ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Не за «чем», а за «кем». За Локи, ты это знаешь.
– Хорошо, а что потом?
– Потом-потом… я вообще не уверен, что у меня будет это «потом».
– Стоп– стоп– стоп, – усмехнулась Лика, – а как же битва вселенского разлива?
– Попроще вопросы есть? – Ну что они все ко мне привязались? Не знаю я ничего, а Тарру эту прозорливую в глаза не видел.
– Есть, – спокойно сказала Наталья. – Хотелось бы почитать первоисточник, очень уж все туманно.
– Книгу Судеб навынос не выдают, – огрызнулся я, – только в читальном зале, будьте любезны. Публичная библиотека в ратуше. Вход свободный. Лавок хватит на всех желающих, плетей тоже.
– А Тарру? – настаивала Наталья. – Хоть одним глазком взглянуть бы на экземплярчик.
– Книгу Перемен нельзя прочитать, – пришла мне на помощь Мирна, – потому что это не совсем книга.
– Как это? – не поняла Наталья.
– Целиком Таррой владел только Властелин Запределья, – просветила нас Мирна, – но когда время пришло, и появился первый Посланник, она рассыпалась, как разбитое зеркало, где в каждом осколке застыла часть общей картины. Хотя, нет, это больше похоже на карточную колоду, подобную Тароту, отсюда и название.
– Ты имеешь в виду Таро? – уточнила Лика.
– Это одно и то же, зависит только от страны и времени упоминания, – сказала Мирна. – Посланник не смог победить, но он выбил колоду из рук Черного Магистра. Теперь каждый посвященный владеет своей картой. Чтобы прочитать Тарру, нужно собрать всех, а это почти невозможно. Карты попали не только в дружеские руки. К тому же, для твоих целей книга бесполезна.
– Откуда ты знаешь мои цели? – прищурилась Наталья.
– Ты хочешь знать будущее. Тарра этого не дает. Она не предсказывает события, а только определяет условия, при которых они могут произойти.
– И что она говорит о Битве? – заинтересовалась Лика.
– Три условия совпали. Битва возможна. Победа равновероятна для обеих сторон.
– Ты знаешь условия? – уточнила Наталья.
– Посланник в Ваурии. Хранитель отдал кольцо. Человек, владеющий кольцом, уже сделал выбор.
– Человек? – переспросила Лика. – С ума сойти, ты знаешь, кто эти трое?
– Только Посланника, – помявшись, сказала Мирна. – Это Инсилай.
– А остальные?
– Этого никто не знает. Не известно даже, на чьей они стороне, Инсилая или Таура, – сказала Мирна. – Я же говорила, книга тебе не поможет. Она не называет имен.
– Выходит, у нас уже есть два потенциальных врага, – констатировала Наталья.
– Или два друга, – оптимистично откликнулась Лика. – Совсем не обязательно рассчитывать на худшее.
– Это как тебе больше нравится, – криво усмехнулась Наталья. – Найти бы их, чтоб знать это наверняка.
– Успокойся, – обнадежил я Наталью, – это друзья. Тебе легче?
– Ты их знаешь? – удивилась Мирна.
– Ты тоже, – не удержался я.
– Надо заручиться их поддержкой, – подумав, сказала Лика.
– Не надо, – тихо сказала Алиса, делая шаг вперед. – Кольцо у меня. Мне отдал его Локи. Я сделаю все, что в моих силах, только скажите мне, наконец, что делать?
– Ты поймешь, когда надо действовать, – успокоила Мирна, – это будет легко. Просто настанет момент знания, и тогда нужно будет только решиться и сделать шаг.
– Знаю, – без всякого выражения сказала Алиса, – я его уже сделала. Дальше-то что?
– Это к Инсилаю, – хмыкнула Наталья. – Он как-никак из посвященных. Эй, дружок, что у нас в светлом будущем?
– Надо полагать, мои похороны, – предположил я. – И очень скоро.
– Когда звезды встанут к Великой Битве, появятся Хранители и Странники, – сказала Мирна.
– А это кто такие? – удивился Ронни, до этого стоически хранивший молчание.
– Странники несут мысль, а Хранители – реальность, – ответила Мирна.
– Их много? – заинтересовался я.
– Никто не знает. Количество карт в раскладе неизвестно. Кто есть кто, тоже. Я даже не знала, что отец был Хранителем.
– А ты, выходит, Странник? – предположил Ронни.
– Я одна из многих. Я тоже на вашей стороне, но, к сожалению, моя карта не из старших арканов.
