ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Таур выкрикнул что-то на своем птичьем наречье, лучники ответили поклоном.
– Что он говорит? – я сжала руку Мирны. Она прижала меня к себе, пытаясь закрыть мне лицо.
– Не смотри. Он приказал целиться тщательнее и ни в коем случае не стрелять в голову и сердце. Говорит, Волшебники не достойны быстрой смерти.
О, господи, проклятый мир! Они тут все сумасшедшие, помешанные на битвах и крови. Я обернулась на звон тетивы. Третий лучник так разволновался, что примитивно промазал. Стрела воткнулась в помост за спиной Инсилая и, звонко подрожав золотым треугольником, застыла немой тонкой линией. Стрелки подошли к корзине и взяли еще по одной стреле. Первый был самым метким – он попал Илаю в ногу, чуть выше колена. На светлых джинсах предательски стало расплываться кровавое пятно. Инсилай не шевельнулся. Он стоял очень прямо и неестественно-неподвижно, как памятник.
– Не смотри! – повторила Мирна, силой развернув меня к себе. – Не бойся, ему почти не больно. Мы же передали ему цветок предрассветной Ильты.
– Значит, твой отец знал, что все так будет? – возмутилась я. – Знал, что казни не избежать и дразнил нас надеждой? Ненавижу!

Глава 33

– Это совершенно невозможно – тащить за собой в пропасть детенышей, – сказала Лика, рассматривая приобретенный у Аркаши арсенал.
– Это Ронни-то детеныш? – усомнилась Наталья. – Ты ничего не перепутала, подруга?
– Он – недоучившийся подмастерье, вообразивший себя Волшебником. – Лика взяла в руки карабин. – Единственное достойное приобретение.
– Это Ронни его выбрал. Может, он и детеныш, но детеныш мужского пола, а значит, генетически лучше приспособлен к ведению боевых действий.
– Ну, ты сказала… – оторопела Анжелика. – Совсем спятила, дорогуша. Нас там уже дожидается один генетически приспособленный представитель сильной половины человечества – в золотых кандалах.
– Без Ронни нам дорогу не найти, – вздохнула Наталья. – Да и спокойнее, когда он на глазах, хоть не выкинет ничего.
– Как скажешь, я бы не взяла. Но Биливердину эту я с собой точно не потащу, хоть ты меня стреляй. Нам там, между прочим, еще Алису искать, не на прогулку собираемся.
– А я, что, спорю? Нет, так нет. Надо только ее обратно в Москву закинуть, и можно собираться. Вроде ничего не забыли.
– А зачем ей Москва? – возразила Лика. – Пусть здесь сидит со своей Софкой. У нас что, времени вагон, возить эту красавицу туда обратно? Ронни что-то болтал про три дня. Так вот, три дня уже на исходе, надо поспешать.
– Иди, договаривайся с тетей Верой и Альвертиной, оставь ей денег… Кто знает, что там у нас произойти может. Скажи, что нам нужно еще кое-что прикупить для дела, поэтому наш поход чуть-чуть откладывается.
– Врать нехорошо, – ехидно напомнила Анжелика, – особенно детям.
– Детям лучше поменьше знать, если они остаются одни. Особенно таким трепливым детям, как Альвертина. Мало ли кто нас взыщется?
– А если Варвара?
– Варвара и без Альвертины разберется, кто, где и зачем, – успокоила Наталья, – если объявится, конечно, в чем я уже сильно сомневаюсь. Да, и позови Ронни, чем девочкам глазки строить, пусть лучше поможет мне собраться.
– Ну ты командирка, – усмехнулась Лика. – Есть, гражданка начальник, будет исполнено!
Рональд обнаружился в гостиной. Так и есть, с огнем в глазах изображает из себя дивизию коммандос, размахивая руками и ногами, как перепуганная летучая мышь. Софка с Альвертиной смотрят на него, как зачарованные, на физиономиях восхищение, граничащее с обожанием. Иоська надулся, как мышь на крупу, но молчит. Заморский гастролер явно выигрывает с колоссальным преимуществом, не отыграться. Лика понаблюдала пару минут за этим петушиным турниром и подалась к Вере Абрамовне, бросив мимоходом:
– Ронни, тебя Наталья зовет.
Софкина мама сидела в кухне в обнимку с сигаретой и телефоном и трещала как сорока. Лика чуть поморщилась, и пол-Одессы осталось без телефонной связи.
