ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Маман явно не собиралась ничего подписывать:
– С какой стати, это нарушение контракта! Куда я, по-вашему, ее дену?
– Это не мои проблемы, – прочирикало существо, смахивающее на малость покоцанную болонку, – у нас возникли форс-мажорные обстоятельства.
– Можно узнать, какие?! – возмутилась мамашка.
– К нам пришла налоговая полиция. Вашими, между прочим, молитвами, – любезно пояснила болонка. – Кто-то очень интересовался нашей деятельностью, лицензией и Вашим заказом. Контракт прекращается по обоюдному согласию сторон. Задаток нами не возвращается, остаток суммы Вами не доплачивается. Подписывайте и разойдемся по-хорошему.
– А если я не подпишу? – уточнила маман.
– Мы будем настаивать через суд на полной оплате суммы заказа, а на время тяжбы возвратим объект договора на место и время изъятия.
– Отличная работа! – проворчала мамаша, но бумажку подмахнула. То ли платить не хотела, то ли возвращение объекта на место изъятия ее не радовало.
Собака тявкнула и исчезла. Девчонка осталась. Я просто приросла к дивану, обалдев от всего происходящего. Единственное, на что хватило моих извилин, так это сообразить, что чудище, судя по козлиной бороде, скорее всего, Химера, а притараненная к нам в дом девица – Алиса, о которой было столько разговоров. Надо сказать, ничего особенного. Тощая блондиночка, нос курносый, глазки голубенькие, челочка, ленточка, носочки белые. Было б о чем говорить, честное слово. В руках Алиса зачем-то сжимала теннисную ракетку, больше особых примет не было. Абсолютно серая, точнее, белобрысая личность. Маман, озадаченная ее появлением, пребывала в видимых раздумьях, что с ней делать. Я даже посочувствовала: этакий кульбит, а главного консультанта в лице Инсилая в канализацию засосало. Смыло душем начисто. Бывает же такая непруха.
Тут девица немного очухалась и, сменив меня на посту сирены, оглушительно завизжала. Происходи все это в Одессе, к нам уже давно бы примчались соседи, милиция, пожарные, скорая помощь и полгорода. В Санта-Хлюпино народ, по счастью, подобрался не любопытный, и наши крики не удостоила вниманием даже соседская дворняжка.
– Не ори, – устало попросила маман и вдруг перешла с птичьего чириканья на русский, – у меня и без ваших воплей голова раскалывается. Возьми у девочки ракетку и проводи ее в кухню. Она, наверно, есть хочет.
Ну, правильно, у мамашки от всех бед одно лекарство – поешь и успокойся. Хорошо сказано, возьми ракетку, а что как она мне от своего нервного состояния этой ракеткой промеж глаз засветит? Человек в состоянии стресса способен быка придушить, а эта подруга явно не в себе. Я и подходить-то к ней боюсь, я не бык, мне много не надо.
– Спасибо, – очень вежливо сказала девчонка, ну, точно, и она по-русски лопочет. – Позвоните, пожалуйста, моему папе, он очень волнуется, а потом, если можно, я действительно съела бы что-нибудь не очень калорийное.
Или рехнулась, понимаю я, или это такой воспитанный ботан в юбке, что еще похуже психа будет. Осторожненько подошла к ней и забрала ракетку. Ее она мне без всяких возражений отдала и снова завела свою песню:
– Разрешите мне позвонить, пожалуйста. Папа, правда, жутко нервничает, когда я пропадаю без всяких объяснений.
– У нас нет телефона, – подумав, сообщила маман.
– Может быть, можно позвонить от соседей? – настаивала Алиса.
– Боюсь, что нет, – мамашка в упор смотрела на девицу. – В нашем городе нет телефонов. Ни одного. Мне очень жаль.
– Нет телефонов? – удивилась Алиса. – Разве такое еще бывает? И как же вы живете? Куда это я попала?
– В Санта-Хлюпино. Девочки, идите на кухню. Альвертина, накорми Алису обедом, – ага, все-таки это Алиса, я не ошиблась! – А ты, детка, – маман погладила гостью по голове, – не волнуйся, мы обязательно что-нибудь придумаем и свяжемся с твоим папой.
Мы пошли на кухню. Я впереди, Алиса чуть-чуть сзади. На пороге она вдруг остановилась и, обернувшись к моей маменьке, спросила:
– А откуда Вы знаете мое имя? Кто Вы?
– Я все знаю, девочка, – рассеянно сообщила маман. – Я – волшебница.
