ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я удивительный, правда? Смешайте с грязью при людях. Ради
бога! Отмоюсь горячей водой. Или холодной. Какая будет. А не будет, могу
походить в грязи, вызывая здоровое отвращение и смеясь. Можете пугать
мною детей...
Оп-па! На вас не попало? Естественно. А меня облили. Это горячее
чье-то. Борщ. Сейчас скажу с чем... Ого! С грибами. Капуста... Смета-
на... Соли маловато. Не беспокойтесь. Ничего страшного. Высохнет. На мне
всегда все высыхает. Можно лить добавку. Вы изумлены, не правда ли? Нет,
меня облили нарочно. Вот. Пожалуйста. На ногу наступили и не извинились.
Они думают, я вспыхну, я разъярюсь. Мне смешны эти мелкие брызги. Еще
немного - вы начнете мной восхищаться.
Простите, меня зовут. Вон трое в углу приглашают на "Давай выйдем!".
Одну минуту. Больше мне не потребуется: их трое, я один, минутное дело.
Мм... Вот и я. Ничего страшного. Слабаки! Втроем не могли убить одного
человека. Тьфу! Не беспокойтесь. Не надо искать. У меня этих зубов во
рту знаете сколько? Я отвернусь, не хочу вас шокировать этой частью ли-
ца... Согласитесь, в моем профиле есть что-то греческое... А так? Было
греческое. Выходит, кончилось. Жаль...
Извините, только число запишу, место действия и приметы этих троих.
Да, я веду маленький дневничок для себя. Мемуары. Кто, чем, когда. Знае-
те телепередачу? Видите ли... Как вам объяснить?.. Есть так называемая
мина замедленного действия. Не взрывается годами, а в определенное время
- шарах! И вы в чистом поле.
Так вот, я - мина замедленного действия. Я заведен на двадцать
ноль-ноль пятого августа этого года. Мне будет сорок лет, и я взорвусь!
По московскому времени в двадцать ноль-ноль. Запомните. Нет, я не угро-
жаю, просто хочу предупредить тех, кто мне симпатичен. С вами их стало
девять. А остальных приглашу на свой юбилей. В том числе женщин, которым
отдавал руку и сердце, а взамен не получал ничего. Я этого не прощаю. Я
копил в себе сорок лет, образовалась критическая масса - взрыв неминуем.
Я ничего не могу поделать. Я уже себе не принадлежу - это произойдет пя-
того августа в двадцать ноль-ноль. У вас двое суток в запасе. Постарай-
тесь уехать подальше. Здесь будет страшное дело. Я взорву к чертовой ма-
тери все - с грязными скатертями, борщами, ухмылками, рожами и теми тре-
мя мужиками, которые жрут бормотуху с хреном. "Приятного аппетита!" В
клочья все, в лоскуты! Нет, уже ничего нельзя сделать. Поздно. Мне сорок
лет.
Кофе, будьте добры!.. Прошел мимо. Даже не посмотрел. Его тоже запи-
сываю. Приглашу на пятое августа.
А вы будете жить, вы мне нравитесь, вы сидите со мной за одним сто-
лом. Теперь вы самый близкий мне человек - уезжайте подальше. Вас я пре-
дупредил. А с остальными поговорю пятого августа в двадцать ноль-ноль.
Дальновидность
- Простите, когда умрете, сколько человек пойдет за вашим гробом?
- Я как-то не считал пока...
- Прикиньте ориентировочно.
- Ну откуда я знаю... человек пятнадцать, двадцать наверно, наберет-
ся.
- Двадцать?! А у меня сто пятьдесят!
- Вас хоронили?
- Пока нет. Но я уже договорился. Обзвонил, взял расписки. Мертвого
обманывать - грех! Все придут, как миленькие, когда расписка. И вы при-
дете.
- Я??!
- Конечно. Вы ко мне хорошо относитесь?
- Нормально.
- Ну вот. Неужели вам трудно будет сделать для меня такую малость, -
проводить в последний путь? Я бы вас проводил.
- В какой последний путь?
- Это займет у вас полтора часа. Автобус в оба конца уже заказан. Ну?
Последняя просьба умирающего?!
- Да вы же здоровы, как бык! Господи, прости!
- Поэтому и прошу сейчас! Умру, - будет поздно. Так я могу на вас
рассчитывать? Конечно, если я имею дело с порядочным...
- Господи! Ну до чего вы... Да приду я, приду!
