ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Итак, что я здесь пропустил?
– Битва была при тебе?
– Нет, рассказывай.
– Илай хорошо дрался. – Я не мог найти нужных слов. Понимал, что хочет знать Локи, но не знал, как сказать ему об этом. Он пришел мне на помощь вопросом:
– Кто победил?
– Не знаю. Похоже, оба проиграли. Инсилай ранил Таура, и Магистр исчез, правда, обещал вернуться. Кажется, напоследок он подбил Посланника.
– И что Инсилай?
– Видишь столбы у ворот? – я отсюда столбов не видел, но, насколько я помню, Локи обладает зрением молодого коршуна. – Там распяли Илая.
– Кто? – в голосе послышалась угроза. Мне стало не по себе.
– Арси и компания.
– Дальше.
– Потом его напоили мертвой водой, – я решил не вдаваться в подробности.
– Тоже Арси? – уточнил Локи.
– Нет. – Ну, темни, не темни, все равно не скроешь. – Мирна. Чтоб избавить его от страданий. Арси поставил Инсилая под плеть и грязь.
– Сколько раз нужно повторить, что жалость – плохое чувство, прежде чем эта истина наконец дойдет до ума, – проворчал Локи. – Что потом?
– Потом Мирна вспомнила про серьгу, и они с Ронни пробрались за ней в крепость. Ронни попал в дворцовую конюшню, а про Мирну я ничего не знаю. Если свободна – придет сюда. Мы договорились встретиться в пещере.
– Сколько времени прошло с момента, как вы расстались?
– Двое суток.
– Она уже не придет. Ладно, а с Инсилаем что?
– Говорят, что он умер, но сторожат как живого. Охрана утроенная.
– А Таур?
– Ни слуху, ни духу.
– Плохо, но не смертельно, – Локи обернулся к Мане, внимательно следившей за нашей беседой. – Придется отправиться в крепость, девочка. Ты готова?
– Да, – она сделала шаг вперед, ее зеленоватые глаза сверкнули в темноте.
– Пошли, – Локи встал с камня и взял меня за руку. Другой рукой он держал сумку.
– Мой кузен будет ждать нас завтра в полночь у тайного хода, – сказал я. – Скоро утро, мы не успеем проскочить посты до рассвета.
– Мы проскочим их через пару секунд, – успокоил Локи, – возьми Маню за руку и попытайся вспомнить крепость во всех подробностях.
– Изнутри или снаружи?
– Я не собираюсь бегать вокруг замка, вспоминай изнутри.
Я взял руку Мани, и ток пробежал по моему позвоночнику. Ее пальцы, нежные и прохладные, как лепестки белой лилии, навели в моих мыслях полный сумбур. Только этим я могу объяснить то, что, изо всех сил пытаясь представить себе покои кузена Дью, я почему-то увидел коридор нулевого уровня, куда, как и обещал Локи, мы все втроем через пару секунд и попали.

Глава 57

Вихрь исчез, мир остановился. Кира стояла посреди маленькой полутемной комнаты. Где-то под самым потолком тусклые слепые оконца, низкая деревянная кровать у стены, стол, заваленный какими-то склянками. Воздух, сырой и холодный, был так пропитан запахом лекарств, что его можно было глотать, как микстуру.
– Кира!
Она увидела его и окаменела. Кирилл лежал в постели. На осунувшемся лице жили только глаза, остальное казалось мертвой маской. Увенчанная перстнями рука, бессильно лежащая поверх простыни, белизной могла успешно соперничать с полотном. Всегда уложенные волосы Кирилла небрежно разметались по подушке. Кира ахнула и бросилась к возлюбленному.
– Господи, что случилось? – она остановилась в полушаге от кровати, боясь дотронуться до него.
– Ничего страшного, – голос его был тихим и усталым, – все нормально. Я так рад видеть тебя. Ты мне очень нужна, любовь моя.
– Великий Мерлин, что происходит? – Кира упала на колени у постели больного и прижалась щекой к его руке. Кирилл вздрогнул.
– Не бойся, моя королева, – он провел пальцами по ее щеке, – все будет хорошо. Поцелуй меня.
– Что с тобой, – она коснулась губами его пальцев, они были очень сухими и горячими, – у тебя жар?
– Успокойся, ты со мной, и я уже почти здоров. Какое счастье, что ты есть… – он приподнялся на локте и поцеловал Киру. Легкая простыня скользнула вниз. Кира вскрикнула и отшатнулась, увидев бинты с пятнами крови на груди Кирилла.
