ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дальше началась полная чепуха о перемещениях, налоговой полиции, Гамбурге, Химерах и какой-то Алисе, которая будет у них главным козырем по выводу из игры этой самой Варвары, которая и не Варвара вовсе, а Маша, только мало кто в это посвящен, и эта их приобщенность к клану посвященных – тоже неплохой козырек.
Ладно, надо подобраться к шкафу. Да еще так, чтоб мамаша не углядела, что мне там понадобилось. Я поперлась на кухню, мне там лучше думается. Когда проходила через гостиную, они разом смолкли. Ясно, значит, гадости обсуждают, иначе чего таиться. Решила сделать себе тосты. Надо подкрепиться, люблю думать на сытый желудок. Засунула хлеб в тостер, и тут припожаловала Фьорелла. Мамаша ее даже на порог не пустила, пришлось общаться на улице. Пока мы с Фьюшкой на крыльце трепались, мои тосты благополучно сгорели, и из кухонного окна потянуло гарью. Очень хорошо. Все само собой получилось.
– Фью, – скомандовала я, – дуй к окну и, когда я дам отмашку, во всю глотку ори: «Пожар!». Постарайся, чтобы первой услышала моя маман, а не соседи.
Я заглянула в дверь, убедилась, что все на своих местах. Вздохнула, сосредоточилась и махнула рукой Фьорелле. Фью сунула голову в открытое окно кухни и заголосила: «Пожар!!!».
Маман с Инсилаем переглянулись и рванули на кухню. Пока они спасали тостер и все остальное, я проскочила к шкафу и обчистила свои собственные карманы с такой скоростью, что мне бы позавидовал любой домушник. К тому моменту, когда мамаша высунулась из окна с воплем: «Марш домой, чертова кукла!», я уже была на крыльце.
Прослушав пятиминутную лекцию о противопожарной безопасности и разгильдяйстве, я с самым смиренным видом, который смогла изобразить, отправилась к себе в комнату готовить маленькую бомбу замедленного действия.
Для начала я вытряхнула из упаковки десять таблеток пургена. Превосходное слабительное средство, причем совершенно безвредное. Затем добавила к ним пару таблеток люминала. Остатки лекарств надежно спрятала в груде учебников, как знать, что в этой жизни пригодится, а отмерянные таблетки тщательно растолкла в ступке.
Маман, как чувствовала, несколько раз заглядывала, интересовалась, что это я так притихла. Я с самым старательным видом сообщила, что готовлюсь к завтрашней лабораторной по зельям, и нахально предъявила ступку. Теперь оставалось самое сложное. Насыпать все это в то, что эта парочка сегодня гарантированно съест или выпьет, да еще так, чтобы мне это есть-пить не пришлось. Я отправилась на разведку в кухню, но после моих дневных подвигов маман немедленно ринулась следом и сообщила, что ужинать будем через час. Диверсия через ужин отпадала, пришлось изыскивать другие способы. Их, собственно, было не так уж много. Либо чай, либо вино. К чайнику было не подобраться, значит, вино. Когда мамаша вплотную занялась ужином, а Инсилай загрузился в ванну, я залезла в бар и засыпала свою лекарственную смесь в початую бутылку вина. Был, конечно, риск, что они будут пить что-нибудь другое, в баре были еще бутылки, но только эта была начата. Я размешала все очень тщательно, даже малюсенького осадка не осталось, и аккуратно поставила бутылку на место. Сделав свое черное дело, я быстренько смоталась к себе и стала ждать взрыва своей мини-бомбочки. Все-таки снотворное со слабительным – это гремучая смесь.
Сначала был ужин. Я сидела за столом с мамашей и Инсилаем и чинно кушала рыбу. Терпеть не могу этих жареных водоплавающих, но я должна была убедиться, что именно мое вино будет сегодня выпито. Для этого нужно было оставаться за столом, а если бы я отказалась от рыбы, меня бы непременно из-за стола поперли. Пришлось пожертвовать своими вкусами и ковырять вилкой ненавистную рыбу, которая, как назло, оказалась на редкость костлявой. Жертва моя оказалась напрасной, вино к ужину не подали. Ну, не жизнь, а сплошное разочарование. Неужели все старания прахом? Тостер сожгла, лекции мамашины терпеливо слушала, годовой запас пургена использовала, рыбу ела! Ну что мне еще сделать, чтобы мне, наконец, повезло?!!