– О, теперь они уже и телефоны поотключали, – без намека на раздражение сообщила Вера Абрамовна, убедившись в отсутствии связи, – не город, а полигон на выживание. За что только деньги берут, когда никогда ничего нет? Вы что-то хотели, Ликочка?
– В общем, да, – Лика присела на краешек подоконника. – Большое Вам спасибо за все…
– Что такое? – насторожилась Софкина мама. – Только не говорите, что вы уже уезжаете!
– Ну, честно говоря, да, – вздохнула Анжелика.
– Оно Вам надо? – возмутилась Вера Абрамовна, отгоняя доберманшу от стоящей на столе кастрюли с салатом. – Только ж приехали!
– Да нам по делу нужно.
– Ой, знаю я ваши дела! Один Аркаша чего стоит. Чем глупостями заниматься, сходите лучше на море, позагорайте, фруктов покушайте. У Вас там разве фрукты? Вода и краска, одна синтетика. Я тут раз на углу клубнику эту импортную взяла…
Что было дальше, Лика прослушала. Свинцовой тяжестью налился затылок, яркое голубое мерцание резануло по глазам. Что-то случилось, поняла колдунья. Варвара, Инсилай или оба сразу? Мерцание стремительно удалялось, становясь едва заметной точкой в сознании, но, несмотря на свою удаленность, излучало такую тревогу, что хотелось, бросив все, нестись на помощь.
– И что за дела такие, что надо бежать сломя голову? – завершила свою речь Вера Абрамовна. – Хоть Альку-то за собой не таскайте, пусть дите отдохнет, совсем девчонку заморили в своей Америке.
– Ну, если Вы так считаете, – включилась Лика, стараясь избавиться от головной боли, – я даже не знаю…
– И знать тут нечего. Чешутся у вас пятки, бегите по своим делам, а Альвертине я скажу, что вы с Аркашей в Ильичевку поехали, в порт.
– Вот деньги, – замялась Лика, протягивая хозяйке триста долларов. – Только ей не давайте, она все в один день растранжирит.
– Вы что, до зимы по делам собираетесь?
– Почему, на пару дней. Максимум на неделю.
– На такие деньги неделю может кушать вся Софкина школа, а море у нас пока, слава богу, бесплатно. Идите и не берите в голову, посмотрю как за своей, да и Софочке не так скучно будет.
Когда Лика вернулась в комнату, Ронни с Натальей как обычно ругались. Спор имел тактическое значение. Ронни настаивал на том, что стартовать надо в полном боевом вооружении и немедленно, Наталья отстаивала путешествие налегке и с утра пораньше. Оружие она предлагала перевозить в заколдованном виде.
– А расколдовывать кто его тебе там будет? – орал Ронни. – Таур? В Ваурии, кроме него, никто волшебством не балуется!
– А как ты это все попрешь? – Наталья пнула ногой гранатомет. – Это ж никаких рук не хватит! И за каким бесом я в такую жару буду бегать в бронежилете, который весит, как средневековые доспехи?
– Заткнитесь, оба! – распорядилась Анжелика, плотно прикрыв за собой дверь. – Не знаю, что стряслось, но нам надо торопиться. Выход через час. Всем готовиться. Защита самая тщательная.
– Ты что, перегрелась? – оторопела Наталья. – Что за спешка такая, как на пожар.
– Не исключаю, что и на пожар, – без тени улыбки сказала Лика. – Что-то случилось и нам надо поторопиться.
– У тебя видение было, или сама догадалась? – издевалась Наталья.
– Слушай, – разозлилась Лика, – мне не до шуток. Я чувствую беду, нужно срочно действовать, а не щекотать языки. Неизвестно, сколько нам придется искать Альвар, а времени почти не осталось.
Сборы прошли по-военному четко, заняв всего двадцать минут. Облачившись в новоприобретенный камуфляж и бронежилеты, все трое вооружились до зубов и набрали полные карманы гранат и волшебных палочек.
– Так, – Лика окинула взглядом маленький отряд, – Ронни, ориентируйся.
– Мы возвращались через четыре прыжка.
– Долго и бесполезно, – отрезала Наталья. – Мы здесь все ребята взрослые, управимся одним хорошим скачком. Лишние зигзаги – лишнее время.
– Знаешь, какая дорога самая короткая? – подал голос Ронни.
– Прямая, – не задумываясь, ответила Наталья.
