ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Огромная птица и Лика, бросившаяся вслед за мной со скалы…
Не скажу, чтоб приземление было мягким. Хрясть! Под моей ногой что-то хрустнуло и завизжало. Кажется, я снова на кого-то наступил. После полета над морской пучиной у меня немного дрожали ноги. Я нагнулся и увидел, что придавил подростка-галчонка. Поднял его и увидел, что, кажется, сломал ему крыло. Чтобы несчастная птица не шумела, я сунул ее за пазуху.
– Медведь несчастный, – проворчала Лика, – шагу не можешь сделать, чтоб на кого-нибудь не наступить.
– Просто вы все зачем-то кидаетесь мне под ноги.
– И это вместо благодарности! – хмыкнула Анжелика. – В следующий раз я хорошенько подумаю, стоит ли тебя спасать. Кстати, зря ты взял птичку. Вполне хватает вашего графина. Нельзя ничего менять в чужих измерениях, могут случиться проблемы в собственном.
– А тебе хочется, чтоб эта птичка своими воплями перебудила всю округу? К тому же я виноват перед ней. Сделал инвалидом. Меня совесть замучает. Вот вылечу и верну обратно.
– Прелестно! – фыркнула Лика. – Бедная моя квартира. Наркодиспансер, ветеринарная травматология… что дальше – психушка или центр клонирования?
– Кар!! – сказал галчонок, и мы перепрыгнули обратно в Москву.

Кто-то настойчиво названивал в дверь. Пока я разбирался с новоприбывшей галкой, Анжелика пошла открывать. Пожаловал к нам господин Горохов. Вежливая Лика пригласила его в гостиную. Варвары нигде не наблюдалось. Я собрался потихонечку смыться, чтоб не путаться под ногами у взрослых людей. Горохов явно нервничал. Не дожидаясь предложенного Ликой кофе, он направился к трофейному графину и собрался испить водички. «Только не это!» – мысленно взмолился я, но было поздно. Графин выскользнул из рук Вадима Игоревича и упал на пол. Вода разлилась, пробка разбилась, графин, слава богу, уцелел.
– Ох, я тут вам набедовал, – сокрушенно вздохнул Горохов.
На грохот примчалась Анжелика, надо сказать, весьма вовремя: графинчик стал прямо на глазах превращаться в нашего пьяненького мужичонку. Одна беда, голова его была разбита, а разлившаяся по полу вода с каждой минутой все больше смахивала на кровь. Полная невезуха.
Графин окончательно превратился в покойничка с пробитой головой, развалившегося у ног совершенно ошалевшего господина Горохова.
– Надо милицию вызывать? – пролепетал Вадим Игоревич. – Кажется, я кого-то здесь уронил. Или он у вас тут раньше лежал?
От неожиданности я выпустил своего галчонка и он, хромая на одно крыло, с дикими воплями понесся по квартире.
– Кто нам точно не нужен, так это милиция, – вздохнула Лика.
– Что с покойничком будем делать? – обретя вдруг чувство юмора, осведомился Горохов.
– Ничего, – не задумываясь, ответила Анжелика. – Вернется Вар… э… Маша и разберется. Не волнуйтесь, никакого криминала, это, как бы Вам объяснить… вроде как мираж. Пойдемте на кухню, кофе пить.
Нервы у коммерсанта оказались крепче, чем я думал. Преспокойно перешагнув через тело на полу, он отправился с Ликой на кухню. Видно, собственные проблемы интересовали его куда больше, чем чужие покойники.
Подслушивать, конечно, не хорошо, но я, каюсь, подслушал. Очень мне было интересно, зачем прибыл наш работодатель, а позвать меня как-то забыли. Я весьма уютно устроился под кухонной дверью и навострил уши.
Как выяснилось, господин Горохов пришел поделиться новостями. Сегодня с утра пораньше его навестила милиция в лице следователя Горбули и два часа морочила голову расспросами о личных врагах и конкурентах, способных на крайние меры. Потом, заподозрив Вадима Игоревича в утаивании информации от родной милиции, следователь пытался заставить его сознаться в получении письма с угрозами или требованиями выкупа. Наконец, Горбуля затребовал от Горохова подробный список вхожих в его дом друзей и знакомых, сообщил, что сегодня-завтра Тамару выпишут из клиники, осведомился напоследок, когда возвращается мать Алисы, и, клятвенно пообещав принять горячее участие в поисках пропавшей девочки, к великой радости коммерсанта удалился. Что было с господином Гороховым дальше, я прослушал, потому что на меня налетел галчонок и начал вить в моих рыжих лохмах какое-то подобие гнезда. Пришлось отбиваться от незваного жильца, а потом снова затрезвонили в дверь.
