ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И промахнулся-то всего на пару секунд. А в результате не я испил бахского красного, а Таур – моей крови.
Они начали двигаться одновременно. И Арси, и Ронни, и Мирна. Взяли такой быстрый старт, что я даже потерял их из виду, хотя почти сразу пустился вдогонку. Пришлось прибавить ходу, чтоб угнаться за этими марафонцами.
Как Арси проскочил сквозь стену крепости, я видел, а вот куда делись Мирна с Ронни, осталось загадкой. Я прокрутился у тауровского замка почти до рассвета. Ни души. Хоть бы знать, где искать бывших хозяев, внутри или снаружи? Два варианта. Плюнуть на все, вернуться в пещеру и ждать, когда эти члены клуба любителей бега соблаговолят вернуться. Или дождаться рассвета, как следует осмотреться и, если потребуется, пробраться в крепость. А зачем? Что я, собственно говоря, там забыл? Мне четко было сказано, нам не по пути. Сматываться надо из Ваурии, раз уж представилась такая возможность. Только с плетуном на шее это сложновато будет сделать. Мне нужна помощь Мага или Волшебника.
Пока я предавался мыслям о будущем, стало совсем светло. В моем положении днем передвигаться противопоказано, так что придется здесь задержаться. Оно и к лучшему, вчерашние торги, блудные хозяева и пробежки меня изрядно вымотали. Глаза закрывались сами. Я забрался в придорожные заросли серебристой мхушки с четким намерением выспаться. Пришлось покрутиться, прежде чем нашел удобное положение: зловредная Мирна, будучи еще братцем Муни, так приласкала меня подаренной плетью, что спина до сих пор побаливала.
Когда я проснулся, солнце уже жарило вовсю. Судя по тому, что я неплохо выспался, было далеко за полдень. Я поковырялся в карманах, нашел огрызок сухаря и с удовольствием пообедал. Приятная тяжесть в желудке настроила меня на философский лад. Я задумался о силе обстоятельств. Двух-трех лет рабского существования вполне хватило на то, чтоб научить меня радоваться часу отдыха, куску черствого хлеба и почти полному отсутствию боли в спине. Если б мое нынешнее состояние настигло меня в Мерлин-Лэнде, я чувствовал бы себя голодным, несчастным и униженным, сейчас же я был вполне в порядке. Безграничны возможности организма, пара лет тренировки – и никаких проблем с действительностью.
Стоило только подумать об этом, как в ту же минуту действительность немедленно напомнила о себе громкими криками и топотом босых ног. Из крепости выбежала упряжка рабов, волокущая на себе колесницу с Арси. Я непроизвольно пригнулся в своем убежище и вдруг… в центре упряжки я увидел Ронни. Допрыгался. Ни минуты не сомневался, что неприятностей они добьются. Свист хлыста, советник определенно метит в Ронни. Так и есть, братец Гуни споткнулся, дернулся и втопил еще быстрее.
Колесница пронеслась мимо меня, над дорогой повисло облако пыли. Я чихнул и стал присматриваться к стенам крепости, пытаясь обнаружить какой-нибудь выход, кроме главного. Вход меня не очень интересовал. В крайнем случае можно пристроиться под колесницей советника, если он будет возвращаться в сумерках. А вот информация о том, как выйти из этого каменного мешка без потерь, с моей точки зрения, была куда более полезной. Уж очень мне не хотелось лезть туда, откуда не известно как вылезти. Но, похоже, придется. Что будет с Мирной, если ее поймают в замке, сомнений не вызывает. Или Арси ее сам приголубит, или Тауру оставит, на случай его возвращения. Но это едва ли. И Магистр вряд ли вернется, и советник ни одной юбки не пропустит.

* * *

Советник мчался к воротам Альвара, чтобы еще раз осмотреть место происшествия. Вчера так и не удалось выяснить, кто устроил путаницу с бочками, пытаясь убить Посланника. Арси рассчитывал, что хоть что-то прояснит допрос протрезвевшей стражи, но перепуганные охранники в один голос твердили, что два пожилых купца пытались их отравить. Больше ничего не удалось от них добиться, как ни старался отдел дознания.
