ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Сев на свое место, он острожно достал бутылку портвейна. "Выпью и
спать! К чертовой матери! Дались мне эти бабы! Все равно лучше моей
Светки никого нет! Вот с кем бы на ночь в одном купе оказаться!"
Он отхлебнул из бутылки. В тишине глоток прозвучал громко, и тут же
из-под одеяла вынырнула рука с монтировкой. Перед ним предстала страшная
баба в сапогах, в ватнике, застегнутом на все пуговицы, и в каске. Выли-
тый водолаз в скафандре.
Мыловидов вскочил, проливая портвейн:
- Что вам от меня надо в конце концов?
- Чтобы не прикасался!
- Да кто к вам прикоснется, посмотрите в зеркало на себя!
- Это ко мне-то не прикоснутся?! Да я глазом моргну, стая таких, как
ты, налетит!
- Вы правы, вы правы,- бормотал Игорь Петрович, не сводя глаз с мон-
тировки. - Такая женщина! Я ж вас не видел, а когда все целиком... Ко-
нечно, целая стая. Вас разорвут!
- Смотри мне! - тетка улеглась, тщательно замотав себя в одеяло.
Что-то в ней металлически звякнуло. "Гранаты", - сообразил Мыловидов.
Тут дверь приоткрылась, приятная женщина поздоровалась и сказала:
- Простите, в моем купе безумный мужчина. Может, поменяемся, если ва-
ша
- Конечно, конечно! - Мыловидов расшаркался. - О чем разговор? Вы
женщина, и под одеялом лежит то же самое. - Игорь Петрович выскочил из
купе и перекрестился. - Фу! Наконец, повезло! Во сне не так повернешься,
психопатка убила бы! Двадцать шесть рублей заплатил, так еще по темени
монтировкой! "Фирменный поезд", ничего не скажешь! Все удобства!
- Вечер добрый! - дружелюбно сказал он, входя в купе. - А я с вашей
соседкой поменялся! Эти женщины вечно чего-то боятся! Дурочки! Кому они
нужны, верно?
Здоровенький мужик с горящими глазами и орлиным носом гортанно ска-
зал:
- Ты с ней нарочно менялся, да? Такую женщину бог послал! А ты поме-
нялся! Назло, да? Что я с тобой в одном купе делать буду?
- Как что? Спать! - неуверенно сказал Игорь Петрович.
- С тобой?! - взорвался детина.
- А с кем же еще, если тут вы да я. Значит, со мной! - Тьфу! - мужчи-
на схватил свои вещи. - Ищи других, педераст старый!
Оставшись один, Мыловидов отхлебнул из бутылки:
- Ничего себе вагончик! Притон на колесах! Одни уголовники! Что я ему
такого сказал? Будем спать вдвоем... Господи! Идиот!
"До отправления скорого поезда номер два "Красная стрела" остается
пять минут! Просьба провожающим покинуть вагоны!"
- Погулял, пора отдыхать! Двадцать шесть рублей заплатил, зато в
кои-то веки буду спать на двух диванах один! Выкурим сигаретку и
бай-бай.
Мыловидов закрыл дверь, скинул туфли. Достал вкусную сигарету, вдавил
кнопочку зажигалки и перед ним вытянулся ровненький столбик огня. Как
солдатик. Игорь Петрович улыбнулся, прикурил, скомандовал "вольно", и
отнечек исчез.
- Да, это не "Опал"!.. "Ке-мыл" какой-то... Такова жизнь. Одни с
блондинкой, другие с портвейном. Зато у кого еще такая жена? Сложена как
богиня! Кожа - шелк! Умница! Прости меня, солнышко! - в глазах Игоря
Петровича защипало. - Сукин я сын! Решил расслабиться! Погулять в "эсвэ"
за двадцать шесть рублей на полную катушку! Стрелять таких мужей надо! -
он надавил кнопочку зажигалки, огонек подскочил, словно крохотный джинн,
ожидая распоряжений, и по команде "вольно" пропал.
Игорь Петрович расстелил постель, заправил одеяло в простынку, и тут
в дверь постучали. Он открыл. На пороге стояла роскошная брюнетка: "Доб-
рый вечер! Мне сказали, здесь свободное место. Вы не могли бы помочь ки-
нуть наверх чемодан?"
Казалось бы, вроде все, кровь угомонилась, но при виде брюнетки враз
закипела, забулькала. Тем более, наконец, возник чемодан!
- С удовольствием, - по-гусарски пророкотал Мыловидов, успев всунуть
в туфли обе ноги.
- О, португальский портвейн! Обожаю! Можно глоточек?