– Что это? Ты ранен? – с ужасом прошептала она.
– Совсем несерьезно, моя королева.
– Несерьезно? Да ты весь в крови! Кто ранил тебя? За что? Почему?
– Это просто война, Кира. И мне пришлось в ней участвовать.
– Ты был на войне? – она удивилась и испугалась. Война – это кровь и смерть. Его же могли убить, она чуть не потеряла его. – Господи, что происходит?! – она искренне не понимала, как этот удивительно умный, галантный, сказочно богатый человек мог оказаться в кровавой мясорубке войны.
– Так получилось. Но все уже позади.
– Кирилл, говори правду, – она посмотрела ему в глаза, – бинты в крови, у тебя жар, ты бледен, как полотно… Это не царапины, это серьезные раны. Позволь, я помогу тебе, я умею.
– Едва ли у тебя это получится, – он грустно посмотрел на нее, – но почему нет, попробуй.
Кира осторожно сняла повязки, увидела глубокие кровоточащие раны на груди Кирилла и стала вдруг на удивление спокойна. «Чем это его? – думала она, разыскивая на столе нужные ей для работы ингредиенты, – похоже на меч. Господи, где ж он сыскал средневековый турнир в наше время? Так, ну здесь, допустим, не очень серьезно, – она смыла кровь и оценила размеры раны, – немного варкаты и заклинание, здесь хуже, очень глубоко прошел клинок. Надо подумать. Черт, что это за война, где сражаются мечами, в какое жуткое измерение его занесло?».
Она колдовала над Кириллом не меньше часа, но странное дело, как она ни старалась, раны не заживали. Кира чуть не плакала от досады. Кирилл вдруг положил ей руку на плечо и привлек к себе. Мгновение – и она оказалась в его объятьях. Его кровь испачкала ее светлое платье. Кира заплакала.
– Не могу, видишь, я ничего не могу. Как же помочь тебе?
– Не огорчайся, сокровище мое, – прошептал он ей на ухо, – ты очень старалась, но там, где мы находимся, бессильно колдовство.
– Там, где мы находимся? – переспросила Кира и вдруг увидела убогое убранство комнаты. Она поняла, что подсознательно так волновало ее: несоответствие. Как Кирилл с его миллионами мог оказаться в этом богом забытом чулане? Почему он лечит свои раны сам, не пользуясь услугами эйрских врачей? Уж кто-кто, а он вполне мог позволить себе самую дорогую клинику Мерлин-Лэнда. Рука, увенчанная дорогими перстнями, на простой холщовой простыне… – Где мы?
– Это Бэссния, моя королева, – вздохнул Кирилл. – Мне жаль, я испортил твое платье.
– Ерунда, – махнула рукой Кира, – Бэссния… что-то знакомое.
– Это царство Сэтха, – пояснил Кирилл, – здесь не любят чужих. Синг мой друг. Он оказал мне гостеприимство, но если об этом узнают, у него могут быть большие неприятности.
– Выходит, я не могу тебе помочь, – расстроилась девушка. – Я только и умею, что колдовать, и то плохо.
– Только ты и можешь мне помочь, – Кирилл, не отрываясь, смотрел на нее, – улыбнись, мне так нравится твоя улыбка.
– Что я могу сделать? – она попыталась улыбнуться, хотя на душе скребли кошки.
– Ты видишь мою кровь, Кира?
Девушка молча кивнула.
– Она пролилась потому, что у меня украли мой талисман. Перстень, защищающий от врагов и предательства.
– Перстень, – Кира вспомнила Алису. Девочка все время кричала про какое-то кольцо, Таура и предательство, – у тебя украл его Таур?
– Не знаю, – помедлив, сказал Кирилл, – может быть. А откуда ты знаешь про Магистра?
– Да, она тоже называла Таура Магистром.
– Кто она? – удивился Кирилл.
– Алиса. Маленькая вредная девчонка, выпавшая из твоей жемчужины. Она все время твердила про какое-то кольцо, которое пытался украсть Таур.
– Это очень важно, – напрягся Кирилл, – если девочка знает, где кольцо, это значительно упростит поиск. Приведи ее сюда. Я объясню ей, как важно для меня вернуть свой перстень. Она увидит, как дорого я заплатил за его потерю. Она обязательно поможет. Найди ее, Кира, без кольца мне не обмануть смерть.
Он разволновался и лицо его стало совсем белым, а на только что сделанных Кирой повязках выступили алые пятна крови. Девушка встала.