В одиннадцать меня загнали спать, но я не могла пропустить организованного собственными руками зрелища и героически боролась со сном, хотя глаза у меня слипались так, будто это я сама люминала наглоталась. Чтобы облегчить себе борьбу, снова стала подслушивать, хоть и не хотела. Не интересные у них разговоры, Варвара – Алиса, Алиса – Варвара. Будто включила стосерийный сериал на пятьдесят втором эпизоде: ни завязки, ни развязки. Но сегодня мне повезло: передавали краткое содержание предыдущих серий, почерпнула массу полезной информации.
Во-первых, выяснилось, что у меня есть тетушка. Дамочка серьезная, умная, мстительная, этакая Шапокляк с магическим образованием. Варварой зовут, или Машей. По их словам получается, что вроде как она Маша, но зовут ее Варварой, если кто-то что-то понял – мои поздравления. Эта самая Варвара оказалась мамашиной сестрицей, младшей. Но боялись они ее не по-детски, и голову себе сломали, как бы ей, злодейке, по-взрослому напакостить. Чем там она маман насолила, не знаю, а Инсилай у этой гражданки третий год в учениках ходит. Все ворчал, что от такого учения скоро окончательно отупеет. Колдовать надо уметь, а не мелко пакостничать, вот что я думаю, тогда и тупеть не будешь. Варвара-то эта, похоже, изрядно посильнее этой парочки будет, вот и плюет на их заморочки, а маман с Инсилаем зло разбирает. Ладно, не мое это дело. Хотя информация о наличии могучей волшебницы в тетушках и интересна.
Потом они заговорили о зеркальной связи. Инсилай достал из-под свинцового колпака, где мамаша всякие опасные для атмосферы штучки хранит, кожаный с серебром футлярчик, а из него зеркало. Покосился на свое отражение и сказал, что у него три не отвеченных вызова. Я сперва не поняла, а потом догадалась, что эти зеркальца и пудреницы вроде мобильников. То-то маман с утра до ночи с зеркалом болтает, видать, переговоры проводит, а я-то думала – она собой любуется. Инсилаеву трубу, пардон, зеркало, они спрятали под колпак, чтобы вездесущая Варвара его найти не смогла. Но это, по их словам, уже перестраховка, так как Инсилай все деньги уже проболтал с маман, и связаться с ним можно только через оператора, чем Варвара вряд ли будет озадачиваться. Связь там по двойному тарифу, а она за грош удавится. Короче, если Инсилай этот меня окончательно достанет, нужно будет просто вытащить его зеркало из-под колпака и ждать, когда все остальное сделает тетушка-волшебница. Если в ближайшие двадцать четыре часа он меня не полюбит, я так и сделаю. «Так не доставайся ж ты никому!». В Одессе сочинение писала по «Бесприданнице», все сдула с какой-то критической статьи. Если б сейчас задали, я бы знала, что писать: «Образ Карандышева, как пример доведения до отчаяния наплеванием на светлые чувства».
На этом месте я, кажется, задремала, хоть и сидела под дверью в ужасно неудобной позе, потому что когда я снова включилась, маман с Инсилаем уже пили мое винцо с фруктами и шоколадом. Эстеты. Я в щелочку убедилась, что они пьют то, что надо, и стала ждать. Даже сон прошел. Первым начал зевать Инсилай. Видно, выпил больше, вот и подействовало раньше. Мамашка держалась. Потом Инсилай вдруг рванул в сторону санузла, а маман начала зевать. Очень хорошо. Сейчас вы, голубчики, будете друг дружку с горшка спихивать, не до гадостей станет и уж тем более не до любви. Так и вышло. Ближайшие два часа они провели в борьбе со сном и расстройством желудка. Даже поцапались между собой, что ни один из них заговора от этой напасти не знает. Маман пыталась было колдонуть, да не вышло, не тянет ее магия против одесского слабительного. Тогда они списали свои беды на козни злюки-Варвары и успокоились маленько. Только за туалет периодически воевали, пока не дотумкали сотворить себе по-быстрому второй. Это у них вышло, и они разошлись по горшкам, а я пошла спать. Больше ничего интересного сегодня не предвиделось.