– Открой, Ронни, – крикнула с кухни Лика, – я сейчас выйду.
Я легкомысленно последовал ее указанию и немедленно пожалел об этом. На пороге нашей квартиры я увидел незнакомого мужчину лет тридцати. Несмотря на жару, он был одет в черный, дешевого вида плащ, всесезонные ботинки неопределенного возраста и размера и берет линяло бурого цвета, в девичестве, видимо, бывший черным. В руках субъект держал рыжую кожаную папку. На носу были узкие темные очки, из-под брюк выглядывали кирпичного цвета носки.
Интуиция подсказывала мне, что прибыл к нам следователь Горбуля, но именно его-то мне и не хотелось пускать, памятуя о теле с пробитой головой в гостиной.
– Здравствуй, мальчик, – заговорил он со мной так, будто на вид мне было не двенадцать лет, а в лучшем случае пять, – есть дома кто-нибудь из взрослых? Я из милиции.
Вот, черт, предчувствия меня не обманули. И что теперь прикажете делать? В прихожей нарисовалась Лика, тщательно прикрыв за собой дверь на кухню. Ну, понятно. В кухне Горохов, в гостиной покойник, в спальне вот-вот материализуется Варвара. И где Анжелика собирается принимать милицию, в ванной, что ли?
– Чем могу быть полезна? – холодно осведомилась Лика.
– Могу я задать Вам несколько вопросов? – делая аккуратные, но настойчивые попытки проникнуть в квартиру, спросил Горбуля.
– Можете, – не проявляя и намека на гостеприимство, хозяйка продолжала удерживать гостя на пороге.
Поняв, что оборона непробиваема, следователь робко поинтересовался:
– В дверях беседовать будем, или хоть в коридор пригласите?
– А Вы, собственно, кто будете? – уточнила Лика.
– Ах, это, – обрадовался представитель правопорядка, объяснив негостеприимность хозяйки ее подозрительностью, – я следователь районной прокуратуры капитан Горбуля.
– А документик имеется? – уточнила Анжелика.
– А как же, – капитан сунул под нос хозяйке удостоверение. – Теперь можно пройти?
– Входите, – вздохнула Лика, поняв, что от настырного Горбули так просто не отбиться. – И чем же я заинтересовала вашу контору? Дорогу не в том месте перешла или ближайший сбербанк ограбила?
– А Вы ограбили? – обрадовался Горбуля, не оставляя попыток пробиться в гостиную.
– А как же, все вчерашние газеты писали! Или Вы прессу не читаете?
– Я, гражданочка, оперативные сводки читаю. И за последний месяц на нашей территории ни одного ограбления сбербанка не числится. А к Вам я по делу Горохова. Знаете такого?
– Ну, допустим.
– Тогда Вы должны знать, что у него похитили ребенка.
– Предположим. Но причем здесь я? Мне вполне хватает хлопот с этим головорезом, – Лика ткнула в меня пальцем. – Уж не думаете ли Вы, что я прихватила еще и чужого?
– Нет-нет, – успокоил Горбуля. – Просто я хотел знать, что Вам известно о происшествии?
– Если под происшествием Вы подразумеваете похищение ребенка, – уточнила Лика, – так только то, что оно произошло. Так же я знаю, что прошло уже почти две недели, а никто палец о палец не ударил, чтоб раскрыть это преступление!
Возмутившись от души бездействием милиции, Анжелика потеряла бдительность, и капитан прорвался в гостиную. Мы рванули за ним, столкнулись в дверях, потеряли в возне пару секунд и тут же услышали полувздох, полустон Горбули
– Господи, кто это?! – когда капитан обернулся к нам, на нем лица не было. Его совсем недавно румяная физиономия посерела, он даже очки темные снял, так разволновался. – Это как понимать, я Вас спрашиваю? Это же труп!!!
– Сам и ответил, – проворчала Лика, – чего орать-то. Говорила вам, не тащите домой всякую гадость. Сейчас еще галка твоя крикливая прилетит.
– Товарищи, дорогие, – забормотал следователь, – вы что здесь, с ума все посходили? У вас труп в квартире, а вы даже в милицию не позвонили. Может, вы его не заметили?
– А чего звонить-то! – разозлилась Анжелика. – Вы вот без всякого вызова заявились.
