ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне очень жаль.
Лика покосилась на окно и подумала, что проклятой вороне все-таки стоило свернуть шею.

* * *

Стражник отпустил голову Илая, и она снова бессильно склонилась на грудь.
– Тебе действительно стоит идти, – сказала Мирна, обернувшись к Крашу. – Рабовладелец Муни пропал безвозвратно, так что ты теперь, как ни крути, беглый раб. Конечно, не ты сбежал от хозяина, а хозяин от тебя, но вряд ли стража станет разбираться. Да и нас разыскивает все тауровское войско.
Краш покосился на Мирну, сделал шаг назад, но не ушел. Я посмотрел на его голый торс, плетуна и ошейник.
– Куда он пойдет в таком виде? Надо снять плетуна.
– Каким образом? – Мирна не разделяла моего энтузиазма. – Он Чародей. Чтобы его освободить, нужен Маг или Волшебник.
Поразмыслив, она стянула с себя свой безразмерный свитер, оставшись в тоненькой трикотажной кофточке:
– Надевай.
– Ты замерзнешь, – засомневался Краш.
– А тебя поймают с твоим плетуном, лучше будет?
Краш натянул свитер и сразу стал похож на добропорядочного ваурца, полунищего, но свободного. Обновка была ему узковата и коротковата, но в стиле гранж ходил весь Альвар.
– Иди в пещеру, где мы были днем, – не глядя на Мирну, сказал я ему. – Жди нас там два дня. Если не вернемся – уходи, значит, что-то у нас не сложилось. Да, постарайся избегать кафтанщиков со свистками. Они высвистывают коды плетунов, чтобы найти беглых рабов. Чихнуть не успеешь, как будешь весь в серебре.
– А вы? – спросил Краш.
– Мы не можем уйти, пока не выясним, что с Инсилаем, – ответил я.
Краш посмотрел на меня как-то странно, но ничего не сказал.
У ворот появился Арси. Он прибыл на колеснице, запряженной рабами, и немедленно включился в работу. Сразу посветлело: советника сопровождала рота факельщиков. Инсилая отвязали от столбов, бесчувственное тело упало на груду камней. Арси склонился над ним, взял двумя пальцами за запястье, видимо, пытаясь найти пульс, но, не найдя, с досадой отбросил руку. Дальше пошел такой крик, что даже мы могли разобрать некоторые из проклятий Арси, сыпавшиеся на головы стражи.
Потом началось разбирательство. Уже через десять минут одежда и руки советника были изрядно перемазаны углем и мелом. Похоже, причину произошедшего он обнаружил. Споенную нами стражу Арсиковы факельщики уволокли в Альвар. Протрезветь они не успели и в тюрьму шли с песнями и плясками, откровенно не понимая, что их дни сочтены.
Мало-помалу Арси успокоился и вернулся к Илаю. Перевернул поникшее на камнях тело на спину и поставил ногу ему на грудь. Вот дрянь, в победителя играет. С живым Волшебником не рискнул связываться, хоть с мертвым справился.
– Как вы думаете, – я обернулся к товарищам по несчастью, – они прямо здесь его похоронят, или на кладбище?
– Сомневаюсь, что они вообще будут его хоронить, – пробормотала Мирна.
– Что ж, они так и бросят труп посреди дороги? Даже для Ваурии это слишком.
– Его не рискнут похоронить до возвращения Магистра, – прошептал Краш. – Кроме того, здесь вообще не принято хоронить Волшебников. Их сжигают на ритуальных кострах, а пепел развеивают над водой.
– Ты еще здесь? – прошипела Мирна и вдруг осеклась на полуслове. – Как это сжигают? Ронни, серьга! Нельзя, чтобы они сожгли маяк!
– Серьга? – удивился Краш.
– Да уйдешь ты, наконец? – разозлилась Гаара.
– Нашла время о маяке думать! – разозлился и я. – Сейчас я все брошу и пойду за серьгой. Здравствуйте, господин Арси, я тут к Вам по делу, буквально на минутку. Сережку отдайте, будьте любезны, нам она до зарезу нужная, нам без нее никак из вашей проклятой Ваурии не убраться. Так, что ли?
– А когда еще об этом думать? – огрызнулась Мирна. – Ты, что, здесь на всю жизнь решил окопаться? Вдруг Арси прямо тут костер и устроит? Как нас без маяка найдут?
– Кому мы нужны, нас искать, – вздохнул я. – Они же знают, что мы с Инсилаем, и он поможет нам выбраться отсюда. Им и в голову не придет, что мы додумаемся убить Посланника, собственными руками уничтожив отъездные документы.
– Ну, когда-нибудь они все-таки обнаружат наше отсутствие? – неуверенно предположила Мирна.
– Обнаружат, – согласился я. – Вопрос только, когда.

