ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не дожидаясь, пока дойдет до слез, я поцеловал ей руку на прощание и, не оглядываясь, поплелся в Альвар. Не хочу видеть ее слабость, а то станет по-настоящему страшно.

Глава 36

«Голубой рай», расположенный на перекрестке четырех околоземных измерений, был миниатюрной копией земного шара. Гости по своему усмотрению выбирали континент, страну проживания и время года для своего отдыха. Апартаменты имели два выхода. Один – на выбранную природу с настоящим морем, ветром, горами и пустынями на выбор, другой – в земные недра. В недрах располагались бары, казино, спортивные комплексы, офисы связи, банки и прочие блага цивилизации, без которых жители Эйра не мыслили себя даже в отпуске.
Кира выбрала номер в Австралии. Во-первых, она любила океан, во-вторых, хорошо помнила требование Варвары о минимуме контактов. Для таких целей подходили только Австралия и Антарктида, но холод Кира не уважала.
Двое суток она наслаждалась солнцем и серфингом, валялась на песке и каждую минуту ждала от Волшебницы новых указаний. Никаких вестей от Варвары не было, хотя, едва устроившись, Кира немедленно сообщила ей свой адрес и код зеркальной связи. На третий день ожидания Кира поняла, что умирает от безделья и скуки. Кроме того, ее тревожило отсутствие каких-либо известий от Натальи и Волшебницы. Кира решилась нарушить первое предписание Учителя и попыталась связаться с ними. Ни Варварино зеркало, ни зеркало в мерлин-лэндском доме не отвечали. Тревога росла, отдых постепенно превращался в каторгу. Ни море, ни солнце больше не радовали. Хотелось немедленно бросить все и бежать за билетом на Землю. Если б не Варварин приказ: «Из Рая – ни ногой», Кира в тот же вечер уже была бы в Москве.
Время будто замерло, день казался бесконечным. «Куда ж они все подевались? – размышляла Кира. – Вдруг действительно что-то случилось? Она говорила об опасности и защите. Вдруг худшие опасения Волшебницы оправдались? Вдруг только я могу сейчас придти на помощь, а я сижу здесь и пальцем не шевелю?» Подобные мысли не способствовали ни сну, ни покою.
На следующее утро она встала невыспавшейся и совершенно разбитой. Кира уже не сомневалась, что неприятности на подходе. Чтобы хоть немного успокоиться, она отказалась от своего затворничества и, нарушив второе указание, отправилась в ближайший бар. Чашечка кофе и шоколадное пирожное всегда благотворно действовали на ее душевное равновесие. Увы, на сей раз, панацея не сработала. Кофе казался безвкусным пойлом, а пирожное – скопищем калорий.
Кирино настроение испортилось окончательно. Мрачная, как дождливый осенний вечер, девушка без всякого удовольствия допила кофе и, по привычке, перевернула на блюдце пустую чашку.
– Хотите я Вам погадаю, прекрасная незнакомка? – услышала она незнакомый баритон у себя за спиной.
Кира вздрогнула от неожиданности и обернулась. Рядом с ней стоял незнакомый мужчина средних лет и улыбался.
– Простите, кажется, я напугал Вас, – у него были густые светлые волосы и голубые глаза, озорные и лучистые. – Честное слово, я не хотел…
Кира посмотрела на него вежливо-равнодушно, и в ту же секунду всепоглощающий огненный вихрь заполнил ее сознание. Он сжигал тревоги, мысли, чувства… – все, к чему он прикасался, мгновенно превращалось в звенящую пустоту. Но, против ожиданий, огонь оставлял за собой не мрачное пепелище, а жизнь, полную любви и надежды. Кире показалось, что кто-то столкнул ее в пропасть, но, странное дело, она не испытывала от этого ни страха, ни тревоги. Напротив, головокружительное падение наполняло ее предчувствием близкого счастья и неведомой ей доселе трепетной радостью свободного полета.
– Давайте знакомиться, – он смотрел не нее с восхищением, – Кирилл.
Открытое лицо, приветливая улыбка… Неожиданно для себя девушка нарушила третью заповедь Волшебницы:
– Кира, – улыбнулась она в ответ.

* * *

Город словно вымер. Я шел по главной улице Альвара и не встретил ни души. Даже странно, то копошатся всем муравейником от рассвета до заката, то разом по домам рассеялись, как перед грозой. Раненая нога пульсировала тупой, ноющей болью.