– Чего шумим? – раздался у меня за спиной голос Варвары, и я вздохнул с облегчением.
– Спокойно, граждане, – придя в себя, скомандовал Горбуля. – Из квартиры никому не выходить, на месте происшествия не топтаться. Я сейчас вызову оперативную группу, и мы во всем разберемся.
– Какого происшествия? – удивилась Варвара. – Вы о чем, молодой человек?
Я увидел, как за спиной следователя наш покойник трансформировался в графин с водой и аккуратно водрузился на подоконник. Даже пробка не звякнула.
– У вас что, здесь под каждым окном по покойнику? – взорвался капитан. – Происшествия она, видите ли, не замечает. Вы кто, гражданка, предъявите документы!
– Это вы кто такой, чтобы у меня документы требовать? Врываетесь в чужую квартиру, лопочете какую-то чушь о покойниках! – повысила голос Варвара.
– Чушь?! – заорал Горбуля. – А это что, по-вашему?! – обернувшись к окну, он театральным жестом указал на пол.
– Где? – заинтересовалась Волшебница, входя в комнату и внимательно разглядывая пространство за капитаном.
– Украли! – охнул следователь, хватаясь за сердце. Тут-то на него и налетел мой галчонок. Горбуля попятился и сел на подоконник.
– Осторожней с графинчиком, – попросила Лика. – Дедушкино наследство, антиквариат в своем роде. Кыш отсюда! – она прогнала галчонка и помахала у позеленевшей физиономии капитана сложенной газетой. – Что с Вами, Вам плохо?
– Где труп? – не веря глазам, продолжал настаивать Горбуля.
– Чей труп? – уточнила Варвара.
– Ваш, – ляпнул капитан.
– А что, в живом виде я Вас совсем не устраиваю? – расстроилась Волшебница.
– Голову не морочьте, – взорвался капитан, – где труп?!
– Рановато прибыли, – огрызнулась Варвара. – Мой труп пока при мне и чувствует себя весьма живо.
– Дурдом, – констатировал следователь, ощупывая несостоявшееся место происшествия. – Но ведь я его видел.
– Кого? – Волшебница была сама любезность.
– Тело. Тело здесь лежало, с пробитой башкой. В луже крови. Мертвее не бывает. И на тебе…
– Лика, принеси валерьянки, – скомандовала Варвара и обернулась к Горбуле, – а ты, миленький, не волнуйся, твое драгоценное тело погуляет и придет. Оно временно отлучилось.
– Я Вам не миленький, я следователь районной прокуратуры.
– Ну и славненько, даст бог, будешь и в городской. Главное, чтоб покойники из-под рук не разбегались, – успокоила Волшебница.
– Могу я осмотреть квартиру? – не унимался капитан.
– А ордер у Вас есть? – немедленно встряла Анжелика.
– Не нервируй его, и меня заодно, – поставила точку Варвара. – Был бы у него ордер, нужно бы ему было твое разрешение. Не видишь, человек в волнении. Осматривайте, капитан, я разрешаю. Валерьяночки выпейте и смотрите на здоровье.
Горбуля машинально махнул поднесенную ему валерьянку, занюхал ее тыльной стороной ладони и, встав с подоконника, осторожно подошел к шкафу.
– Можно открыть? – после стопки валерианы следователь стал заметно вежливее.
– Конечно, – улыбнулась Варвара, – я же сказала, Вы можете посмотреть все, что пожелаете.
Капитан приоткрыл дверцу с такой осторожностью, будто ожидал, что на него оттуда посыпятся отрубленные головы и скелеты. Ничего подобного, естественно, не произошло, и Горбуля заглянул внутрь. Со шкафа на него немедленно спикировал галчонок, который, как и Анжелика, не разделял Варвариного спокойствия и громко выражал свой протест.
– Уберите птицу! – завопил следователь, снова начиная нервничать.
– Брысь! – Варвара отогнала галчонка. – Послушайте, а что Вы ищете? Может, я смогу Вам помочь?
– Алису, – ехидно сказала Лика.
– В шкафу? – удивилась Волшебница.
– Вы все прекрасно знаете, что я ищу! – взорвался Горбуля. – Не надо делать из меня идиота. Вы все видели, что пять минут назад у вас в квартире лежал труп с пробитой головой. Теперь его нет, и я хочу знать, куда вы дели тело.
– Понятно, – Варвара как-то странно посмотрела на следователя и обернулась ко мне.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...