- Благодарю вас. Товарищ обещал прилететь из Сыктывкара! Двадцать лет
не виделись, все некогда, далеко! А на похороны обещал, хоть раз в жизни
повидаемся! Расписочку, пожалуйста.
- Черт возьми! Я же сказал, - приду... Где расписаться?
- Здесь. Спасибо. Знаете, когда за гробом идет много народа, - зна-
чит, он хорошо жил. "У него было много друзей," - скажут, Столько дру-
зей, пусть после смерти, но есть! Итак, вместе с вами у меня на похоро-
нах будет сто пятьдесят два человека, надеюсь, вы придете с женой? Целая
траурная процессия! Как у знаменитости! Да! За барахлом столько народа
не пойдет! Раз на широкую ногу умер, значит, широко жил!.. Хотелось бы
посмотреть, как это будет выглядеть! Сделайте, пожалуйста, пару снимков
для меня, ладно? А в чем вы будете? Оденьте на похороны этот костюм, он
мне нравится. Только галстук построже, - все-таки похороны! Надгробное
слово я могу от вас ждать?
- О чем вы говорите!
- Заранее благодарю. У вас тембр красивый, скажете: "Такой человек
был!"
- Такой человек!
- Нет! Знаете, как сделаем? Вы сначала слезы сдержите, а потом вдруг
расплачетесь, хорошо? (Всхлипывает.) На кого ж я вас покинул!.. (Рыдая.)
Смерть вырвала из наших рядов удивительного человека! Кажется, вчера
еще... Господи!..
- А отчего он умер? То есть вы?
- Ах, оставьте меня! Уйдите! Хочу побыть один. Каждый раз так
расстраиваюсь, просто нет сил дожить до этих похорон!
- Не дай бог! Надеюсь, все будет хорошо - доживете! А уж похороним
вас - не пожалеете!
Волк и семеро козлят
Идет по лесу серый волк - зубами щелк, а навстречу ему семеро козлят.
И такие на вид симпатичные, просто слюнки текут! Волк страшно обрадовал-
ся неожиданной встрече и говорит шестерым козлятам:
- Козлятушки-ребятушки, а что это мы в лесу в такое позднее время де-
лаем, а?
- Мы... А мы... гуляем, - испуганно ответили пятеро козлят.
- И нисколечко вам не страшно в лесу, вот так, вчетвером?
- Страшно, - заплакали трое козлят.
- М-да, - зевнул волк. - Конечно, страшно в лесу. Страшно, потому что
не поете. Молодежь, вам еще жить и жить, а вы не поете. Песенки знаете?
А ну, давайте дуэтом!
- "Жил-был у бабушки серенький козлик...".
- "Вот как, вот как! Серенький козлик!" - подхватил волк. - Погромчей
давай, пободрей! Ну! Запевала ты мой единственный! Ближе, я плохо слы-
шу... А худой-то какой, чем поет непонятно...
- Ах, певуны мои милые, - бормотал волк, укладываясь под деревом. -
Могут же, если захотят, могут... Но обязательно поломаться вначале...
Про того, кому больше всех надо
Зимой люди переходили речку по льду, летом шли по пояс в бурлящей во-
де. Человек сделал из бревен мостик. Теперь все шли по мосту, было тес-
но, люди ругались:
- Да что же это делается? Придумал, понимаешь, мост, давку устраива-
ет! Что ему, больше всех надо, что ли?
Человек вырыл возле дома колодец. Люди наливали полные ведра чистой
воды, вскидывали на плечо коромысло, кряхтели:
- Ну, тип! Вечно ему больше всех надо! Ни у кого нет колодцев - и ни-
чего, а у него, видите ли, - возле самого дома!
Чтобы летом не было пыльно и жарко, человек посадил вдоль улицы де-
ревья, и уже через несколько лет шумела прохладная листва, к осени под
тяжестью плодов гнулись вниз ветви. Люди рвали сладкие плоды, сидя в те-
ни, сплевывали косточки и возмущались:
- Тьфу! Раньше была улица как улица. Куда ни глянешь, горизонты ка-
кие-то. А теперь?! Как в лесу живем, честное слово! И что ему, больше
всех надо?
Умирая, человек попросил похоронить его на кладбище рядом с отцом и
матерью.
- Ишь ты, какой хитрый! На кладбище и так не повернуться, а его, ви-
дите ли, возле папы с мамой положи. Все не как у людей.
