ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Картина, представшая моим глазам, примирила меня с ранним подъемом. Старший ученик стоял посреди мастерской и, голося, что есть силы, грозил кому-то неведомому на потолке огрызками своей вчерашней трудовой деятельности. Глаза его метали молнии, а в полной древесины и опилок клетушке это было пожароопасно. То, что это проделки местной крысы, я понял сразу. Сам с этой тварью год воевал. Чего только не делал – и мышеловки ставил, и отраву сыпал, и кота соседского на несколько ночей в мастерской запирал… Ну, никакого толку. Правда, сегодня она доставила мне столько приятных минут, что я немедленно согласился на перемирие и мысленно пообещал угостить хвостатую соседку солидным куском сыра.
– Кто это сделал?! – возопил в очередной раз Инсилай.
Крыса, конечно же, молчала. Я, в знак солидарности, тоже. А что, он сам виноват, нечего разбрасывать нужные вещи где попало. Я уже столько раз от этой Шушеры страдал, что привык наводить здесь на ночь идеальный порядок.
– Кто?! – продолжал буйствовать Инсилай.
Появилась заспанная Наталья. Так как партер я уже занял, ей пришлось довольствоваться амфитеатром, то есть лестницей.
– Что вы разорались с утра пораньше? – зевнув, осведомилась она, покручивая на пальце кончик своей роскошной каштановой косы.
– Не обобщай, – обиделся я, – я, между прочим, тоже пострадал от его воплей, думал, горим. Чуть заикаться не начал.
– Ну не начал же, – философски заметила Наталья. – Что случилось-то, родной? – она воззрилась на Инсилая. – Весь квартал перебудил. Или тренируешься дублировать брачный крик дракона в популярных нынче «Тайнах Магической природы»?
– Чего орем, кого убивают? – судя по голосу, откидные места на балконе достались Кире. Сейчас на галерке появится Варвара и всех разгонит. И театр, и зрителей, а жаль. Так и случилось.
– Всем молчать. – Волшебница сказала это очень тихо, но все разом замолкли. В отличие от нас, Варвара не неслась на место происшествия сломя голову и успела принять вполне пристойный вид. – Что за сборище и почему так громко?
– Кто-то ночью испортил все испжелы, найду – разберусь, как с тараканом! – с новыми силами заголосил Инсилай и почему-то уставился на меня, предположив, видимо, что это я его дурацкие палочки всю ночь грыз.
– Господи, на кого вы похожи, – проворчала Варвара, продираясь к месту происшествия сквозь наши сплоченные ряды. Видок у нас и, правда, был живописный. Я с голым торсом в ночных кальсонах в сине-голубую полосочку. Наталья в ярко-алой пижаме с черным пояском, явно не предназначенной для чужих глаз. Кира в какой-то немыслимой ночной рубашке цыплячьего цвета с кучей бантиков и в черном халате, небрежно накинутом на плечи. Что до Инсилая, он – хоть и начал это утреннее ток-шоу, а значит, покинул свою постель совершенно осознанно – был краше всех. Белые носочки со стоптанными шлепанцами на кривых волосатых ногах и белые семейные трусы в крупный красный горох на личности. Рядом с одетой с иголочки Варварой мы были похожи на актеров дешевого рыночного балагана, поднятых среди ночи полицией нравов.
– Ответит кто-нибудь, наконец, что здесь происходит? – Варвара повысила голос.
– Какая-то зараза испортила всю мою работу, – промямлил Инсилай.
– Какая именно? – уточнила Варвара.
Общество промолчало. Впрочем, оно и знать не знало, кто так подкузьмил старшему ученику. Я знал, но крысу закладывать не собирался.
– Ты без двух минут Чародей, – спокойно, как ребенку, втолковывала Волшебница Инсилаю, – значит, всегда должен знать, кто, когда и зачем, а не орать на всю улицу свои вопросы в пять утра. И что ты уставился на Ронни? Он и за трое суток не сгрызет столько древесины, даже если возомнит себя бобром.
– Но товар-то испорчен, – резонно заметила Наталья, подтягиваясь к центру разборок. – Значит, кто-то виноват.
– Согласна, – откликнулась Варвара, – но это не я… И не Ронни, – добавила она, чуть помедлив, – так что нас вы подняли совершенно не по делу.