– Та, которую знаешь, – вздохнул Рональд. – Я не уверен, что смогу привести вас в Ваурию новой дорогой. – «Я и за старую-то не очень уверен», добавил он про себя.
– Ладно, – неожиданно легко согласилась Лика, – будем скакать зигзагами. Только по-шустрому. Что-то мне так неспокойно, что места себе не нахожу.
– Нет, ты определенно не в себе, – проворчала Наталья, – какая забота о ближнем, с ума сойти! Да еще о каком ближнем, конец света!
Через полчаса, заглянувшая в комнату Альвертина, обнаружила полное отсутствие своих спутников.
– Где все? – немедленно приступила она к допросу Софкиной мамы.
– А я знаю? – Вера Аркадьевна мыла посуду в детской ванночке. Воду в очередной раз отключили, правда, заработал телефон. – Кажется, в Ильичевку подались, в порт, там им Аркашка что-то присмотрел нужное.
– А когда будут, они сказали?
– Да скоро и будут, что там в Ильичевке иметь, кроме грязного моря и поганого товара? Подите лучше на море, вон погода какая, чем дома париться, возьмите Осю, собаку и хоть по воде походите. Сидите, как запечные тараканы, мне что, вас дихлофосом шугануть?
– Ага, а если они вернутся, а меня нет?
– Подождут, значит, – успокоила Вера Аркадьевна. – Твоя мама им головы поотрывает , если они тебя потеряют. И мальчик твой на тебя такими глазами смотрит, что никуда не денется. С Рональдом тебе повезло, детка, он очень милый мальчик, и так трогательно к тебе относится…

* * *

Все вокруг внезапно потемнело, что-то грохнуло у меня за спиной и, что уж совсем странно, раздалась автоматная очередь. Откуда такая роскошь в этом первобытном мире? Я обернулась и обомлела. Две девицы, с ног до головы увешанные оружием, едва успев появиться, уже уложили троих лучников и, держа под прицелом стражу, закрыли собой Инсилая. Ронни, ловко орудуя ножом, перерезал веревки, которыми Илай был привязан к столбу.
– Алиса! – крикнул Ронни, всматриваясь в толпу. – Сюда, быстро! Алиса!
Инсилай был свободен. Ронни выдернул стрелу из его плеча, с той, что попала в ногу, Илай справился сам. Я схватила Мирну за руку и бросилась к ним.
– Скорее! – почти крикнула я. – Это Ронни, бежим.
Толпа замерла, стражники застыли, как бронзовые фигуры, Таур молча взирал на все происходящее и не делал ни малейшей попытки воспрепятствовать нашему побегу. Не нравится мне это спокойствие, что-то слабо верится в то, что господин Магистр сдастся без всякого сопротивления. Как пить дать задумал какую-нибудь гадость! Но сейчас раздумывать некогда, я подумаю об этом потом, если выберусь из этой заварухи.
Мы бросились к скалам. Мирна показывала дорогу, Ронни и девушки прикрывали наш отход, держа под прицелом площадь. Инсилай заметно хромал, и было видно, как трудно дается ему наш марш-бросок. Когда мы добрались до пещеры, я поняла, что дальше Илай идти не сможет, слишком много крови он потерял. Пятно на джинсах с каждой минутой становилось все больше и темнее. Он присел на камень, чтобы немного передохнуть. Я схватила его за руку, посмотрела в глаза, пытаясь дать хоть немного сил, но Инсилай быстро отвел взгляд. Кольцо Мерлина тоже не подействовало, потому что он просто закрыл глаза.
– Инсилай! – я испугалась и тряхнула его за плечи. Мне показалось, он теряет сознание. – Ради бога, посмотри на меня, или ты просто не дойдешь.
– Нет, – тихо ответил он, – не такой ценой. Обещай мне не вмешиваться, или мне придется идти с закрытыми глазами.
Я промолчала. Он требовал невозможного.
– Алиса, – настаивал Инсилай, не открывая глаз.
– Обещаю, – выдавила я из себя, но пальцы скрестила, благо, он все равно не видел.
Подтянулись Ронни и его амазонки, одна из которых оказалась мулаткой с фиалковыми глазами и фигурой топ-модели. Вторая была тоже хороша – с такой косищей, какую мне за всю жизнь не вырастить.
– Что случилось? – спросила шатенка с шикарной косой. Она склонилась над нами. – Инсилай, я тебя умоляю, только не сейчас!
Рядом со мной вонзилась в землю золотая стрела, я подпрыгнула, как ужаленная.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...