ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Глазам не верю, получилось. А ведь еще час назад не мог царапину на пальце залечить. Что это такое творится? Может, в Запределье случился энергетический взрыв, и колдовать не может только ленивый? Вряд ли, иначе толпа Магов и Волшебников из бараков уже ухлопала бы Таура и праздновала освобождение. Нет, все честно трудятся на благо народа Ваурии. Стоп, освобождение… Я ведь как-никак освободил Локи. Убить Мага, или освободить… До убийства дело не дошло, а вот освободить получилось. Значит, я получил обратно свою силу, и она не исчезла, как у всех остальных. Получается, гасит энергию не само Запределье, а момент перехода в него. Поэтому и Таур здесь прекрасно колдует: или знает, как проскочить через границу, или из дома ни ногой. Я избавился от заклятья в самом центре Ваурии, а переход проскочил, как человек – терять мне было нечего. Ладно, теорией займемся позже, переходим к практическим упражнениям. Скованными руками много не наколдуешь, но кое-что можно попробовать.
Я покосился на Ронни. Сейчас это моя главная проблема. Если постараться, можно убрать веревки и не покалечить при этом мальчишку. Но нет никакой гарантии, что он согласится убраться, подвиги ему подавай и героизм самопожертвования. Как ему объяснить, что в создавшейся ситуации мне проще драться в одиночку?
Я задумался, как бы в двух словах донести до Ронни необходимость его побега. Тут что-то свистнуло у самого уха и до крови царапнуло меня по шее. Опять плетун развоевался? Почувствовал, видно, что сил у меня прибавилось и испугался. Или серьга-антенна кому-то новенькому семафорит.
Руки мои выскользнули из кандалов, оставшихся висеть в небе, и по всем законам физики я камнем полетел вниз, даже в воздухе зависнуть не успел, хоть и мог. Притормозил уже у самой земли, и то не рассудок сработал, а инстинкт самосохранения. Расслабился и чуть не закончил переломанными ногами и свернутой шеей. Хороший урок. Расслабляться не стоит, даже если в жмурки с Белоснежкой играешь, а уж если в войну с Тауром, тем более.
Что там такое с плетуном, что он, мерзавец, меня уронил без всякого предупреждения? Кое-как разглядел вредную тварь. Да кто же это его, бедного, пополам перестрелил? Хвала Мерлину и меткости снайпера, отвалилась та часть, что за мои руки отвечала, поэтому я на землю и спикировал. Ладно, Наталью поблагодарю при личной встрече, а сейчас – Ронни.
Он стоял у столба и смотрел на меня сумасшедшими глазами. Одного движения руки хватило, чтобы убрать с него путы. Как и следовало ожидать, упрямый мальчишка не двинулся с места.
– У тебя есть пять секунд, – тихо сказал я. Рональд не отказывался, он просто оцепенел. Час от часу не легче. Я метнул в столб молнию, деревяшка рассыпалась в прах. Ронни, слава богу, очнулся.
– Убирайся отсюда! – скомандовал я. – За меня не бойся, я в полном порядке. – В подтверждение своих слов я взвился огненным смерчем и поднялся над площадью. Эффектный трюк, правда, мой плетун-инвалид сильно его подпортил. Громыхал я, как порожний товарняк на стрелках, а когда спустился на землю, эта тварь меня чуть не задушила, сдавив горло толстенной цепью. Ничего не поделаешь. Не знаю я, как самостоятельно избавиться от плетуна. Руки свободны, имею право колдовать до умопомрачения, но цепь на ногах – как ни выкручивайся – не дает удрать. А чертов плетун, если развоюется, и задушить может. Только Ронни об этом знать не нужно.
– Ты еще здесь?! – я рассвирепел. Сейчас стража налетит, как саранча, а этот балбес никак от подвига не откажется.
Я закрутил Ронни, как юлу, и с чистым сердцем отправил его в сторону скал, а сам снова рванулся вверх столбом света. Где у нас господин Таур? Пока не видно. Зато стражи его, маги-расстриги, со всех ног ко мне несутся. Оглушил их ударной волной собственного приземления. Силы надо экономить, энергию тоже. Еле на ногах устоял, столько цепей проклятый паучишка наплел. Искры полетели из мостовой, а уж грохоту – на всю Ваурию. Надо срочно что-то делать, пока Таур не прибыл. Отвлекая стражников, я немного размялся превращениями в разных милых животных от тигра до дракона. Вскоре мне это основательно поднадоело. Я был медведем и уже собирался принять человеческий облик, когда в шаге от себя увидел Алису. Ну, действие второе.
