ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Необходима вторая смерть, чтобы хоть кто-то зашевелился?
– Не думаю, что стоит просить Локи о помощи, – помедлив, сказала Наталия, – он и без наших советов отомстит за своего ученика. В этом я не сомневаюсь не на секунду. У Черного Мага свои понятия о справедливости, долге и чести. Вспомни Илая. Он мог быть совершенно невыносимым, но при этом его нельзя было обвинить в некорректности действий. А ведь он наследник Школы Скорпиона и его моральные принципы не далеко ушли от принципов самого Локи, хотя нам это казалось полным отсутствием всяких принципов.
– Был наследником, – не сказала, выдохнула Лика, – беда в том, что Ронни не имеет никакого отношения к черной магии.
– Зато он имеет самое непосредственное отношение к Инсилаю. Локи не любит оставаться в долгу. Он поможет Рональду, если это в его силах.
– Не сильно он рвался помогать Инсилаю, – напомнила Анжелика.
– Значит, были причины, или помочь было невозможно. Господи, мы опять вернулись к началу пути. Смерть – судьба, судьба – смерть, пошло по кругу.
– Слушай, а как ты думаешь, а что происходит после смерти?
– Физической или ментальной? – уточнила Наталия.
– И той, и другой.
– Ну, после физической, если она опередила ментальную, происходит возрождение, – пожала плечами Наталья, – если, конечно, не угораздило умереть в естественном обличье.
– Я не об этом, – отмахнулась Лика, – это любой подмастерье знает. Я о последней, которая без воскрешения.
– Ну, милочка, ты спросила. Это никому не ведомо.
– Но ты-то сама что думаешь, – настаивала Лика.
– Ничего, я как-то не задумывалась об этом, – Наталья поняла, что подруга снова думает об Инсилае, и не решилась сказать, что с ее точки зрения после смерти не происходит ничего, – а ты как считаешь?
– У меня нет определенного мнения. Иногда мне кажется, что это шаг в пустоту, иногда думаю, что это очередная ступень развития. Не зря же Мерлин отказался от бессмертия. Он убедился в существовании иного, более совершенного мира, и ушел в него.
– Вполне допускаю, учитывая, что еще никто из того мира не возвращался, очень даже возможно, что там не плохо.
– Или там ничего и никого нет, и возвращаться некому.
– Оба варианта равновероятны, беда в том, что выяснить это можно только опытным путем. Желаешь попробовать?
– Спасибо, нет.
– Правильно, и так греха предостаточно. Всему свое время. Придет – узнаешь.
– Пугает не смерть, страшна неизвестность.
– Да что с тобой, ты не заболела? – Наталья покосилась на подругу. – Загробным миром озадачилась, смерти боишься.
– Не боюсь умирать, просто не хочу при этом присутствовать. Не волнуйся, я не заболела, не сошла с ума, не помышляю о самоубийстве, я только хочу знать, что происходит там, куда ушел Инсилай.
– Ясно, – опасения Натальи подтвердились, она попыталась сменить тему разговора, – знаешь, мы с тобой напоминаем мне близнецов в утробе матери. До родов еще прорва времени, а они рассуждают, есть там, впереди, жизнь или нет. И аргумент основной, как у нас: оттуда никто не возвращался.
– Так, по-твоему, есть жизнь после жизни?
– Да не знаю я. Нашла профессора загробного мира. Но, во-первых, многое зависит от точки зрения, а во-вторых… отказался же зачем-то Мерлин от бессмертия.
– В нашем понимании бессмертия, – воодушевившись, продолжила Лика, – а, может, вся наша так называемая жизнь просто топтание на месте перед царством вечного света. И тогда бессмертие не что иное, как пожизненное заключение по собственному желанию.
– Маловероятно, – помедлив, сказала Наталья, – если все обстоит именно так, тогда наше существование в этом мире – подготовка нас к жизни более совершенной. Вроде нашей чародейской отработки на земле. Сначала извольте заслужить лучшую участь, а уж потом – добро пожаловать. Не научитесь – останетесь на второй год или вообще никуда не попадете.
– Ты хочешь сказать, что от того, что мы делаем здесь, зависит наше будущее там? Типа кастинга?
– Типа ты на почве бессонницы малость рехнулась, – разозлилась Наталья, – о вечности рассуждаешь, выбирай выражения.