– Кто же тогда? – поинтересовалась Кира, спустившись, наконец, в мастерскую со своей галерки. Теперь здесь и вовсе было не протолкнуться. Все улики, кроме сжимаемых в кулаке Инсилая огрызков, были безнадежно затоптаны. Если бы я был крысой, я бы довольно потирал лапы и хихикал на пороге своей норки.
– А злорадствовать не хорошо, – ни к кому не обращаясь, бросила Варвара, – но пятерку по интуиции ты заработал.
Вряд ли она говорила это Инсилаю, и я зарделся от удовольствия, хотя это было очень некстати.
* * *
Когда утренние страсти улеглись, я занялся блинчиками. Они вышли не очень. Сто раз себе говорил, не связываться с тестом в состоянии раздражения, и все равно попался. После завтрака все занялись формированием заказа, а меня выгнали на рынок, чтоб не путался под ногами. Не могу сказать, чтоб меня это огорчило. Погода стояла прекрасная, и я был совсем не прочь прогуляться. Волшебница, раздав кучу ценных указаний, удалилась в компанию «Гелла», предоставившую нам контракт на поставку заказа, для подписания договора. Как и все посреднические компании, «Гелла» была очень озабочена получением своих процентов от сделки, и, как следствие этого, ее менеджеры требовали с обеих договаривающихся с их помощью сторон кучу бумажек. В перечень необходимых документов входили: а) договор с фирмой «Гелла», с точным указанием причитающихся ей процентов; б) договор о том, что «Гелла» не несет никакой ответственности за качество товара, с одной стороны, и своевременную оплату, с другой; в) сертификаты на товар; г) подтверждение кредитоспособности сторон; д) лицензия продавца на право торговли из магистральной бизнес-комиссии, с приложением полного списка товаров и услуг, только в подлиннике, дубликаты ни-ни, и чтоб подписи и печати были разборчивы; е) справка об уплате налогов за всю жизнь; ж) отказ от всех претензий к «»Гелле», если по какой-либо причине сделка оказалась бы сорвана; з) форс-мажорные обстоятельства…
Кажется, я что-то забыл, список составлен до буквы ЭН, но это не важно. Самым таинственным пунктом мне всегда казался форс-мажор. Со справками попроще. Варвара в двух словах объяснила мне, что все эти документы нужны для того, чтоб не дать умереть с голоду конторам, которые эти бумажки выдают. Когда я спросил, кто выдает форс-мажор, Волшебница долго смеялась и сказала, что эта контора, скорее всего, находится вне коммерции и политики и договориться с ней практически невозможно. Дальнейшие объяснения я привожу почти дословно. Знания полезные, авось и вам пригодятся.
– Если ты, к примеру, пошел на базар и потерял деньги, – объясняла Варвара, – кто виноват?
– Я, наверно.
– Правильно. А если ты их не потерял, а у тебя их украли?
– Все равно я, ничего ведь не докажешь.
– Опять правильно. А если налетел смерч и вырвал у тебя из рук кошелек?
– А вот за стихию я не отвечаю.
– Совсем правильно. Хотя и стоит держать деньги в местах, недоступных урагану, но в данном случае для страховой компании форс-мажор налицо. Теперь усложним задачу. Обокрали тебя без всяких фокусов, но уже через пару минут случилось светопреставление с потопом, пожаром и цунами, что делать?
– Ничего, обокрали-то простые воры. Наплевать и забыть.
– Это для дураков, а нормальный человек поменяет эти события местами, благо пару секунд через пару месяцев никто не докажет, и получится форс-мажор. Понял?
– Понял, если ты от собственной глупости терпишь убытки, молись о светопреставлении.
– Грубовато, но точно. Кстати, так как ураганы, потопы и пожары у нас довольно редко случаются, советую в пункт о форс-мажоре включать финансовые кризисы, революции в провинции При и насморк у любимого дракона Главного смотрителя О-Хо.
– А где эта При и кто такой О-Хо, с хилым драконом?
– В этом и заключается основной фокус. Ты не знаешь ни При, ни О-Хо с драконом, я тоже. Но ведь и все остальные тоже про них не ведают. Так что если очень прижмет, легче будет доказать драконий насморк, чем пожар и наводнение на базарной площади, которую знают все.
– Кто ж такое подпишет?