– Инсилай? – она немного удивилась.
– Ты с ума сошла! – ахнул я. – Это ж надо додуматься, в самое пекло!
– Не кричи, – спокойно сказала она, – сам ты все равно не сможешь освободиться. – Алиса встала на цыпочки и сорвала с моей шеи паука-инвалида. Швырнула его на мостовую и слегка прихлопнула ладошкой. Боюсь, так с ним не справиться. Плетун – тварь живучая; когда я Ронни освобождал, камень понадобился. Не угадал, остатки цепей рассыпались по мостовой грудой монет. Я окончательно удивился и вернулся в человеческий облик.
Пока я был занят Алисой, плетуном и прочими глупостями, появился Таур. На глаза упала мутная и вязкая пелена. Отразить ее я не успел. Когда попытался стряхнуть рукой, она в тот же миг захолодела металлом, железными тисками сжав виски. Качественное волшебство, ничего не скажешь. Неприятно, но не смертельно, третий глаз еще никто не отменял. Тут я Таура и разглядел.
Хитрый, злодей, рассыпался низкоэнергетичным слоем по площади, да еще в Алису целит. Если бы он мне глаза не закрыл, я его, может, и не увидел бы, но тут уж невозможно не заметить.
Я схватил Алису в охапку, обернулся черным гриконом и взмыл в небо. Сложное превращение в единое живое существо с одушевленным предметом. Не люблю я этого, но выхода нет. Не врезаться бы во что-нибудь сослепу. Энергетическую-то составляющую сущности я вижу хорошо, а вот физическую – ни-ни. К сожалению, они сильно отличаются в объеме, особенно у одушевленных предметов. Интересно, как она ухитрилась прихлопнуть плетуна ладошкой? Ах, да, не ладошкой, а кольцом Мерлина.
– Правее, – посоветовала Алиса. Прямо у виска просвистела автоматная очередь. Мне показалось, что кто-то хорошенько хлопнул меня по лбу.
– Спускайся, приехали, – скомандовала Алиса. – Поторопись, пока нас свои же не пристрелили.
Когда ноги коснулись земли, Алиса схватила меня за руку и дернула в сторону. Очень кстати. Прибыли-то мы прямо на край пропасти. Самое время выяснить, что за гадость подкузьмил мне Черный Магистр.
Массивный металлический обруч обхватывал мою голову, как сползшая на глаза корона. Прямо на переносице – глубокая, еще теплая щербинка. Господин Таур сегодня – мой ангел-хранитель. Не одари он меня этой железной маской, отдыхал бы сейчас Волшебник Инсилай с пулей между глаз. Хорошо дамочки стреляют, метко. Одна беда – своих от чужих не отличают.
Разберемся, кто где. Ярко-синяя – явно Наталья. Держится чуть в стороне. Понимаю, я бы тоже на встречу не спешил, если бы своего визави только что чуть не угрохал. Розовато-фиолетовая, видимо, Лика. Серебристо-белый, надо полагать, Локи. Однако, как мало у него энергии, еле теплится. С такой мощностью он из Запределья не выскочит. Плохо. Придется сидеть с ними, пока он не восстановится, а это, как назло, прямо перед носом у Таура. Зеленая, огуречного оттенка – не иначе, Ронни. Пульсирующая голубая – это Мирна или Алиса? Мирна. Алиса яркой звездой в ореоле тепловой энергии. Так, на звезду не смотреть. Это кольцо Мерлина, у меня от него сплошные провалы в памяти. Я еще раз попытался стянуть повязку с глаз. Небо сотряслось от жуткого хохота, обруч сжал виски так, будто собирался раздавить мне череп. Все ясно, надо искать другие способы освобождения. Подошел Локи, коснулся моей руки.
– Ты очень сильный Волшебник, Инсилай, – медленно сказал Учитель, – и самый легкомысленный из всех мне известных. Ты мог бы на равных сразиться с Магом средней руки, но прозевал простейший ход Таура на уровне начинающего Чародея. Теперь у тебя одна надежда – на Наблюдателя. Когда он появится, Магистр будет вынужден освободить твои глаза, Битва должна быть честной. Но до того тебе придется драться вслепую. Надеюсь, он не успеет расправиться с тобой.
– Наблюдатель? – переспросил я. Про Наблюдателя Мирна не говорила. – А что он будет делать?
– Наблюдать, – усмехнулся Локи.
