лицом вниз? Без колодок обошлось, и на том спасибо.
Меня охватило какое-то мрачное безразличие. Не от водички ли, советником предложенной?
– Ладони на пол, сдвинь руки. Голову опусти.
Вспомнилась Мирна с ее дурацким любопытством: «Они тебе руки живому отрубили или уже мертвому?» Что-то слишком многое стало повторяться. Может, это и есть обещанные советником неудобства? Нет, я все-таки дурак. Локи же ясно сказал: «Это для всех битва – абстрактная охота за победой, а ты сражаешься за свою жизнь и жизнь своих друзей». И что? Все три жизни мне только что оптом предлагали, а я, как последний идиот, отказался. Ну ладно, моя жизнь – это моя жизнь, а Ронни-то с Мирной чем виноваты?
Силы небесные, я вскрикнул от неожиданности. Подобного беспредела я не ожидал даже от Таура. Арси пару раз с такой силой саданул мне каблуком по пальцам, что если кости и выжили, то только чудом. Пальцы онемели от ударов и взорвались одуряющей болью, настолько резкой, что перехватило дыхание и сердце остановилось на мгновение. Не удержался, отдернул руки и поднял голову, чтоб оценить степень разрушения, но тут же схлопотал сапогом по шее и снова ткнулся носом в пол.
– Лежи смирно, – посоветовал Арси. – Ты сам выбрал третий вариант, теперь не дергайся. – Он поставил ногу мне на спину. – Зря ты отказался от предложений Великого Магистра. У тебя еще будет время пожалеть об этом.
Уже жалею. Арсиков каблук упирается мне в позвоночник, а кисти рук разбиты вдребезги.
– Вставай, – голос советника ровный и бесстрастный. – Битва будет продолжена, коль ты на этом настаиваешь. Поднимайся, раз собрался на войну.
Надо вставать, пока он еще что-нибудь мне не сломал. Я кое-как привстал на полу, стараясь не смотреть на свои опухшие, залитые кровью пальцы, оперся ладонями об пол и с трудом поднялся на предательски дрогнувшие ноги.
– Руки, – коротко бросил советник.
– Что? – я искренне не понимал, чего он от меня хочет. Оно и не удивительно, совсем одурел от боли.
– Подставляй руки, – повторил Арси. – Да шевелись ты, наконец!
Я непроизвольно сжался в ожидании удара, но советник просто связал мне руки за спиной. Стража накинула мне на шею веревочную петлю и замерла в ожидании очередных приказаний.
– К воротам его! – распорядился Арси. – Теперь иди, сражайся.

Глава 44

Они волокли меня на аркане через весь город. Я шел и пытался… нет, не залечить разбитые руки, а хотя бы избавиться от веревок. Черная Башня в дуэте с советником вытянула из меня все. Сил хватало только на то, чтобы кое-как переставлять ноги, опухшие от палочного воспитания. Каждый камушек, попадавший под мои босые пятки, казался мне раскаленным углем.
Отменяется колдовство на сегодня, как это ни прискорбно. А битва-то мне все-таки не приснилась, судя по количеству развалин. Мы шли через то, что осталось от города после нашей с Тауром драки и, глядя на дымящиеся руины, я начал догадываться, за какие грехи схлопотал палками по пяткам. Как истинный патриот, советник отомстил за то, что этими самыми пятками было раздавлено. Интересно, Тауру по возвращении он тоже всыплет, или Магистру, как хозяину, любой беспредел дозволен?
Мы прошли через восточные ворота и вышли из Альвара. У обочины дороги два деревянных столба с толстенными цепями, между ними – груда черных камней. Мрачное зрелище.
– Все, пришли! – Арси подтолкнул меня к столбам. – Вставай на колени, лицом на восход.
Стража швырнула меня на землю. Я не удержал равновесия и грохнулся на камни, разодрав джинсы на коленях и со всей мочи боднув лбом столб, весьма некстати оказавшийся на траектории моего падения. Стражники навалились мне на плечи, не давая встать на ноги. Зря стараются, я даже пытаться не буду. Их дюжина, я один. У них мечи и луки, а у меня, кроме связанных рук с разбитыми пальцами, только веревка на шее да бесконечное количество синяков по всей личности.
– Обнажай спину, – распорядился Арси, – ну, живее.
– Руки развяжи, – напомнил я советнику, – я не фокусник, я Волшебник.
Обнажай спину, господи, ну почему я не согласился на первых два варианта? Тоже мне рыцарь добра и света, ни шагу без неприятностей. Это же ясно, зачем ему моя голая спина, не о загаре же он моем печется, мало ему моих переломанных пальцев и исполосованной задницы.
– Самостоятельно никак? – Довольно усмехнулся советник, и скомандовал стражникам, – развяжите. Снимай одежду, или сам не справишься?
Я медленно стянул через голову лохмотья, прикрывавшие мои плечи, хотя их с трудом можно было назвать одеждой.
– Подними руки! – приказал советник.
Я поднял голову и увидел на каждом столбе по пять железных колец. Это еще что? Как пить дать, очередная гадость, чего еще ждать от тандема Арсик – Таур?