– Мне надо вернуться в Москву, – она была полна решимости, – Алиса там. Я уговорю ее придти к тебе. Только как я смогу попасть сюда?
– Это довольно опасное путешествие, – глаза Кирилла потухли, он бессильно откинулся на подушки. – Нет, милая, я не могу подвергать тебя такому риску . Будь что будет. Ты никуда не пойдешь. Я не пущу тебя.
– Я не могу сидеть сложа руки и ждать твоей смерти, – спокойно сказала Кира. – Я найду девчонку и приведу ее к тебе.
– Кира…
– Нет. Это не обсуждается. Я уйду и вернусь. Я люблю тебя. Помоги мне вернуться.
– Я тоже люблю тебя, милая, – прошептал Кирилл. – Ты – последнее, что у меня осталось. Я не могу тобой рисковать.
– Я все равно пойду. Не заставляй меня тратить время на поиски дороги.
– Хорошо, – решился он, но в глазах была тревога. – Возьми вот это, – Кирилл снял с пальца кольцо с большим черным камнем, – наденешь на левую руку – окажешься где-то рядом с Алисой. Наденешь на правую – вернешься ко мне. Все просто.
– Где-то рядом, это как, – уточнила Кира.
– Или в шаге от нее, или просто в том же измерении. Может быть, ты все-таки откажешься от своего похода? Кто знает, где сейчас девочка.
– Где бы она ни была, я найду ее и приведу к тебе. Выздоравливай, пожалуйста. – она надела кольцо на левую руку и исчезла.
Кирилл несколько мгновений полежал неподвижно, потом легко поднялся с постели и мягко, по-кошачьи потянулся. Скользнул взглядом по своим окровавленным повязкам и они растаяли, как снег в марте. Исчезли и раны, оставив лишь едва заметные шрамы. Краски вернулись на бледное лицо, в волосах появилась седина, а глаза полыхнули ледяным блеском.
– Синг, не пора ли пообедать? – крикнул он, швыряя в низкую дверь первой попавшейся склянкой со стола. – Я сейчас умру от голода!
– Сию минуту, господин Магистр, – лохматый бэсс уже кланялся в дверном проеме, – все готово. Ваша дама уже ушла?
– Она вернется, Синг, – Таур накинул на плечи шелковый халат и, чуть пригнувшись, шагнул через порог. – Она обязательно вернется.
За дверью был залитый светом зал, огромный длинный стол, уставленный диковинными яствами, фруктами, вином в хрустальных амфорах. Пламя свечей сотней искр играло в хрустале, создавая атмосферу праздника. Во главе стола стоял только один прибор. Властелин Запределья предпочитал обедать в одиночестве.

* * *

Низкие своды подвала будто навалились мне на плечи. Тишина была такая, что звенело в ушах.
– Где это мы, – проворчал Локи, обводя глазами подземелье, – сплошной экран, ничего не вижу.
– Я тоже, – сказала Маня и тут же споткнулась о какой-то камень.
– Это где-то на нижних уровнях, – сказал я, с трудом успев подхватить девушку.
– Да уж понятно, что не на крыше, – Маг неодобрительно покосился в нашу сторону. – Что-то стражи не слышно, – проворчал он. – Может, мы на уровень фундамента провалились?
– Не знаю, – признался я, – вообще-то я представлял совсем другое место.
– Плохо, значит, представлял. – Локи насторожился. – Странно, мне почему-то кажется, что мы совсем рядом с Инсилаем.
– Тогда это нулевой уровень крепости, – поделился я полученной от кузена информацией.
– Ага, – сказал Локи, думая о чем-то своем. Он постоял еще чуть-чуть и уверенно заявил, – нам туда.
Маг направился в глубь коридора и пропал. Как я ни старался, обнаружить его не получалось.
– Где он? – испуганно прошептала Маня и схватила меня за руку. – Я ничего не вижу.
– Я тоже, – Локи как сквозь землю провалился, нашел время в прятки играть. А может, он попал в какую-нибудь ловушку? – Локи! – наплевав на осторожность, я в полный голос позвал Мага.
– Что ты орешь! – зашипел он откуда-то справа от меня. – Здесь за аркой – целый подвал. Чуть вперед и направо.
Мы с Маней прошли вперед и обнаружили полуприкрытую решетку. За ней, кое-как освещенный факелами, был бесконечно длинный зал с тяжелыми каменными сводами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...