Заметно хромая, я вышел на площадь. Тоже никого. И что, собственно, дальше? Стоять и ждать Таура с цветами и лучников со стрелами? Я почувствовал себя полным идиотом. Сумасшедшей любознательной мышкой, забравшейся в мышеловку не за сыром, который она терпеть не может, а эксперимента ради.
– Эй, вы, я пришел. – Заорал я на весь город. Надоело мне ждать и ковыряться в эмоциях. Что будет, то и будет.
Черный Магистр, будто ждал моего заявления, появился на пороге ратуши.
– Ты пришел раньше срока. У тебя еще есть время, – любезно сообщил он.
– Я здесь. Где Локи?
– А твой ученик?
– У меня нет учеников.
– Тем хуже для тебя, – он улыбнулся мне, как лучшему другу.
– Где Локи? – повторил я. Глаза Таура сверкали. Похоже, Мирна не ошиблась, силушкой он накачался дальше некуда.
– Не торопись, – успокаивающе сказал Магистр, – всему свое время. И тебе, и твоему Учителю. Сейчас его приведут.
В этот момент стражники вывели Локи. Господи, за последние дни он постарел лет на двадцать, черты лица заострились, в глазах застыла пустота. Да уж, вовремя я явился, бедный Учитель.
– Это твое окончательное решение? – уточнил Магистр. – Ты уверен?
– Я пришел, – напомнил я.
– Хорошо, – вкрадчиво заявил Таур. – Подойди к нему и возьми его плетуна.
Я шагнул к Локи, взглянул на Магистра. Ох, не нравится мне его улыбка.
– Ты поклялся, помнишь?
– Еще не поздно отказаться, – усмехнулся Таур. – Не волнуйся, я помню о клятве.
Я снял плетуна с шеи Локи и вопросительно посмотрел на Магистра.
– Себе, себе на шею, Илай, если, конечно, ты уверен в своем решении.
Я с омерзением посадил мерзкого паука себе на плечо. Цепи, как змеи, соскользнули с Локи и намертво сковали мне запястья и щиколотки. Господи, какое же гадостное ощущение металлической тяжести на руках и ногах. Оп, вот и ошейник перепрыгнул, что-то он замешкался. Ну, теперь я точно покойник, и никакая битва не поможет. Цепочки-то мне в наследство достались платиновые, снять их с меня только сам Магистр и сможет. Только уж очень сомнительно, что он мне такой королевский подарок сделает.
– Иди, старик, ты свободен, – по тонким губам Таура скользнула усмешка.
Локи поблагодарил меня так прохладно, будто я не жизнь ему спас, а пару мерлинов на такси одолжил. А ты ждал, что он тебе на шею бросится? С какой стати, он, между прочим, ни о чем тебя не просил. И в заваруху эту ты влез по собственному почину.
– Мирна ждет тебя у подножья скал, – одними губами сообщил я Локи.
– Спасибо, – повторил Маг и, не оглядываясь, пошел с площади.
В ту же секунду меня захлестнула горячая волна. В голове взорвалась граната, а в груди расшалился вулкан, огненной лавой обжигая сердце. В глазах потемнело, и черно-белый мир на мгновение ослепил буйством красок. Откуда столько цвета в этом бесцветном мире? Чертовщина какая-то. Я покосился на Таура. Как же ему не терпится расправиться со мной, сразу же взялся за дело. Чем это он меня шарахнул? Лицо Магистра было абсолютно бесстрастно, будто никакого отношения к захлестнувшей меня цветной круговерти он не имеет. Как в силе своей уверен, подлец, даже результатом не поинтересовался.
Таур едва заметно шевельнул пальцем. Цепь слетела с моей левой руки, проскочила у меня перед носом, обвилась за спиной и снова вцепилась в запястье.
– До вечера, Илай, – сказал Магистр. – Может, твой юный друг все-таки придет к тебе на помощь. Время еще есть, подождем.
Он развернулся на каблуках и ушел в ратушу. В ту же секунду цепь взвилась в воздух, и я вместе с ней воспарил над городом, как птица. Одна неприятность, парил я на скованных за спиной руках, что несколько портило впечатления от полета.
Боль ударила в плечи, мы с цепью взлетели еще выше. Теперь нами мог любоваться весь Альвар. Прямо-таки наглядное пособие для непокорных Магов и Волшебников на тему «Таур великий и ужасный».