В купцов Арси не верил. «На кой черт работорговцам травить стражу? – думал он. – Нет, они или врут, или просто проворонили спьяну. Кто же поработал? Эту ситуацию Магистр не учитывал. Что делать? Таур сказал, что Посланник должен быть жив и здоров – это основное условие для возвращения Властелина… Сердце Инсилая не бьется. Но плетун прижился на его шее, а значит, не все потеряно. Личный лекарь Таура, Альф, сказал, что подумает. Ну что ж, пусть думает, я здесь все равно бессилен. Кто же устроил эту ночную свистопляску? Надо будет допросить его дружков. Они, видно, следили за Посланником, вон даже в замок за ним примчались. Может, хоть видели, кто там крутился. А если это Великий Магистр – вернулся и проверяет меня?» От этой мысли у Арси похолодели руки, и заломило в висках. Вне себя от собственного бессилия, он на чем свет стоит начал хлестать рабов. Колесница помчалась так быстро, что ветер засвистел в ушах.
До сегодняшней ночи все было четко и ясно. Арси тщательно выполнял инструкции, оставленные ему Черным Магистром перед Битвой. Ждал возвращения Таура, работал с Посланником, ловил верткого Ронни и дочь Локи, не переставая удивляться предусмотрительности Властелина. Магистр учел все до запятой, но этой ночью все вдруг пошло наперекосяк, и события вышли из-под контроля.
Сначала полыхнула вспышка энергии на карте в кабинете Таура. Волшебство. Это было совершенно невероятно, но кто-то колдовал в окрестностях Альвара. Арси, забыв про сон, бросился в город. Посланник очнулся и пытается освободиться, или Магистр вернулся и начал действовать? Инсилая приструнить, Властелина встретить, в сложившейся ситуации вопросов не возникало. Однако на месте все оказалось сложнее, ни одного свидетеля и бездыханное тело Посланника, все еще привязанное к столбам у дороги. Если это работа Магистра – отлично, а если нет? Тогда основное условие возвращения Властелина нарушено. Он просто не сможет перейти рубеж данной реальности, ведь только продолжение Битвы дает ему эту возможность… Черт побери, кто же спутал все карты? А может, все-таки Таур на самостоятельность мышления проверяет? Он может, Магистр никогда и никому полностью не доверял.
Повторный осмотр места ночного происшествия дал минимальные результаты: в кустах у дороги была обнаружена изрядно вытоптанная трава, но кто именно ее вытоптал, сидя в засаде, выяснить не удалось. Арси склонялся к тому, что наблюдательный пункт в зарослях использовали Мирна и Ронни, а значит, они наверняка видели, кто крутился вокруг Инсилая. «Девица вредная и скандальная, – размышлял он, – с ней придется повозиться не один час, так что проверю, как там с ней разобрались, а начну с мальчишки. Там видно будет».
Советник вернулся в замок и отдал распоряжение офицеру охраны:
– Новенького в кабинет дознания немедленно. Только не усердствуйте, припугните и свободны. Я сам его допрошу.

* * *

Под вечер мне, наконец, повезло. Какой-то оборванец мелкими перебежками рванул от крепостной стены. Основной дороги он старательно избегал и предпочитал передвигаться по кустам. Сдается мне, это как раз то, что надо. Когда любитель лесных прогулок поравнялся со мной, я зажал ему рот ладонью и легонько стукнул по затылку, чтобы он не заорал от неожиданности. Обморок у него от страха случился, или я удар не рассчитал, но завалился он ко мне в кусты в полном бесчувствии. Прислонил его к дереву и обомлел. Да ведь это ж мой родственник драгоценный, кузен Дью. Он-то здесь какими судьбами?
Я похлопал его по щекам. Дью открыл глаза.
– Краш? – он, похоже, удивился не меньше меня. – Где ж ты шлялся, мерзавец? Два года не слуху ни духу!
– Ну и видок у тебя! – Если не считать нетипичной для кузена экипировки, он совсем не изменился. Румяная щекастая физиономия на бычьей шее, туловище, непропорционально здоровое для коротких ножек, его поддерживающих, короткий непослушный ежик черных волос и улыбка лягушонка. Все на месте, даже намечающееся брюшко. Этакий отставной боксер в прикиде мусорщика.
– На себя посмотри! – огрызнулся Дью. – Это для конспирации. Я, между прочим, пока ты путешествиями баловался, трудился здесь до седьмого пота.
– Чтоб тебе всю жизнь так путешествовать, – проворчал я, мигом вспомнив кнут надсмотрщика и бескрайние поля Ваурии. – Кем трудишься-то, старшим нищим? И вообще, как тебя сюда занесло? Только не говори, что меня ищешь.