Глава 55
Я проснулся от громких криков за дверью, мгновенно скатился на пол и замаскировался под кроватью. Скрипнула дверь, и голоса раздались совсем рядом, но уже очень тихо. К великой радости, в одном из говорящих я узнал кузена Дью и немного успокоился.
– Я закрою глаза на то, что ты заслужил хорошую порку, а ты снимешь плетуна, – тихо сказал Дью.
– Это преступление, мой господин, – чуть слышно ответил незнакомый голос, – если об этом узнают… Мне и думать-то об этом страшно.
– А ты уж постарайся, чтоб не узнали, – посоветовал Дью, – тебе же лучше будет.
– Я очень боюсь, господин.
– Значит так, – зашипел кузен, – или ты сейчас же снимешь плетуна с Чародея в спальне, или я без суда и следствия отправлю тебя на корм боевым ящерицам. Ты понял?
– Да, господин, – так тихо, что я едва расслышал.
– Я подожду тебя здесь, – чуть помедлив, сказал Дью, – так будет проще. Ты ничего не делал, я ничего не видел.
– Да, господин, – повторил незнакомец. Раздался шум шагов, – но здесь никого нет, мой господин.
– Вылезай, – скомандовал кузен, но в комнату не вошел.
Я кое-как выполз из-под кровати и увидел перед собой оборванного мужика лет сорока. Маленький, лысоватый, глазки бегают, как тараканы на свету. На его толстенькой, короткой шее я увидел золотой ошейник. Значит, Волшебник.
– Снимите, пожалуйста, свитер, – тихо сказал незнакомец. Я стянул Мирнин подарок, плетун, как почувствовал, вцепился мне в шею. – Нагнитесь, пожалуйста.
Я согнулся почти вдвое, чтобы облегчить жизнь моему перепуганному спасителю. Волшебник сорвал с меня плетуна и ловко раздавил его предусмотрительно прихваченной из гостиной кочергой. Ошейник немедленно слетел с меня горстью монет.
– Я пойду? – он смотрел своими испуганными рыжеватыми глазами куда-то мимо меня.
– Спасибо, – я выпрямился. Прямо у меня за спиной был кузенов столик – мечта голодающего. Я понял, куда смотрит Волшебник, взял из вазы фрукт, похожий на манго, и протянул своему спасителю. Он испуганно покосился на дверь. Дью не появлялся, но многозначительно пыхтел в гостиной, намекая, что время не ждет.
– Он разрешит, – сказал я. Господи, как же мы живем в этом вечном ужасе?
– Что я разрешу? – немедленно подал голос кузен. – Вы там заснули, что ли, побыстрее нельзя?
– Уже готово, мой господин, – немедленно откликнулся Волшебник и попытался всучить мне манго обратно.
Дью немедленно появился на пороге.
– Это я ему дал, – быстро сказал я.
– Ладно, только ешь здесь, и брысь отсюда, – распорядился бравый скалет, подбирая с пола монеты.
– Спасибо, господин, – он грыз фрукт с такой жадностью, что мне было страшно смотреть.
Волшебник ушел. Дью немного задержался, чтобы в очередной раз проинструктировать меня.
– В шкафу есть шмотки, найди себе что-нибудь подходящее. Но будет лучше, если ты пока никуда не будешь ходить. Мне еще полкараула, приду – вместе прогуляемся.
– Постарайся узнать про Мирну, – попросил я.
– Хорошо, постараюсь разведать про твою подружку.
– Это не подружка, – немедленно открестился я.
– Да ладно, Фло все равно не слышит. Черт, и ее найти не могу, как сквозь землю провалилась.
– А где, кстати, Посланник?
– Кстати? – переспросил Дью. – Совершенно некстати. Он практически под нами, подвал двумя уровнями ниже.
– А почему некстати?
– Да потому, что охраны чертова пропасть, не пропихнуться. Что-то там не сложилось со смертью, зуб даю.
– Я видел, как его убили, – сказал я.
– Не знаю, что ты видел, но лично я получил от Арси распоряжение втрое усилить посты на нулевом уровне. До того как привезли Посланника, там вообще стражи не было. Или кто-то охотится за трупом? Ты в это веришь?
– Я верю своим глазам, а они видели, как Инсилая до смерти упоили мертвой водой. Ладно, всезнайка, а как Ронни-то поймали?
– Точно не скажу. Говорят, девчонка завизжала в склепе.
– Так ее тоже поймали?