– А вот тут ты опять не угадал. Мало кто рискнет признаться в своей некомпетентности при подписании договора. Ставлю магический жезл против одноразовой волшебной палочки, что подпишут. Больше того, даже не спросят, кто это и где это, они же все умные и признаться в собственной безграмотности ниже их достоинства. А мы ребята простые. И хитрость нам не зазорна.
Итак, я отправился на рынок, Варвара – за бумажками, а ученики занялись проверкой отправляемого товара.
На рынке я покрепче вцепился в свой кошелек, как вы уже поняли, доказывать форс-мажор дело довольно муторное, лучше не разевать рот.
Я жаждал реабилитироваться после утренних блинчиков и задумал всех примиряющее меню: запеченные в сметане яйца карликового крокодила, пудинг из папоротника вуалехвостого с шоколадными черепашками и пунш из молока девственных кобылиц с покой и полой. Но тут прямо на моем пути выросла как из-под земли Варвара.
Не валяй дурака, – посоветовала Волшебница. – Одна нога здесь, другая там. И никаких изысков, я не против гастрономических забав, но не сегодня. Нынче вечером мне будут нужны все мало-мальски рабочие руки, имеющиеся в доме. Посыльный от «Геллы» прибудет ровно в полночь. Эти идиоты начитались каких-то гороскопов и утверждают, что это время – самое благоприятное для коммерции, и завтрашнее утро их, видите ли, не устраивает. Так что объявляется аврал.
Вечер прошел под знаком ударного труда. Наталья сосредоточенно варила зелья, Кира ловко разливала готовый продукт по склянкам и приклеивала этикетки. Инсилай расфасовывал палочки по желаниям и упаковывал в цветастые стеклянные футляры. Я развешивал по пакетикам коготки и лапки, смешивал травяные сборы и снабжал всю компанию горячим кофе.
Варвара заполняла кучу сопроводительных бумажек, штамповала гарантийные талоны и выборочно проверяла качество отправляемого товара. К приходу посыльного мы еле-еле управились, хотя мне пришлось полчаса поить его кофе с вафельными рожками на кухне, пока доделывались последние штрихи. Но все, даже самое неприятное, когда-нибудь заканчивается. Подошел к концу и этот день. Я ухитрился заснуть за миг до того, как голова моя коснулась подушки. С кухни все еще слышались голоса, общество отмечало отправку заказа.
Два последующих дня были полны тишины и покоя. Я потихоньку убирал последствия авральных работ, суетился по хозяйству и почитывал «Практическую магию». Утром третьего дня все опять куда-то разбрелись, и я подался в город, так как был откровенно никому не нужен. Пошлялся по рынку в свое удовольствие, прикупил кое-что для кухни, без всякой спешки посидел в кафешке с приятелем Яргши, служившим подмастерьем у Мага Уостарока, и узнал от него последние новости.
Наш общий приятель Хрум сдал-таки на степень Чародея, хоть и с третьей попытки, а значит, появилось местечко ученика у Волшебника Вилли. Заманчивая перспектива, но, во-первых, не хотелось уходить от Варвары, а во-вторых, Вилли – ученик кого-то из Черных Магов, и идти к нему страшновато. Хрум, во всяком случае, утверждал, что закон о защите учеников в доме Вилли существует только в учебнике права. Не знаю, как насчет закона, а со знаниями у Хрума точно было не важно, раз только с третьего захода смог пробиться в Чародеи. Впрочем, это не показатель. У нас вот тоже свой Хрум имеется в лице Инсилая, хоть Варвара его и пальцем не трогает, и знания в его дурную башку засовывает, как жадина – медяки в копилку. А толку? Господи, когда же эта сволочь белобрысая получит, наконец, степень Чародея?! У меня такое ощущение, что в его планы это просто не входит. Если за день он делает пару вялых шагов вперед, то ночью непременно отползает назад на добрый десяток. Он будто издевается надо мной. Знает, что я его экзамена жду не дождусь, и играет на моих нервах, как кот на гитаре.
Между прочим, в городе снова поговаривают про тайную войну Школ Белой и Черной магии. Вроде как новый тур начался, и все новые бойцы невидимого фронта к месту действия подтягиваются. Вот я и думаю, может, Инсилай и есть страшное биологическое оружие черных магов?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...