ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Может, ты и прав, мальчишка долго не протянет. Но только убежать-то сможет он один. Ты останешься на расправу.
– Это я уже понял. Переживу. Говори, что делать.
– Первую часть я тебе гарантирую, – чуть помедлив, сказал Локи, – со второй полная неизвестность.
– То есть, как? – не понял я.
– Отсюда-то он убежит, если повезет, а вот доберется ли туда, куда хочет…
– Но ведь кто-то все-таки убежал.
– Да, но вся беда в том, что никто не знает, куда. Сюда они не вернулись, это точно, а вот смогли вырваться в наш мир или нет – никто не знает.
– Не понимаю, – признался я.
– Я уже говорил тебе, что это измерение очень малоэнергетично. Магия здесь не работает, так как любой магический процесс требует энергии. Все, что я скажу тебе сейчас, лишь голая теория, но, судя по тому, что никто из беглецов не вернулся, она подтверждается практикой. Ты помнишь теорию тасуемой колоды?
– Только вчера излагал ее Ронни.
– Так вот, мы провалились между картами, так как слишком низко подпрыгнули. Чтобы выбраться отсюда, нужно просканировать верхнее пространство, найти точку перехода, дождаться, когда она замигает, и прыгнуть. Мы чужды этой реальности, по всем законам магофизики она нас сама вышвырнет.
– Вопрос – куда? – засомневался я. – Да и не сможет Ронни ничего просканировать. Он всего лишь подмастерье, да и то не мой.
– Это как повезет… – ответил Локи. – В сущности, тот же прыжок, только с открытыми глазами.
– С ним еще компания из двух девчонок и дракона с карикусом.
– Вы что, на экскурсионном автобусе сюда провалились?! – покосился на меня Локи. – Ну, ты хорош! Девочки, драконы… как еще без походной ванны обошелся?
– Не в том смысле. Девчонки настоящие, дети лет тринадцати. Совершеннейший ужас.
– И ты таскаешь весь этот детский сад за собой по Запределью? Ты совсем рехнулся? Мало тебя дамочка шарахнула по способностям, надо было чем потяжелее по голове твоей бестолковой, проблем было бы меньше.
– Это точно, только это не я их, а они меня по измерениям таскают. Им, видите ли, в Москву по делу срочно.
– Они ж туда за всю жизнь не допрыгают с таким проводником.
– Главное, чтобы выбрались из Ваурии. У них полные карманы палочек, как-нибудь доберутся.
– А могу я узнать, как давно вы здесь гуляете? – с подозрительным ехидством поинтересовался Локи.
– Да уж скоро третьи сутки, – и тут до меня дошло. – О, Великий Мерлин!
– Да уж, стоит поторопиться. На все про все пара часов, а у тебя еще прорва работы.
– Говори, что делать, – взмолился я, – или из стадии хуже не будет мы перепрыгнем в положение хуже некуда.

Глава 23

Локи отвлек надсмотрщика, устроив средней паршивости бунт на корабле. Я временно остался без партнера и под шумок смылся к Ронни. За Локи я особо не переживал, плевать он хотел на все их наказания, это ему как ласковый шлепок с его уровнем медитации.
Рональд так озаботился работой и собственной персоной, что в первый момент меня даже не признал. Я схватил с земли камень, сорвал с шеи Ронни плетуна и прихлопнул паука изо всех сил.
– Слушай меня внимательно, на повторение времени не будет. Сейчас ты рванешь в лес и изо всех сил будешь бежать против солнца. В той стороне обрыв, где остались девочки. Так, вот тебе мое кольцо-индикатор, на карточке он единственный алого цвета. У тебя будет сдвоенная точка, сине-красная, если ты не потерял свое кольцо. Вот карта, – слава богу, я сунул ее в задний карман джинсов, и вороватым аборигенам она не досталась, – берешь девчонок за руки, ищешь на небе мерцающую голубую точку и прыгаешь в этом направлении с открытыми глазами. Постарайся не упускать ее из вида, это как маяк. Все, беги, больше я ничем не могу тебе помочь. Удачи, пять минут форы у тебя есть.
– А ты? Как же ты без кольца?
– Мне оно уже не понадобится, – сдуру брякнул я и испортил все дело. Произошло то, чего я опасался. Ронни уперся, как ишак и с идиотской решимостью в глазах заявил:
– Без тебя я никуда не пойду.