Что-то метнулось в нашу сторону. Я не успел разобраться и просто перехватил в воздухе энергетический поток. Ладонь обожгло, но тут же легкое тепло разлилось по телу, наполняя каждую клеточку. Наталья удивленно вскрикнула и отшатнулась, Локи одобрительно крякнул, Алиса вцепилась в меня двумя руками. Хотел бы я знать, что происходит.
– Имей в виду, – сообщил Локи, – нельзя рассчитывать на победу, не имея в руках хотя бы трех предметов. Кольцо Мерлина у вас уже есть, советую найти меч и кристалл Ваурии, это почти верный выигрыш.
– Прямо сейчас? – Самое время. Когда я слеп, как самолет в грозовой туче. – Локи, что-то не так?
– Да нет, – усмехнулся Учитель, – просто ты хватанул столько энергии, что мерцаешь, как дорогой изумруд при свечах.
– И как он выглядит, этот кристалл Ваурии?
– Да примерно, как ты сейчас, только поменьше. Это если верить книгам, в жизни-то его никто не видел.
– И где его искать?
– А вот этого я как раз и не знаю, – вздохнул Локи.
– Очень мило. А с мечом что? Как выглядит, где лежит?
– Ищи Хранителя меча, не ошибешься, – посоветовал Локи.
Жизнь пошла по кругу. Иди туда, не знаю куда. Надо хоть про Тарру уточнить, пока Учитель здесь. Но Локи заговорил первым:
– Пока ты богат энергией, залечил бы раны от стрел. Кровь не останавливается, и твоя сила убывает вместе с ней.
– Да, конечно. – Я кое-как подлечил себя. Заодно убрал пятна крови с джинсов и футболки, не пугать же всю Ваурию. – Все в порядке? – Первый раз в жизни колдую на ощупь.
– Пожалуй. – Что-то голос у Учителя не слишком убедительный. – Береги серьгу. Однажды она уже спасла тебе жизнь.
– Не сказать, чтоб я мечтал повторить сегодняшнее утро, – проворчал я.
– Жизнь не всегда прислушивается к нашим желаниям.
– Локи, скажи честно, ты видел Тарру?
– Тарру? – переспросил Учитель. – Нет. Ее уже много веков не существует. Она – как разбитое зеркало. Теоретически возможно собрать все осколки, но в единое целое они никогда не сольются. Сегодня она, как пасьянсная колода – каждый расклад новый.
– А до меня были Посланники?
– Двое.
– Они, как я понимаю, проиграли Битву.
– Они ее не выиграли.
– А если я тоже не выиграю?
– Значит, будет четвертый Посланник. Противостояние черных и белых энергий бесконечно.
– Выходит, даже если победа будет за мной, когда-нибудь появится новый Таур и все начнется заново? Получается, ни одна сторона не может победить?
– Нельзя победить навсегда. Жизнь – постоянная борьба. Победа не бывает вечной, да и победители смертны. Но это с точки зрения истории. На твоем месте я бы постарался выиграть. Ты ведь сражаешься не ради Битвы, ты бьешься за собственную жизнь и жизнь своих друзей. Я же говорил – зеркало разбилось, но мир отражается в его осколках. Даже если ты проиграешь, тому кто придет следом, будет легче, если, конечно, ты честно выполнишь свое предназначение. В этой Битве проигравший заплатит жизнью… При таких ставках не стоит полагаться на чужие советы. Будет лучше, если решение ты примешь сам.
Теперь я запутался окончательно. Лучше б не уточнял.
Огненно-красный столб стремительно рванулся с небес. Я еле успел отклонить его от наших голов. Энергии в нем была масса, но воспользоваться ею я не рискнул из-за цвета. Грохнуло и полыхнуло.
– Молодец, – проворчал Локи, – пожар устроил. Зажаримся мы здесь, как рождественские гуси. Придется тебе теперь Мирну с Ронни эвакуировать. Нам-то отсюда стартовать, а им через огонь не перейти.
– Кому это нам? – насторожилась Наталья.
– Тем, кто в Битве не участвует, уходить пора, – добродушно пророкотал Локи. – Вы, красавицы, не волнуйтесь, всенепременно еще вернемся и повоюем, а пока мы только под ногами путаться будем. Но когда придет время действовать, не сомневайтесь, мы будем каждый на своем месте.
– Это тоже Тарра предсказала? – обреченно спросила Лика.
– Это я тебе обещаю, девочка. – Я не видел лица Учителя, но готов был поклясться, что он улыбается.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...