– А у Таура тоже есть карты? – спросила Лика.
– Разумеется, – откликнулась Мирна, – у него, его слуг, его друзей, если, конечно, у него есть друзья.
– Значит, собрать всю колоду невозможно, – констатировала Наталья.
– Это и не нужно, – помедлив, сказала Мирна. – Все карты уже розданы, расклад состоялся. Битва началась. Теперь есть только игра жизни и смерти.
– Скажи-ка мне, может быть, все-таки есть кто-то, кто знает исход Битвы? – поинтересовался я.
– Может быть, есть, – согласилась Мирна. – Но если этот кто-то и существует, он не имеет никакого отношения к Тарре. Я же говорила, она предсказывает не исход событий, а вероятность того, что они произойдут.
– Слушай, Мирна, – мое терпение лопнуло. Перспектива встречи с Тауром неблагоприятно действовала на мою нервную систему. – Надеюсь, на сей раз, ты выдала всю информацию, или через пару суток всплывет что-нибудь еще? Имей в виду, у меня этих суток может и не быть.
– Я не понимаю… – без всякого выражения сказала Мирна.
– Это я не понимаю, – разозлился я окончательно, – ты мой друг или Таура? Информация хороша до события, а не после. Никого не интересуют позавчерашние новости, я не исключение. Ты рассказала все, что знаешь, или завтра будет еще что-то новое?
– Ты действительно ничего не понял, – вздохнула Мирна. – Ты не помнишь вчера и не хочешь видеть завтра, для тебя существует только сейчас. Тебе будет очень трудно.
– Просто у меня нет этого завтра, а про вчера лучше не вспоминать, – я устал от пререканий и сбавил тон. Глупо устраивать скандал, когда все уже без нас решилось. – Но свое сегодня я доживу так, как мне хочется, и никто и ничто меня не остановит – ни Тарра, ни Таур, ни Великая Битва.
– Это твой выбор, – без всякого выражения сказала Мирна. – Он повлияет на будущее, но не определит его. Если бы сейчас здесь был Отшельник, он сказал бы тебе, прав ты или нет, и что шагнет из твоего сегодня в твое завтра.
– Отшельник?! – возмутился я. – Мирна, опять что-то новое!
– Отшельник – единственный, кто знает последствия следующего шага. Его не знают ни Странники, ни Хранители, ни Посланник.
– А Таур? – вспомнил я.
– Интересуешься? – огрызнулась Мирна. – Сходи и спроси. Ты хочешь от меня больше, чем я могу тебе дать.
– Ссориться будем после битвы, – миролюбиво предложила Лика. – Кстати, а как Тарра смотрит на то, что Посланник по доброй воле сдается Тауру? Или это условия игры?
– Он идет туда не по доброй воле, а по стечению обстоятельств, – ответила Мирна. – Он платит собой за жизнь другого человека, так встали звезды. Но… – она вздохнула и продолжила совсем уже бесстрастно: – Посланник может и не делать этого. Хранитель кольца уже сыграл своей картой, а карта Посланника еще в игре. У Посланника есть выбор, у Хранителя – нет.
– Ты с ума сошла? – тихо спросил я. – Это же твой отец.
– Это война, – философски заметила Мирна. – Все воины – чьи-то отцы, дети и братья. Но их убивают, и это неизбежность.
– Так, красавицы, – ситуация накалилась до предела. Мирна, и та с головой раздружилась, – лучше всего вам было бы дождаться Локи и выбраться отсюда. Если повезет, конечно.
– Или все, или никто! – заявила Наталья.
– Ну и глупо, не вижу смысла умирать хором, – я попытался притормозить ее порыв.
– Но мы ведь можем помочь, – робко возразила Лика.
– Не только можете – обязаны, но не мне, а Варваре. Судя по вашим разговорам, она нуждается в помощи куда больше, чем я.
– Лучшая помощь для нее, если ты вернешься живым и здоровым, – буркнула Наталья.
– Поверь мне на слово, я сам хочу того же и приложу максимум усилий, чтобы все получилось именно так. Если получится по-другому, это будет не по моей вине. Как вы все не поймете, мне будет куда легче, если я останусь один на один с Тауром, зная, что вы в безопасности. Я могу надеяться? – Я неловко двинул плечом, серьга зацепилась за футболку и чуть не разорвала мое многострадальное ухо.
– Посмотрим, – проворчала Наталья, но с дороги отступила.