* * *

По террасе в доме Локи расхаживали диковинные птицы. Маг подкармливал их жуками, которых творил едва заметными движениями пальцев буквально из ничего. Жуки падали на мрамор пола и пытались разбежаться, птицы, похожие на павлинов, склевывали насекомых на лету. Иногда среди пернатых красавцев вспыхивали ссоры, начинались крики и драка, но Локи чуть слышным свистом немедленно восстанавливал порядок.
Зеркало в зале затрезвонило, когда солнце уже почти село. Неприятный холодок кольнул сердце Мага, будто ранил его ледяной осколок. Локи вздохнул и, войдя в зал, щелкнул пальцами. Зеркальная стена замерцала, и в отражении нарисовался Элрой. Вид у него был немного растерянный.
– Я снова к Вам, и снова без приглашения, – сообщил он.
– Должен ли я изобразить радость или обойдемся без условностей? – проворчал Локи.
– Обойдемся, – подтвердил дознаватель. – Я могу войти?
– Если я скажу «нет», Вы ведь все равно войдете. – Локи широким жестом явил на стол бутылку коллекционного красного шампанского и два хрустальных бокала на тонких высоких ножках. – Входите. Будем считать, что наша встреча проходит по обоюдному желанию.
Элрой шагнул из отражения в зал. Локи предложил ему кресло, сел сам и взял со стола один из бокалов.
– Я с дурными вестями. – Элрой не воспользовался приглашением и остался стоять.
– С ордером на арест? – уточнил маг.
– Нет, – дознаватель отвел глаза. – Вы отказались выступить в защиту интересов Инсилая…
– И что? – Локи все понял. Он спросил только, чтобы заполнить паузу.
– Теперь Вам придется выступать свидетелем обвинения в деле об убийстве.
Локи непроизвольно сжал в руке свой бокал. Хрусталь брызнул осколками на пол, кровь на пальцах смешалась с вином.
– Его убили в Ваурии, – тихо сказал Элрой.
– Это невозможно. Вы уверены?
– Это слова Наблюдателя, – без эмоций сказал Элрой.
– Он присутствовал при этом?
– Кто? – удивился дознаватель.
– Ваш независимый Наблюдатель, конечно, – ощерился Локи, – кто ж еще! Он присутствовал при смерти Илая?
– Он всегда присутствует, – Элрой покосился на Мага. – Наблюдатель обязан видеть и фиксировать все происходящее. Это его предназначение.
– Простите, – Локи прикрыл глаза. – Одну минуту.
По лицу Мага пробежала мрачная тень, брови сошлись на переносье, на висках выступили темные жилки. Элрой почувствовал, как его задела волна холода, на мгновение обволокшая Локи.
– Я к Вашим услугам, – Маг открыл глаза и посмотрел на гостя. – Присаживайтесь, угощайтесь, прошу Вас.
Элрой не стал спорить.
– Как это случилось? – спросил Маг, скользя рассеянным взглядом по расписанному великолепными фресками потолку.
– Нелепая случайность, – вздохнул Элрой.
– Вашу случайность зовут Мирна и Ронни? – уточнил Локи.
– Вы все знали? – удивился дознаватель. – Знали и не приняли никаких мер, чтобы помешать этому?
– Кто я такой, чтобы останавливать руку судьбы! – проворчал Локи. – Все должно идти своим чередом, или наступит такая путаница, что и до вселенского Хаоса недалеко.
– Иногда Вы меня просто пугаете, досточтимый Локи, – признал Элрой, пригубив вино. – Я Вас не понимаю. Иметь возможность спасти дорогого Вам человека и не воспользоваться ею… Нет, не понимаю.
– Я уже говорил Вам, что Илай должен уметь сам постоять за себя. Я не могу всю жизнь ходить за ним по пятам, предостерегая от неприятностей и исправляя его ошибки.
– Эта ошибка стоила ему жизни! – непроизвольно повысил голос Элрой. – Вы не посчитали нужным вмешаться и придти ему на помощь. Ваше право. На месте комиссии я привлек бы Вас к делу не как свидетеля, а как соучастника.
– А это уже Ваше право, – спокойно сказал Локи. – Кстати, где тело?
– Какое тело? – не понял дознаватель.
– Вы ухитрились возбудить дело об убийстве, не располагая трупом? – поднял брови Маг.
– Принимая во внимание исключительность обстоятельств, – промямлил Элрой, – отсутствие отношений с Ваурией… Комиссия посчитала достаточным свидетельство Наблюдателя и Отшельника.
– Достаточным для чего?
– Достаточным для всего, – туманно ответил Элрой.
– Понятно, – проворчал Локи. – Могу я узнать его имя?
– Чье?
– Отшельника, для начала.
– В общем-то, это против правил, – замялся Элрой, – но, учитывая, что для Илая Битва закончилась…
– Хорошо, постараюсь упростить Вам задачу. Это была Айка?
– Я иногда боюсь Вас, досточтимый Локи. Когда речь заходит о неведомом прошлом, нет предсказателей, равных Вам, – медленно сказал Элрой.
– Айка. – повторил Локи, по губам его скользнула усмешка. – И мне отмщение, и аз воздам… Повезло мальчику.
– Имя Наблюдателя Вас тоже интересует, или Вы его уже знаете?
– Не преувеличивайте мои способности, мэтр Элрой. Откуда мне знать государственные секреты? Да и не нужна мне эта информация… Наблюдатель в Ваурии – просто глаза и уши Высшего суда. Какой спрос с ушей?
– Будто Вы не знаете, что Наблюдатель – единственный, кто имеет документально подтвержденное право вмешаться в происходящее.
– Я не знаю ни одного случая, когда кто-то из Наблюдателей этим правом воспользовался. Нет, Элрой, меня не интересует имя того, кто не воспользовался своим эксклюзивным правом на решение. Оставим это. А где, если не секрет, разгуливают сейчас малолетние вершители судеб?
– По эйрскому счету, им нет двадцати одного года, и мы не можем привлечь их к ответственности.
– Зато Таур может. – Локи взглядом убрал с пальцев кровь и шампанское. – В Ваурии совершеннолетие наступает в момент рождения.
– Им Вы тоже не хотите помочь?
– Они не избранные, а значит, имеют право и на ошибку, и на помощь.
– Ну, хоть кому-то повезло, – вздохнул Элрой.
– А что будет с… – Локи запнулся на полуслове, – в общем, с обвиняемыми?
– Вы имеете в виду Машу и Катарину? – уточнил Элрой. – В ближайшие часы они будут арестованы за убийство.
– Это еще кто? – изумился Локи. – Почему не знаю?
– Полагаю, одна из них известна Вам под именем Варвара.
– А-а-а… – неопределенно протянул Локи.
– Самосуд преследуется по закону, – напомнил Элрой.
– Неужели я похож на палача?
– Есть что-то неуловимое, – проворчал себе под нос дознаватель.
– Я не воюю с женщинами и детьми, – отрезал Локи.