– Палочки действуют еще три часа. Если ты не поторопишься, мы все сгинем в этом чертовом измерении. Геройствовать будешь потом, а сейчас спасай девчонок. Да, блокнот с маршрутом у Алисы, я ей все объяснил. Для ориентира имей в виду, что мы в Ваурии.
– Я не пойду, – упрямо повторил Ронни. – Они тебя убьют.
– Если ты потеряешь еще хоть секунду, они убьют нас обоих. А ну, дуй отсюда!
Видимо, хоть что-то от Волшебника в моих глазах осталось. Под моим взглядом Ронни стреканул к лесу так, что пятки засверкали. И очень вовремя, надо сказать. Трое кафтанщиков уже бежали к нам, размахивая хлыстами. В пути они разделились. Один бросился за Ронни, двое других направились ко мне.
Я схватил камень и метнул его в погнавшегося за Рональдом надсмотрщика. Слава Мерлину, не давшему мне промахнуться, мужик рухнул, как подкошенный. Ронни скрылся в лесу и больше его судьба никого, исключая меня, не интересовала.
Когда надсмотрщики подбежали ко мне, раздался чуть слышный свист. Паук на моей шее среагировал мгновенно. Цепь на руках взвилась вверх, перепрыгнула через голову и сжалась, как пружина. Браслеты на запястьях срослись друг с другом, сковав мне руки за спиной. Ошейник немедленно ощерился острыми шипами и выплюнул еще одну цепь. Один из надсмотрщиков тут же накрутил ее на руку и поволок меня за собой на золотом поводке, как дрессированного медведя по ярмарке. Второй шел следом и подгонял меня ударами кнута, впрочем, напрасно. Меры усиленной безопасности, предпринятые плетуном, позволяли мне двигаться только мелкими шажками, так как цепь на щиколотках укоротилась. К тому же разбитая утром нога все еще болела, и я ощутимо хромал. Я вообще старался передвигаться по возможности аккуратно, ибо резкий поворот головы был чреват сломанной о шипы шеей, а это в мои планы не входило. Интересно, под какую статью я по их разумению попадаю: попытка побега или подстрекательство к бунту? Я бы предпочел последнее. Перспектив все равно никаких, уж лучше сразу, чем всю жизнь под кнутом. Убивать будут или воспитывать?
Пока я предавался размышлениям о будущем, мы прошли поле, бараки и вышли на узенькую, мощеную булыжниками улицу. Звону от моего передвижения поприбавилось. Под него-то мы и добрались до подобия ратуши.
Во двор, в дом, направо, налево – и тут под ногами я увидел лестницу: бесконечная вереница ступеней, ведущая вниз. Спускаться было очень тяжело, мешала короткая тяжелая цепь на ногах. Одно неловкое движение – и покачусь по ступенькам, как колобок. Ощущение у самого горла острых, как ножи шипов, не придавало мне уверенности, и шел я очень медленно, хотя шедший сзади надсмотрщик так старательно подгонял меня ударами кнута, что спина и плечи болели уже более чем сильно.
Наконец, мы добрались до цели. Маленькая темная каморка. Вместо окна чадящий факел на стене. У стены в кресле кто-то сидит, но во тьме его почти не видно. Кафтанщики удалились, закрыв дверь.
– Вот ты какой, Посланец, – голос был бархатно-насмешливым.
Я поискал глазами, куда бы присесть, ничего не обнаружил и понял, что придется стоять. Что он несет, какой посланец? Или у меня от непривычных нагрузок в голове помутилось, или он что-то перепутал.
– Я тебя совсем другим представлял, – продолжал невидимый собеседник. – Ты пришел, как было предсказано Таррой, мы ждали тебя.
Черная Книга Перемен предсказала, что паршивцу Ронни приспичит скакать по пограничным измерениям, Варвара в злобе заклянет меня человеком, а я сломя голову полезу в авантюру для самоубийц? Никогда не поверю. Да и не та я персона, чтоб меня предсказывала священная Книга Запределья. Ничего не понимаю, но лучше помолчу.
Глаза понемногу привыкли к темноте, и я смог, наконец, разглядеть обладателя загадочного голоса. Что-то очень знакомо мне его лицо. Красивое, холеное, абсолютно безвозрастное, с холодными голубыми глазами. Великолепная седая шевелюра, аккуратно постриженная и ухоженная, не делала его стариком, а придавала какое-то зловещее благородство. Что-то мне подсказывает, что ничего хорошего от этой встречи ждать не стоит, хоть и говорит он весьма миролюбиво.