Очень мило. Девица и так не в себе, а уж после такого заявления и вовсе рехнется. Но против ожидания, Алиса даже не удивилась. Похоже, такой ответ ее вполне удовлетворил, и она продолжила движение в сторону кухни. А может, она уже устала удивляться и действительно сильно проголодалась. Не знаю, как там у мамашкиного борща в смысле калорийности, но две тарелки оголодавшая Алиса махнула в один присест. Полагаю, что от третьей она отказалась исключительно из скромности. Глаза у нее были ой, какие голодные. Я вошла в ее положение и предложила ненавистной мне рыбы-Фиш. Я ее по доброй воле в рот не возьму, Инсилай смылся – в прямом смысле слова, а у маман, похоже, события последних часов надолго отобьют аппетит. Оставался только один резерв – Алиса, его я и задействовала. Рыбка пошла на ура. Когда мы дошли до сладкого, нарисовалась маман.
– Арви, постели Алисе в гостиной, пусть отдохнет с дороги, а сама садись за уроки. Я скоро приду, до моего прихода никаких фокусов, из дома ни ногой. Все понятно?
Мы с Алисой кивнули головами синхронно, как близнецы.
Мамашка подозрительно покосилась на нас, но из дома ушла. Видно, необходимо было, кровь из носа, а то бы она нас ни за какие коврижки одних не оставила, это у нее крупными буквами на лице написано было.
Когда дверь за маман хлопнула, Алиса снова заныла про папашу. Я ей честно сказала, что в этом деле одна надежда – на мою мамочку ненаглядную. Если кто что и придумает, так только она.
– Как же вы здесь живете без телефона? – посочувствовала Алиса.
– Плохо, – честно призналась я. – Иногда сама бы полжизни отдала за час телефонной связи. Но маман говорит, скоро все устроится.
– Телефон проведут, или сотовые выдадут? – деловито осведомилась Алиса. – Слушай, а у вас здесь роуминг есть? Телефон-то у меня с собой. – Она достала из нагрудного кармана малюсенький, чуть больше спичечного коробка, мобильник.
– Вряд ли, но давай попробуем. – Естественно, ничего кроме проблем в нашем Санта-Хлюпине не оказалось, от телефонной связи пришлось отказаться. Алиса посокрушалась было немного, но потом глаза у нее начали слипаться, и я решила ее по мамочкиному совету заложить в койку. Мы потопали в гостиную, и тут она увидела компьютер. Глазки у нее сразу загорелись:
– А Интернет есть?
Хорошая идея, но сложновата в исполнении. Я ей объяснила, что единственная возможность выхода в сеть только в «Паутине», это интернет-кафе в нашей высотке, но туда пускают только взрослых и только по карточкам. Так что одна надежда на мамашу. Может, она туда и отправилась, кстати говоря.
– А как же… Она даже адрес не спросила, – засомневалась, было, Алиса, но тут же сообразила, – хотя, наверно, она и так знает. Волшебница все-таки. – И без всякого перехода: – А можно я подремлю немножко, что-то я засыпаю. Слушай, а зачем волшебникам Интернет? Они ведь должны как-то связываться своими силами, без технических средств…
– Это ты сказок начиталась, – авторитетно сообщила я. – Своими силами можно только протелепатировать, но, во-первых, это требует больших энергетических затрат, а, во-вторых, сто к одному, что адресат примет это за галлюцинацию, если он сам этой техникой не владеет. У тебя папа – телепат?
– Нет.
– Значит, пустой номер. – Я дала Алисе плед и подушку. – Ложись, пока маман не придет, все равно ничего не сделаем.
Это я вслух сказала. Про себя-то мне было ясно, что черта с два мамаша с кем-нибудь будет связываться. Так она и разбежалась, свой единственный козырь отдавать. Если она что и сделает, то уж никак не в помощь. Я хорошо помню, о чем они с Инсилаем бакланили. Если тебе, подруга, на кого и надеяться, так только на загадочную Варвару.