Непроизвольно схватившись за мочку уха, я чертыхнулся и посмотрел на Ронни. Он пристально рассматривал землю у себя под ногами. Все ясно, и подмастерье на подвиги потянуло.
– Рональд, – я попытался выжать из своего голоса максимум строгости, – я могу надеяться, что обойдется без самодеятельности? – Тишина. Паршивец как пить дать выкинет какой-нибудь фортель, и времени на разборки, как назло, нет.
– Под пирата косишь? – поинтересовалась Наталья, видимо, разглядев мою серьгу.
– Это маяк, – пояснила Мирна. – Вы на него шли в Альвар. Помогло?
– Да кто ж его знает, – легкомысленно заявил Ронни. – Но не промахнулись, это наверняка.
Лика прикрыла глаза, помолчала мгновение:
– Помогло. Он и сейчас действует, тянет как магнит.
– Маяк или Инсилай? – ехидно поинтересовалась Наталья.
Лика смутилась, но отделалась неопределенным пожатием плеч.
Наташка хмыкнула и предалась созерцанию серого неба. И за что она меня так ненавидит, неужто из-за Варвары? Так ведь это не я на госпожу Волшебницу порчу напустил, а она на меня – заклятие. И это я на нее обижаться должен, а не она на меня. Это по ее милости, между прочим, мы попали в эту замечательную историю, хоть Мирна и грешит на Тарру. Кстати, я даже мысли плохой не подумал о Варваре, не говоря уж о словах вслух произнесенных, но опять я виноват. Ладно, я так я, тем более, что кое в чем я действительно виноват, а именно в собственной глупости, легкомыслии и болезненной любви к приключениям. Но тут уж, как и положено Волшебникам, я сам за все плачу. Щедро.
Алиса сжалась испуганным воробушком, но молчала. Бедный ребенок, вот уж кто ни за что страдает. Подошел к ней, присел рядом, обнял за плечи.
– Алиса, выше нос! – шепнул я ей на ухо. – Спасибо тебе за все.
– Иди, – шепотом ответила она, – иди, или я заплачу. Удачи тебе.
– Я могу надеяться, что все вы по мере возможности прыгнете с Локи? – я понимал, что надо спешить, но мне нужна была уверенность в том, что вся компания благополучно отбудет из Ваурии.
Все молча посмотрели на меня, потом Наталья проговорила:
– Чем бы ни кончилось все это действо, я непременно дождусь финала. Битва, так Битва. Что за сражение без болельщиков. Можешь считать нас группой поддержки. Когда все кончится, даю слово, мы постараемся вернуться домой.
Я понял, спорить бесполезно.
– Проводи меня немного, – попросил я ее. Она удивленно вскинула брови, но пошла со мной. Мы шли вниз по узкой тропинке, и я все не мог решиться поговорить с ней о том, что меня волновало. Как назло, нога разболелась, я стал ощутимо прихрамывать. Видно, кончилось действие Ильты. Каждый шаг возвращал мне новую порцию боли. Метров через сто у меня уже болело все тело – от ступней до затылка. Все, больше тянуть нельзя, сейчас снова начнутся причитания: раненый, к Тауру, самоубийство…
– Я не буду тебя убеждать. – Что-то слишком издалека я начал, так ей придется меня до самого города провожать, прежде чем я дойду до сути. – Только когда будешь принимать решение, не забудь, что у тебя на руках двое детей и обессиленный Маг.
– Бесполезный разговор, я не уйду.
– Знаю, поэтому у меня есть маленькая просьба. – Нет, не могу. Не тот человек Наталья, чтоб обращаться к ней с такими проблемами. Сейчас брякнет какую-нибудь гадость – и привет… Она промолчала и я продолжил. – Таур… Я не знаю, что еще он придумал, но, судя по тому, как он жаждет моего возвращения… меня ждет много неприятных минут. Наше предыдущее общение прошло под знаком большого страдания.
– Ты боишься? – Наталья откровенно удивилась.
– Только дураки и сумасшедшие не боятся боли. Я не сумасшедший и уже имел дело с Тауром… – нет, если уж говорить с ней, то честно. – Да, боюсь. Я знаю, на что способен Черный Магистр, и не уверен, что моих сил хватит на все его сюрпризы. Поэтому, прошу тебя, если дела пойдут хуже некуда и будет ясно, что это конец… не доводи до того, чтобы я молил его о смерти. Сделай одолжение… Если управишься с первого выстрела, я – твой должник.
Натальины губы подозрительно задрожали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...