И похоронили его в стороне на высоком холме.
Глядя издали на его могилу, люди говорили:
- Вот, полюбуйтесь! Все лежат на кладбище друг на друге, понимаешь! А
этот разлегся на холме, как у себя дома. Ему и при жизни больше всех на-
до было.
И люди начали хоронить своих близких на холме, рядом с могилой чело-
века.
Человек-птица
У него была мечта - летать!
Он мечтал утром, днем, вечером, мечтал изо всех сил, и однажды к утру
у него выросли крылья. Не бог весть какие, но крылья. Он замахал ими и
полетел. Честное слово, полетел!
Ах, какое это было счастье - лететь!
Увидев в небе стаю птиц, человек полетел к ним. "Привет, птицы!" -
крикнул он и засмеялся. Птицы переглянулись и спросили:
- А ты кто такой?
- Я человек, который мечтал летать.
- Ах, человек... Ну так мечтай, где положено. Лети на землю!
Человек полетел на землю. Там были люди. "Привет вам, люди! " - зак-
ричал он и засмеялся.
- А ты кто такой? - спросили люди, подозрительно заглядывая ему за
спину.
- Я человек, который мечтал летать.
- Еще один, - сказали люди. - А ну, дуй отсюда, пока не забрали! Те-
терев!
Человек полетел. Он летел над морями и лесами, горами и линиями высо-
ковольтных передач, летел, пока хватило сил. Опустился на крохотный ост-
ров, которого не было ни на одной карте. Там на скалах сидели люди с
крыльями за спиной. "Привет! А вот и я!" - сказал человек и засмеялся.
- Привет! - сказал кто-то. - Только не ори, понял?
- Но я человек, который мечтал летать. Братцы, я...
- Тсс! Ты здесь не один, понял? Мечтал, пока не полетел. А раз поле-
тел, значит, мечты больше нет. Отдыхай. - И говоривший устало спрятал
голову под крыло.
- Вот чудаки! - человек засмеялся. - Когда есть крылья, как не мах-
нуть за линию горизонта? Интересно, что там?
И человек полетел.
Потому что одним даны крылья, чтобы прятать голову под крыло, а дру-
гим дана голова, чтобы летать. С крыльями или без. Крылья обязательно
вырастут за время полета.
Умелец
Золотые руки у Федота Березова! Когда в первый раз заходишь к нему в
дом, то поначалу кажется, что в нем абсолютно пусто. И только когда хо-
зяин начинает знакомить со своей коллекцией, начинаешь понимать, какие
удивительные сокровища собраны под этой крышей.
Федот - мастер уникальной миниатюры. Вот прямо передо мной на стене
висит известная картина "Иван Грозный убивает своего сына". Пронизанное
драматизмом полотно выполнено на срезе конского волоса. А всего в кар-
тинной галерее Федота двенадцать картин.
Хозяин приглашает нас к столу. Садимся пить чай. На столе - прелест-
ный чайный сервиз на двенадцать персон, расписанный картинами из жизни
природы. Весь сервиз состоит из двенадцати маковых зернышек.
Как и все дома в этой деревне, дом Березова славится своим хлебо-
сольством. Дети расставляют баночки с разносолами, вареньем и прочими
вкусными вещами, которые достают из холодильника, - его Федот мастерски
выдолбил в сосульке, висящей за окном!
Маленькая девочка, очевидно дочурка Федота, просит у папы денег на
мороженое.
- Возьми сама, - ласково говорит он и кивает на кошелек, искусно сши-
тый из шелупайки семечки подсолнечника.
Кошелек лежит на тумбочке возле двуспальной кровати. Весь спальный
гарнитур вырезан из цельного зернышка перца.
Обращает на себя внимание обстановка квартиры: тончайшей работы оре-
ховый гарнитур - стол, стулья, сервант, диван, канапе - все из скорлупы
кедровых орешков. Уютно смотрятся на стене часы с кукушкой в рисовом
зернышке... Каждый час кукушечка выскакивает и что-то истошно кричит.
Подойдем к книжным полкам, сплошь уставленным шедеврами отечественной
и зарубежной литературы. Все это каким-то чудом уместилось на кусочке
пчелиных сот величиной с ладонь. От меда странички несколько слиплись,
но если послюнить палец, можно кое-что разобрать. Отдельно на окне лежит
любимая книга Федота - "Три мушкетера" Дюма.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

загрузка...