Глава 50

Арси вскочил в колесницу и что-то приказал страже. Стражники погрузили к ногам советника тело Инсилая. Арси хлестнул рабов, они во весь дух побежали прочь от города, таща за собой колесницу. Они стартовали так резко, что рука Илая соскользнула с повозки, свесившись в дорожную пыль. Ком встал у меня в горле; я видел, как его тонкие смуглые пальцы бились о камни, когда колесница подпрыгивала на ухабах. Изящная цепочка сине-черного металла мерцала тусклым холодным блеском на разбитом запястье. Утешало только одно: Илаю было уже все равно, его боль умерла вместе с ним.
– Быстрее, за ними, – вывела меня из оцепенения Мирна. – Шевелись.
– Зачем? – спросил я. События сегодняшней ночи стоили мне последних сил. – Теперь уже ничего не исправить. Инсилай мертв, нас разыскивает вся тауровская стража. Краш, и тот ушел, понял, что мы – компания опасная.
– Ты хочешь убраться из Ваурии? – прошипела Мирна, оборачиваясь пантерой. – Тогда бегом, нужно забрать серьгу. Своими силами нам отсюда не вырваться, а Инсилаю она уже ни к чему. Он на нас не обидится. Садись скорее, копуша.
Мы легкой рысью припустили по дороге.
– Думаешь, маяк нам поможет? – спросил я Мирну после пары километров пробежки.
– Отец не бросит нас в Ваурии, – уверенно сказала Гаара. – Он обязательно вернется. К тому же он вряд ли узнает о смерти Инсилая, а значит, не дождавшись его возвращения, воспользуется сигналом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...