- Хоть два! - удачно сострил Игорь Петрович и налил полный стакан.
Дама выпила и покосилась на сигареты.
- "Кемыл"! Рекомендую, приличные. - Мыловидов щелкнул зажигалкой. Ма-
ленький джинн зажег сигарету и, подмигнув, спрятался.
Брюнетка с уважением посмотрела на сигареты, зажигалку и на Игоря
Петровича. Откинулась на диване, и в глаза Мыловидову бросились два чуд-
ных колена. Он почувствовал себя молодым и свободным: "Вот оно! Нача-
лось, поехало!"
- Ваше имя, мадам? - спросил Мыловидов.
- Ириша. А вас?
- Игорь Петрович.
- Очень славно. Игорек, расстегни молнию, если не трудно!
Можно было подумать, Ириша учила тот же сценарий!
Поезд мягко тронулся с места. "Началось, поехало!" - бормотал Игорь
Петрович, ломая молнию на платье. И тут в окне возник взмыленный офицер.
Он махал Ирише рукой, крича непонятное. Ириша улыбалась ему, помахивая
ручкой, стараясь закрыть Мыловидова телом. Но полковник увидел его и
свирепо припечатал к стеклу прямо-таки генеральский кулак. Какое-то вре-
мя еще бежал рядом, посылая воздушные поцелуи и могучие кулаки. Наконец,
на шестом километре, увязнув в болоте, отстал.
- Чего-то я замерзаю! - прошептала Ириша, оставшись в комбинации,
гордясь своим телом.
Игорь Петрович смотрел на полуобнаженную грудь и видел два кулака.
"Муж - полковник! Убьет! У военных своя авиация! Прилетит самолетом,
встретит на вокзале, расстреляет обоих! Меня-то за что?"
- Игорек, я выпила. Теперь ты!
- Не хочу! Пейте сами!
- А чего это мы вдруг на "вы", не ломайся!
- Что делать, что делать? - Игорь Петрович никак не мог прикурить.
Маленький джинн нервничал и дрожал от страха. - Принять смерть из-за ба-
бы? Да я в первый раз ее вижу! Одиннадцать лет Светке не изменял и ниче-
го, как-нибудь перебьюсь!
Мыловидов машинально кивал, не слушая Иришину воркотню, соображая,
как спасти жизнь. А эта идиотка раскраснелась, клала руки куда ей надо,
пыталась поймать губы, а он отбивался:
- Как вам не стыдно! Ирина, простите, не знаю отчества! Муж - офицер
Советской Армии! Наш защитник! А вы только в поезд...
- Муж - это муж, а поезд - это поезд! - хохотала Ириша. - Ну обними
же скорей! Поезд идет!
Еще немного и произошло бы непоправимое! Игорь Петрович, высвободив-
шись, рванул дверь: "Помогите!"
- Ну и дурак! - сразу устав, сказала Ирина, укрылась одеялом и, от-
вернувшись к стене, всхлипнула: "Дураки вы все!"
Игорь Петрович скоренько собрался и выскочил в коридор. Куда по-
даться? В любом купе могли ждать новые неприятности. Негромко стучали
колеса на стыках. Все спали. Игорь Петрович заглянул к проводнице.
- Простите. Я храплю, даме мешаю. Может, есть свободное местечко пе-
реночевать?
- Идите на восемнадцатое,- зевнула девица. - У меня там один храпун
спит. Давайте на пару.
Мыловидов нашел купе по звуку. Храпели действительно здорово. Не за-
жигая свет, он лег не раздеваясь и оставил незапертой дверь на случай,
если придется катапультироваться. Игорь Петрович не спал. Сквозь храп
соседа ему слышался стук копыт коня. Это полковник нагонял поезд и раз-
махивал монтировкой.
Наконец Варфоломеевская ночь кончилась. Поезд прибыл в город-герой
Ленинград. Мыловидов с измятым, как после загула лицом, вышел в коридор
и налетел на Ирину. Она была свежа как майская роза. Улыбнувшись, сказа-
ла: "Игорек, поднеси чемодан, побудь мужчиной". За ее спиной в купе,
что-то мурлыча, одевался тот самый мужик, который отказался спать с Мы-
ловидовом. Его глаза уже не горели тем жарким огнем, они тихо тлели.
Игорь Петрович задохнулся то ли от ревности, то ли от обиды: "Со мной
спать не хотел, гад!" Мыловидов с ирининым чемоданом выскочил на перрон
и нос к носу столкнулся с родной тещей Галиной Сергеевной. Она ком-то
встречала с цветами. Увидев Игоря Петровича с чужим чемоданом рядом с
Ириной, теща вскрикнула.