– Ну, тебя я, допустим, уже нашел, – Дью почесал затылок. – А тружусь я, на минуточку, офицером охраны в крепости Сан Палисс.
– Это где ж такая?
– У тебя перед носом, – хмыкнул кузен, делая широкий жест в сторону тауровского замка.
– Бедновато у вас, как я погляжу, даже формы не дали, хоть и офицер. Так, дорогой, ты мне зубы не заговаривай. Как тебя сюда угораздило?
– Да говорю же, я тебя, дурака, ищу. Когда ты подался в Бахнию и пропал, мы сперва не дергались. Думали, ты там завис спьяну. Но когда ты и через неделю не объявился, мы с Фло проверили твой банковский счет и выяснили, что ты не снял за эти дни ни гроша. Не мог ты всю неделю гулять бесплатно. Даже в Бахнии. Значит, что-то случилось. Тогда мы начали тебя искать.
– Минутку, – что-то мне нехорошо стало, – ты, что, и Фло сюда притащил?!
– Если честно, она провалилась совершенно самостоятельно.
– Куда?!
– Прямиком в тауровский гарем.
– Я убью тебя, водочник! – пальцы помимо моей воли сошлись на горле Дью, хотя, принимая во внимание размер его шеи, это казалось невозможным мероприятием. – Тоже мне друг, не мог за моей девушкой присмотреть хорошенько.
– Это кто еще водочник, – прохрипел побуревший в мгновение ока кузен, – кажется, это не я с пьяных глаз рванул в Бахнию. И с чего ты взял, что Флоарита – твоя девушка?
– А чья, по-твоему, Таура? – нет, определенно я его сейчас прикончу. – Где Фло, офицерская морда?
– Или где-то рядом с Сан Палисс, или золотой рыбкой в бассейне.
– Ты спятил? Какая, к черту, рыбка?
– Да я, собственно, для того и вышел из крепости, чтобы разобраться. Дня два назад я помог им сбежать из гарема. Фло и еще одной девчонке, Чибре, ее подружке. Как я потом узнал, одну поймали, одна сбежала. Но кому что выпало, выяснить не удалось. Вот я и решил сходить на место встречи.
– А рыбки при чем?
– А-а, Магистр проштрафившихся жен превращает в золотых рыбок в своем фонтане.
У меня глаза на лоб полезли от его рассказок. Точнее, от спокойного равнодушия, с которым Дью их излагал. Перегрелся он на службе Тауру, очень своеобразное восприятие действительности. Я убрал руки с горла своего оваурившегося кузена и осторожно поинтересовался:
– Ты так в роль стражника вжился, или тебе теперь на все плевать?
– С чего ты взял? – удивился Дью. – Было бы плевать, я не шлялся бы вокруг крепости в нищенских лохмотьях. К тому же я не стражник, а офицер личной охраны.
– Ох, простите, пожалуйста, Ваша честь! Просто мне показалось, что Вас не очень волнует происходящее.
– Поработай с мое в Сан Палисс, и поймешь – то, что случилось с девчонками, не относится к разряду катастрофы. Вот если меня уличат в помощи беглецам – это Черная Башня и, если выживу, пожизненная клетка на рыночной площади. Но это если поймают. Ладно, не важно. Ты-то как поживаешь?
– Поживаю? – переспросил я. – Существую, с грехом пополам. Два года оттрубил на полях, а теперь вот подался в бега.
– Черт возьми, – Дью отработанным жестом скользнул рукой по моему плечу, – так ты еще и с плетуном?
– А ты предпочел бы видеть меня с плавниками? – огрызнулся я.
– Не знаю. Здесь туго беглым рабам. А кто твой хозяин, может, я смогу с ним договориться? Перекуплю, например, и дам побольше денег, чтобы он забыл про твой побег.
– Боюсь, это вряд ли возможно.
– Сволочной попался? – посочувствовал Дью.
– Да не очень, – вздохнул я. – Сбежал от меня…
– Что?! – оторопел практичный кузен. – Это как?
– Вот так. Купили и бросили. Я теперь, выходит, подкидыш.
– Тебя что, правда, бросили? – не поверил Дью. – Сумасшедший какой-то. Такого сильного, молодого, да еще первая продажа…
– Слушай ты, рабовладелец, – разозлился я, – может, тебе еще и зубы показать, чтобы ты меня подороже оценил?
– Дантисту своему покажешь, когда вернешься, – буркнул Дью, – если останется, что показывать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...