– Знаешь, – Алиса свернулась калачиком под пледом. Голос у нее был сонный-сонный, – я такого насмотрелась. Голубые вороны, пауки с меня ростом, карлики, великаны.… Зря ты про сказки так пренебрежительно, там все – правда. Это просто отсюда не видно. А если чуть-чуть в сторону шажок сделать, за черту заступить, так и драконы есть, и гномы, и русалки. Честное слово, я своими глазами видела. А русалка одна меня своим хвостом чуть не пришибла…
На русалочьих воспоминаниях эта лягушка-путешественница и заснула. Отрубилась просто на полуслове. Самое странное, что я почему-то тоже спать ужас как захотела. То ли это привет от моих ночных бдений, то ли маман для страховочки на нас сонным взглядом зыркнула. Ее штучки, с моей точки зрения, более вероятны, уж больно синхронно нас в сон потянуло. Я как присела в кресло рядом с Алисой, так и закимарила, а ведь сроду сидя не спала, тем более, в пяти шагах от родной кровати.

Глава 12

Проснулась я оттого, что прямо ко мне под ноги грохнулось что-то тяжелое. Я уже начала свыкаться с тем, что гости падают чуть не на голову, и даже не ойкнула, только глаз приоткрыла и наблюдаю. Что-то оказалось кем-то. Точнее, парнем лет шестнадцати с синюшным вороненком. Парень был совсем не похож на Инсилая, но мне понравился. У него были длинные черные волосы, широкие плечи и черные глаза с длиннющими ресницами. У Инсилая тоже глаза черные, но совсем другие, загадочные, без зрачков, как бездонные омуты, а у нового гостя зрачки на месте и глаза добрые. Я уже, было, собралась изменить свои представления о мужчине моей жизни, но увидела, как он своими огромными глазищами смотрит на Алису, и передумала. Тут, явно, наши не пляшут. Хватит головой о стенку биться и локти грызть. На всех конкурентов пургену не напасешься.
Вороненок огляделся и заголосил:
– Варваре ура!
Очень мило. Осталось только этой таинственной Варваре с неба свалиться да Инсилаю через душ вернуться, и все заинтересованные лица будут в сборе.
– Привет! – продолжал вещать вороненок. – Дай тапочки!
Конец света. Уж чего-чего, а тапочки для ворон у меня точно в отсутствии. Ничего, не баре, босиком полетаете.
– Смотри, смотри! – не унимался голосистый птенчик.
Парень оторвался, наконец, от созерцания Алисы и огляделся. Тут-то он меня и увидел, а когда увидел, откровенно растерялся. Я искренне позлорадствовала про себя. Летел, можно сказать, на крыльях любви, спешил, мечтал – а тут я сижу. Это ж надо, какой облом. Никакого тет-а-тету. Мои соболезнования, но ничем помочь не могу – живу я здесь и всем мешаю.
– Ты кто? – шепотом спросил он, заметив, видно, мой недремлющий глаз.
Хороший вопрос, спасибо маме. Если он сейчас заржет, я ему в глаз дам.
– Альвертина.
Но он даже не улыбнулся.
– А она кто? Ой, извини, я – Рональд, для друзей – Ронни.
Теперь я ничего не понимаю. Если он ее в первый раз видит, то чего так уставился? Ну, правда, еще бывают прекрасные незнакомки и любовь с первого взгляда. Но что-то не похоже все происходящее на первый взгляд.
– Это Алиса. А почему шепотом?
– Не знаю, – он неопределенно пожал плечами.
– Дурак, – прокомментировал вороненок.
– Заткнулся б ты, Боря, – посоветовал Ронни.
Я сообразила, что, в отличие от Алисы, изъяснявшейся на чистейшем русском языке, новый гость чирикает по-Эйрски совершенно без проблем. Из этих, значит, из посвященных. Хотя могла бы и без свиста его докумекать. Нарисовался он здесь вполне автономно, а ни я, ни тем более Алиса на самостоятельные перемещения не способны. Вывод: мальчик взрослый. И летать умеет, и чирикать. Вдруг он и с Алисиным папашей может связаться, а то она, бедная, вся исстрадалась. Заодно и я бы подсуетилась насчет Софочки, пока маман в отсутствии.
– Ты маг? – в лоб спросила я.
– К сожалению, нет, – Ронни отрицательно покачал головой, – но я учусь.
Понятно, я не волшебник, я только учусь. А жаль. Хотя, может быть, связь они уже проходили в своем колледже. Надо поинтересоваться, но прямо с порога не удобно. Может, его чаем угостить? Они, судя по Алисе и Инсилаю, шибко голодные к нам прилетают, видать, в полете их не кормят, эконом-классом перемещаются.
– Может быть, перекусите что-нибудь? Есть черничный пирог и холодная телятина. Чай, кофе, хотите что-нибудь?
– Спасибо, но, к сожалению, я не располагаю временем, – он улыбнулся, и я растаяла.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...