– Да не знаю я, – разозлился Дью. – Ты что, местных сплетников не знаешь? Толком ничего не ведают, но болтают исправно. Что услышал, дели на сто. Попытаюсь узнать, но сегодня вряд ли получится. Ночь на дворе, все приличные люди спят без задних ног. Ладно, пошел караулить. Мне еще документы тебе надо достать, а это не самое простое.
– К Ронни можно будет подобраться?
– С ума сошел? Его Арси лично допрашивает, все дознаватели на ушах стоят. Советник всех разогнал, с глазу на глаз беседуют.
– Арси допрашивает Ронни? – я похолодел.
– Что? – испугался Дью следом за мной. – Он про тебя может что-то брякнуть?
– Не думаю, что Арси интересуется моей скромной персоной. Тем более маловероятно, что он будет так засекречивать свой интерес ко мне. А Ронни про меня и сказать-то может только то, что я существую.
– Все равно сиди тихо, как мышка, – кузен оказался большим перестраховщиком, – пока не выправлю тебе документ – отсюда ни ногой.

* * *
Все, что в предоставленных ей покоях поддавалось разрушению, Мирна уничтожила в первые три часа заключения, превратив уютно обставленную комнату в склад осколков, обрывков и обломков. Когда вечером ее навестил Арси, он только ахнул, увидев учиненный барышней погром.
– Ты ненормальная, – вздохнул советник, глядя на то, что осталось от шелка, зеркал и хрусталя. – Такая же психопатка, как твой приятель. Вас надо в соседних клетках держать и в намордниках выгуливать.
– Катись отсюда, – Мирна запустила в Арси фиолетово-желтым фруктом, сильно смахивающим на ананас. Советник увернулся от колючего снаряда и пригрозил:
– Прекрати хулиганить, или отправлю в гарем младшей служанкой до возвращения Магистра. Будешь выносить ночные вазы за приличными барышнями, может, дури поубавится.
– Давай– давай, – немедленно откликнулась Мирна, – будет, что надеть тебе на голову, прихвостень тауровский, – она возобновила бомбардировку Арси оставшимися фруктами.
– В последний раз говорю, уймись! – посоветовал из-за двери советник. – Хуже будет.
– Да провались ты со своими советами! – раздался грохот и звон битого стекла.
«Ну и что она еще нашла, чтоб разбить, – удивился про себя Арси, – вроде уже ни одной целой вещи не осталось. Истеричка». Советник приказал принести клетку. Переговоры были продолжены только после того, как страже удалось, наконец, засунуть разбушевавшуюся Мирну в тесный, метр на метр, решетчатый куб. Гаара шипела и кусалась, но справиться с тремя дюжими стражниками ей было не по силам. Арси дождался, пока охрана уйдет, и приступил к беседе.
– Ты была рядом с Посланником, когда его убили, – без предисловий начал советник, – ты должна была видеть того, кто это сделал. Кто? И я, так и быть, выпущу тебя из этой клетки.
Мирна, хоть и была достаточно миниатюрна, с трудом умещалась в своей мини-темнице.
Арси подошел к клетке и наклонился над ней, опершись руками о прутья.
– Кто подходил к Инсилаю, когда он стоял у ворот? Советую припомнить, если хочешь отсюда выйти.
– Пошел к черту, – Мирна изловчилась и вцепилась свеженаманикюренными ногтями в руку советника. – Чтоб тебя, мокрицу, драконы сожрали!
Арси взвыл и отскочил от клетки.
– Еще одна выходка, и я прикажу привести сюда твоего приятеля и буду бить его смертным боем на твоих глазах, если ты не поумнеешь. Поняла?
Мирна не ответила.
– Ты меня слышишь? Кто подходил к Посланнику? Я знаю, ты его видела. Кто это был? – Тишина. Арси сделал шаг к двери. – Некогда мне с тобой возиться. Будешь говорить или послать за Ронни?
– Он мне не приятель, – спокойно сообщила Мирна, – просто знакомый. Но я не люблю, когда кого-то бьют смертным боем, особенно, если этот кто-то только и грешен, что знаком со мной. Ты прав, пожиратель крыс, я была рядом с Посланником, совсем рядом. Так близко, что смогла убить его. Ты доволен?
– Ты?!! – Арси почувствовал, что сходит с ума. Эта парочка убила Посланника Мерлина, отрезала обратную дорогу Тауру, спутала карты Великой Битвы… Советник в сердцах стукнул кулаком по клетке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...