Черт, опять рана на плече открылась, кровь на футболке выступила, не успел одеться, как перемазался. А с ногой что? О, джинсы все в крови, зато рана уже не болит, не самый худший вариант. Хотел бы я знать, удовлетворится Таур просто смертным приговором, или накинет еще пару суток пыток за побег? Пусть делает, что угодно, я все равно долго не протяну. Уже сейчас круги перед глазами. Глядишь, к вечеру все само собой закончится, кровь-то не останавливается. Только бы Ронни не вздумал меня спасать. Надеюсь, Локи его притормозит. Не хотелось бы, чтобы мальчишка пропал из-за своего благородного порыва. Ничего его жертва не изменит. Даже если Таур не обманет и за его приход скостит мне пару часов мучений…
Локи уже должен добраться до девчонок и Ронни. Только бы успел. Я поднял голову и посмотрел на плато. Далековато. Надо сосредоточиться, чтобы увидеть. Кисти рук затекли до боли. Вместо того, чтобы думать о приближении картинки, я малодушно размышлял об онемевших пальцах и ноющем плече. О запястьях, которые кандалы сбивали в кровь, я, напротив, предпочел не вспоминать, чтобы окончательно не растерять присутствие духа. Не хотел бы я видеть себя со стороны, надо полагать, жалкое зрелище. Молодец Таур, лет на сто гарантировал себя от любых революций. Живая реклама его могущества парит в сером небе Альвара. Ну, скажем так, пока живая.
– Эй, наверху? Как поживаешь? – Вот и сам он, легок на помине. О, и советник с ним. Наверняка, новую гадость мне придумали. Давайте, знал ведь, на что шел.
– Лучше не бывает, – буркнул я.
– Господин, – терпеливо напомнил Черный Магистр.
– Господин, – покорно повторил я.
– У меня хорошие новости, Илай, – сообщил Таур. – В твоем юном друге проснулась совесть. Он решил скрасить твое одиночество и облегчить твою участь.
Ронни, сумасшедший мальчишка, только не это! Я посмотрел на площадь. Так и есть. Стоит, гордый, как бронзовый памятник. Алиса как в воду глядела – грустная намечается история.
От злости и сознания собственного бессилия я так рванулся в своих оковах, что перепугал плетуна. Цепь дернулась вверх, едва не вывихнув мне руки. Магистр рассмеялся. Стражи тем временем привязали Ронни к столбу, где еще сегодня утром собирался умирать я. Но почему туда? Он же никаких бунтов не устраивал, никого ни к чему не подстрекал, только и провинности, что сбежал. Так ведь вернулся. Нет такого даже в ваших треклятых законах, права не имеете казнить без суда и приговора. Хотите наказать – порите на здоровье, от этого не умирают. Я бы и сам поганца с удовольствием вздул, да руки заняты.
– Свинья ты неблагодарная, Посланник Мерлина, – насмешливо заявил Таур. – Хоть бы спасибо сказал молодому человеку. Он тебя от многих неприятных минут избавил.
– Моя благодарность не знает границ, – ответил я, пытаясь не выдать досады. – В пределах разумного.
– Вот и славно, – откликнулся Таур, – на закате устроим праздник. Жаль, девчонки пока нет. Думаю, она обязательно придет посмотреть на вас, просто уверен.
Ему нужна Алиса. Даже не она, а кольцо на ее пальце. Одни проблемы от этого перстня. Отдать его – и дело с концом. На закате… Дожить еще надо до заката. За себя, я, например, не ручаюсь.
Закрыл глаза, чтоб не видеть все это безобразие. Опять все тело болит от уха до пяток, руки вот-вот отвалятся, да еще Таур со своими обещаниями. Хорошо хоть Алиса пока на спасательные работы не подалась. Кстати, как там она? Усилием воли поднял голову и открыл глаза, сосредоточился на вершине горы, где я оставил всю компанию. Нет! Огромная черная птица неслась прямо на Алису, стоящую у самого края плато. Еще мгновение – и будет поздно. Черный грикон (И откуда он только взялся в Ваурии, где даже комары не водятся?) или столкнет Алису в пропасть, или унесет неизвестно куда. В небе рассыпались искры – Наталья с Ликой палили по летающему монстру, но, увы, безуспешно. Я взглядом метнул в птицу молнию, скорее, от отчаяния, чем в надежде на результат. Грикон кувыркнулся в воздухе и начал заваливаться на левое крыло.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...