Глава 10

Мне приснилась Одесса. Мы шли с Инсилаем по кромке прибоя, и он обнимал меня за плечи. Я чувствовала тепло его сильных рук, слышала стук его сердца и была безмерно счастлива. Солнце почти скатилось за горизонт, небо стало багряным, а море черным. Он склонился ко мне, чтоб поцеловать, и мы слились единым черным силуэтом на фоне багряного заката, но тут к нам прилетели две метлы. На одной сидела маман, на другой – тоже маман, но лет на десять постарше, какой она была в Одессе. Мои мамаши начали страшно ругаться и орать на Инсилая. На меня они даже внимания не обратили, только отталкивали друг друга и кричали: «Уйди, Варька! Отвали, Катька!». Потом они стали тащить Инсилая каждая в свою сторону, а он даже не пытался вырваться из их рук, только смотрел на меня полными грусти глазами, и губы его шептали мое имя. Чуть слышно, почти беззвучно. У меня на глазах эти фурии разорвали его пополам, как мы с Софкой когда-то моего любимого плюшевого медвежонка. Только из медвежонка посыпался поролон, а из Инсилая бесконечное множество зеркал и зеркалец, пищащих: «Алло-алло». Мамаши расхохотались и потащили то, что осталось от Инсилая, в разные стороны. Я пыталась кричать, но крика не было. Я хотела бежать, но ноги мгновенно стали ватными и не слушались меня. Я проснулась в холодном поту и выяснила, что проспала в школу. Странно, и маман не разбудила. Может, они с Варварой этой и впрямь разодрали ночью Инсилая на кусочки и теперь отдыхают?
Я на цыпочках отправилась проверять целостность мужчины своей жизни. Слава богу, это оказалось не сложным. Инсилай мирно посапывал на диване в гостиной, натянув на голову собственную футболку. Я проявила заботу и накрыла его пледом. Заглянула к маман. Она тоже почивала мирным сном. Спящая красавица преклонного возраста и прекрасный принц, слегка потрепанный жизнью. Полнейшая идиллия.
Посмотрела на часы и решила в школу не ходить. Чем объяснять, почему на два урока опоздала, проще принести записку от маман, что приболела на целый день. А раз так, можно никуда не спешить. Поставила на плиту чайник и вывалилась на крыльцо. О господи, такого я даже от мамаши с Инсилаем не ожидала: прямо посреди двора парил характерного зеленого цвета домик-скворечник, в народе именуемый «туалет типа сортир». Необычным в нем было, собственно, то, что он не стоял, как это принято, на земле, а висел в воздухе на высоте примерно метров полутора. Интересно, как они туда запрыгивали спросонья, и, что еще интереснее, куда девалось, гм… содержимое. Я полюбовалась на архитектурно-канализационные успехи маман и пошла пить кофе. Так как тостер я спалила еще вчера, пришлось обойтись бутербродами.
Пока я завтракала, меня осенило. Я же говорила, что куда лучше мне думается в кухне. Чтобы до конца разобраться в обстановке, я решила не афишировать своего присутствия в доме и, собрав свой портфель, залезла в чулан. На всякий случай прихватила с собой фонарик, сверток с бутербродами и пару апельсинов. Теперь я могла сидеть в засаде хоть до вечера. Но надеюсь, что так долго не придется. Во-первых, сдается мне, в чулане полно мышей, а я их не очень жалую, во-вторых, в отличие от мамаши, я не умею творить сортиры, висящие в воздухе.
Маман проснулась около полудня. Процокала ко мне в комнату, убедилась, что нет ни меня, ни портфеля, и отправилась на кухню. Что это она топает, как полковая лошадь? Ах, батюшки, это ж она на каблуках рассекает. Страсти какие с утра пораньше. Сейчас начнет прынеца моего обольщать, а мы посмотрим, опыт переймем.
– Илай! – крикнула мамаша из кухни. Ты смотри, встать не успела, уже соскучилась.
В гостиной зашевелился Инсилай и выполз на кухню. Теперь мне было не только видно, но и слышно. Он подошел к маман и, приобняв ее, чмокнул в щеку.
– Здравствуй, Котик, с добрым утром. – Какие нежности! Начало впечатляет, ждем, что дальше будет.
Дальше себя ждать не заставило. Когда с кофе было покончено, Инсилай поинтересовался:
– Кэт, а что, красотка твоя в школе?
– Конечно, – рассмеялась маман, – она же не носилась всю ночь, как наскипидаренная.
– И это очень странно, – между делом заметил Инсилай.
– Почему?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

загрузка...