– Что ж ты молчишь? – осведомился незнакомец. – Скажи что-нибудь, я хочу слышать твой голос.
И что я ему должен сказать, с его точки зрения? А с моей? Ну, например, я бы не отказался присесть и избавиться от кандалов, пусть и золотых. Это я и высказал своему собеседнику.
Он, мгновение помедлив, щелкнул пальцами. Руки и ноги мои в ту же секунду освободились от цепей, остался только зубастый ошейник и паук-плетун на плече.
– Окажи любезность, – он смотрел на меня колючими глазами-льдинками, и от одного его взгляда неприятный холодок пробежал по моему позвоночнику. – Покажи мне свою спину.
Это еще зачем? Проверяет работу своих подчиненных или сам решил плетью поразмяться? Я молча повернулся. Пусть смотрит, не жаль.
– Все правильно, – пробормотал он, – отлично. Можешь повернуться.
Ничего не понял. Что он там разглядел, кроме синяков? Еще щелчок – и перед креслом, где сидел незнакомец, появился табурет.
– Садись, скоро и эта роскошь будет тебе недоступна.
Ну, насчет роскоши мы еще посмотрим. У меня все-таки третий уровень медитации, а за табуреточку премного благодарны, наработался я сегодня до судорог. Вслух я ограничился простым «спасибо» и плюхнулся на табурет.
– Господин, – без всякого выражения сказал незнакомец.
– Что? – не понял я, видно, состояние покоя плохо действует на мою сообразительность.
– Ты должен называть меня «господин», – терпеливо пояснил он мне. – Все-таки ты говоришь с Магистром.
Силы небесные, сохрани меня, Мерлин, я вспомнил эту рожу. Она во всех книгах по пограничным перемещениям на первых страницах. Это же Таур, Черный Магистр и Властелин Запределья. Вот, значит, с кем пообщаться привалило. Локи же говорил о Ваурии и Магистре, просто тогда я внимания не обратил. А ведь это все. Конец. Таур Волшебников не милует. На легкую смерть можно не рассчитывать. Эх, Локи, почему ты не сказал, что мы провалились в Запределье? Я даже читал чьи-то мемуары о пребывании здесь. Как сейчас помню, называлась книжка «Пленники Запределья». Ну да, героически-мученическая смерть мне гарантирована. Если верить автору, Волшебников здесь казнят сотней золотых стрел или насмерть забивают камнями. Завораживающая перспектива.
– А у тебя красивый голос, – задумчиво сказал Таур. – Ты много моложе, чем я думал. Как ты ухитрился стать Волшебником в таком возрасте?
Я предпочел промолчать, полагая, что требуемое Тауром обращение «господин» просто застрянет у меня в горле.
– Сколько тебе лет? – продолжал допрос магистр. – По-эйрскому исчислению.
– Двадцать пять, – больше молчать было чревато, но «господин» я так из себя и не выдавил.
– Господин, – терпеливо напомнил Таур. – Как твое имя?
– Инсилай.
Магистр пристально посмотрел на меня ледяными глазами, и бич искристого голубого огня хлестнул меня по лицу, взявшись неизвестно откуда и исчезнув неизвестно куда. Грубо, но доходчиво. Я невольно прижал руку к щеке.
– Господин, – в третий раз повторил Таур без малейшего раздражения. – Золотой Илай… все правильно. Ты должен был придти, и ты пришел.
– Что? – растерялся я. Вторая пощечина была куда больнее предыдущей.
– Инс, по старо-эйрски, золото, – любезно объяснил Таур. – Зачем же ты явился, Илай?
Хотел бы и я это знать. Так звезды встали.
Не дождавшись ответа, магистр сказал:
– Ты должен отвечать, когда тебя спрашивают.
– Я не знаю… господин, – выдавил я из себя требуемое обращение. Теперь, похоже, ему не понравился тон. Голубая вспышка не церемонилась Я стер плечом кровь с рассеченной губы.
– Ты должен отвечать правду. Зачем ты помог бежать своему соседу? Ты ведь знал, что за это придется платить собственной болью.
Ну что тут ответишь? Что в лесу остались две беспомощные девчонки с карикусом и драконом, что только лентяй Ронни может вытащить их отсюда, что у него такая аллергия на работу, что при местном распорядке дня он больше недели не протянет? Я снова промолчал. Очередная вспышка хлестнула по лицу. Да пошел ты со своими молниями, господин Таур, мы слабые, но ужасно гордые.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...