Мыловидов бросился к ней.
- Галина Сергеевна! Зравствуйте! Я вам все объясню! Я спал в совер-
шенно другом купе! С другими людьми! Дама подтвердит!
Ирина послала ему воздушный поцелуй. Теща влепила пощечину. Игорь
Петрович чуть не заплакал с досады. "Мало того, что за двадцать шесть
рублей всю ночь ни с кем не спал, так за это еще и по морде!"
Игорь Петрович затравленно оглянулся. Сзади, стоя к нему спиной, Ири-
ну обнимал военный с генеральскими погонами. Мыловидов чуть не потерял
сознание: "Муж! Догнал все-таки! Когда же ему генерала присвоили! Вот
оно! Началось, поехало!.."
Сны
Пришла женщина к врачу и говорит: "Помогите! Муж кричит во сне. При-
вык спать, руки под себя заломив, ножки штопором скрючит, при этом свер-
нется калачиком да еще под подушку сунуть голову норовит! Ну и снится
ему, будто всю ночь с лестницы скидывают, а он об ступеньки ударяется и
кричит: "Поберегись!" Представляете? Всю ночь рядом с вами орут "побере-
гись!" Конечно, я со сна от него шарахаюсь и падаю на пол! Утром вся в
синяках!"
Врач подумал и говорит: "А вы ему перед сном руки свяжите. Ножки за-
бинтуйте одна к другой. Голову прикрутите к спинке кровати, чтобы он не
рыпался, а спал ровно!"
Женщина так и сделала. Через неделю приходит опять вся в слезах:
- Доктор, теперь ему снится, будто его связали враги и до утра пыта-
ют. Он орет во сне: "Лучше убейте меня! Убейте!" Я бы убила, но чем?
Доктор снова подумал и говорит: "А вы шепните ему на ухо "пиф-паф".
Он и успокоится вечным сном!"
Женщина так и сделала. И, действительно, муж как услышит "пиф-паф",
тут же засыпает как убитый. И очень эта женщина довольна была.
Но через месяц приходит к врачу, вся в черном.
- Он спит? - спрашивает доктор.
Женщина в слезы: "Однажды я перепутала и вместо "пиф-паф" ляпнула
"ба-бах"! Муж во сне заорал: "Ложись! Воздух!" Скатился с постели и по-
дорвался на мине, приняв за нее бидон с молоком!"
- Слава богу, - сказал доктор, - что хоть вас осколками не задело!
Жажда
Пить! Пить! Пить!.. За глоток жизнь отдам!.. Из пустыни час назад
выбрался... Неделю верблюжью колючку сосал. Не пробовали? Гадость!.. И
миражи: голая баба пьет газировку! Кидаюсь на нее,- мираж! Кроме голой
бабы - ничего!
Граждане! Люди! Подайте воды! Глоточек хоть уксуса! Дайте, дайте!
(пьет). Ах!.. Еще стаканчик! Еще!.. Там что-то осталось в ведре? Поз-
вольте допью... Фу!.. Что еще человеку надо!
Нет, нет! Благодарю! Ничего не хочу,- напился по горлышко! Разве
что... корочку хлеба, уж больно аппетитно собачка грызет!.. Неделю в
пустыне, кроме саксаула во рту ничего... Может кинете корочку? У вашей
собачки их две. Откушу и верну! Киньте! Ам!.. Чудо, не корочка!
Что вы мимо пронесли, благодетель?.. Качнуло от запаха... Отбивная
свиная? Позвольте взглянуть. С картошечкой позолоченной!.. Помидорчик!
У-у, ты мой краснороженький!.. Огурчик напополам? Нет! Только не это! Не
могу видеть влажную внутренность,- слюной изойду! Сомкните обратно!..
Отойдите на девять метров! Я буду есть! Извините, если не эстетично по-
лучится, жрать умираю!..
Фу!.. Все! Икну еще раз и буду благодарить!.. Куда косточку понесли?
Кому не разгрызть?.. Хрум! Перебьется ваша собачка!..
Не знаю, как и благодарить... язык от счастья заплетается... Что?
Нет, в животе не урчит,- прислушайтесь! Это песня желудка! Гимн! Прошу
всех встать! Сидеть не могу... Впечатления переполняют... Извините, я
счас...
Что хочу еще? Император моей души, ну что еще? Хотеть не могу, нечем!
Одна мечта - упасть у ваших ног, вздремнуть полчаса. Не в пекле на пес-
ке, а в тени за шкафом. Позвольте прилягу? Я и стоя могу. Лишь бы лбом
упереться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

загрузка...