– Давай-давай, пальчики свои шаловливые просовывай, чтоб не тянуло колдовством побаловаться. – Советник смотрел на меня с такой сладкой улыбкой, что зубы сводило от предчувствия грядущих неприятностей. – Не волнуйся, твой размерчик.
Я уставился на столбы, потом на свои разбитые руки. Едва ли я смогу в ближайшее время ими колдовать, даже если они будут свободны. Какой же дрянью меня Арси опоил, что я не имею сил не выполнять его приказы, руки сами тянутся к столбам. Вода-то заговоренная была, а я и не дернулся. Где ж он ей разжился, неужто сам наколдовал? Вряд ли. Наверняка Таур оставил в комплекте с инструкциями по воспитательной работе. Выходит, жив курилка, коли наговор до сих пор в силе. Эх, Илаюшка, стал-таки козленочком. Прав Локи, я – легкомысленный самоуверенный болван, за что уже не раз поплатился и сейчас опять поплачусь.
Пока я предавался размышлениям о масштабах своего легкомыслия и его последствий, терпение советника лопнуло и он от души прошелся по моей спине своим фасонистым бичом. Я поднял руки и, скрепя сердце, выполнил приказ, по доброй воле увенчав свои руки десятком колец, что, надо сказать, далось мне с большими сложностями. Пальцы советник мне, похоже, все-таки переломал, стоило шевельнуть ими – в глазах потемнело от боли. Стражи немедленно прикрутили мои запястья к столбам. Ну что, рук, считай, нет: ладони уперлись в деревянные столбы, пальцы зажаты кольцами, как тисками. Да что это со мной? Меня распинают у городских ворот, лишая последнего шанса на борьбу, а я смотрю на все это и ни словом, ни мыслью, ни жестом не сопротивляюсь. Покорно иду, как баран на бойню. Сплю и сам себя во сне вижу. Что это они делают, камни волокут зачем-то. Ага, это они меня ими решили малость завалить. Булыжники посыпались мне на ноги, насмерть прижав к земле.
– Ты мне еще кол осиновый вбей, – посоветовал я Арси, изнывая от боли в разбитых пальцах и каменной тяжести на ногах.
– Не дождешься, – передразнил меня Арси и затянул мне на шее ошейник такой высоты, что голова просто физически не могла опуститься, а дышать получалось с большим трудом и через раз. – Значит так, великий воин. Здесь, у ворот Альвара, ты будешь ждать возвращения Властелина.
– Он не вернется. Он умер, – напомнил я.
– Таур жив и вернется, как император, а ты будешь ждать его здесь, как верный раб. На коленях, с цепью на шее. Нравишься ты мне таким, просто глаз не отвести. Век бы любовался, да дела зовут.
Радуйся, пока можешь. Не навеки мне мозги вышибло твое адское пойло, уже, чувствую, отпускает. Подожди, приду в себя – без рук вывернусь. Тогда и разберемся, кто в доме хозяин.
– Ты поднял руку на Великого Магистра. Это самое тяжкое преступление. По законам Ваурии оно карается смертью для людей и обращением в рабство – для волшебников. Ты ведь, кажется, волшебник? Значит, тебе выпало рабство. Сейчас тебе поставят личное клеймо Магистра, и ты станешь его рабом, раз не захотел быть другом. Несите таурограмму.
Чего-чего, а рабства в моей бурной биографии еще не было. Это Таур перебьется, император помойки. Что там Арси чирикал про клеймо? При моем нынешнем энергетическом бессилии, сам процесс наложения клейма сейчас будет пострашнее, чем рабство у Таура в неопределенном будущем. Клеймят-то каленым железом, я где-то читал.
– Предупреждаю, будет больно. Если снова не наделаешь глупостей и воспримешь эту неприятную процедуру, как неизбежную реальность, я облегчу тебе жизнь и после клеймения плесну на твою спину водой мертвого ключа, она заживляет любые раны и снимает боль. Будешь, как обычно, нарываться на неприятности – второе клеймо украсит твою наглую физиономию, и никаких поблажек. Ты все понял?
– Да. – В Ваурии я твердо усвоил, что на адресованные тебе вопросы нужно отвечать четко и быстро, не дожидаясь напоминаний, если не хочешь лишней боли.
Каленое железо уперлось мне в спину. Арси предупреждал о боли, но он не говорил, что это будет ТАКАЯ боль. Я не заорал на все Запределье, наверное, лишь потому, что крик застрял в моем перетянутом ошейником горле. Запахло чем-то паленым. К своему ужасу я понял – не чем, а кем. Мной. Черт побери, советник прижал клеймо Таура поверх моего скорпиона. Мало ему места на спине! Я же с ума сойду, когда буду выпутывать его творчество из татуировки. Сволочной Арсик, я ухитрился не дернуться, когда ты прожигал мне дыру в спине, где твоя обещанная вода? Не обманул советник, щедро окатил меня мертвой водой. Пара минут, и боль отступила. Правда, снова заныли разбитые пальцы.
– Теперь ты просто прах под ногами, – в голосе Арси послышалось торжество.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...