ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Это 245-54-62?
- Да.
- Это вы хотите жениться, но храпите при этом?
- Ну я.
- Записывайте адрес: Разъезжая, 25, квартира 16. Лидия Михайловна.
Двухкомнатная квартира в центре, все удобства, дача в Луге. Она недавно
развелась, так что торопитесь, охотников полно. Завтра у нее день рожде-
ния, приходите обязательно с цветами. Будут спрашивать, кто вы такой,
скажите от Григория Алексеевича. Ни пуха, ни пера!
- К черту! - машинально ответил Бунин и положил трубку.
"Надо посмотреть! Вдруг подойдет? И дача в Луге. Это вариант... Пог-
лядим, поглядим, а то загремишь за первую встречную, потом мучайся. А не
понравится - уйду."
Направляясь на смотрины, Бунин хотел купить гвоздики, уж больно хоро-
ши были. Но дорого. Чего тратиться, а вдруг впустую?! Для начала доста-
точно хризантем. И недорого, и цвет сиреневый, а это что-то означает.
Дверь открыла роскошная женщина, на вид значительно моложе Вениамина
Петровича.
- Вы к кому, папаша?
Вениамин Петрович смутился от такого великолепия и решил, что не туда
попал, вряд ли эта интересная дама ищет мужей.
- Извините, я, наверное, ошибся! Мне к Лидии Михайловне.
- Это я. Вы от Григория Алексеевича?
- Да. Бунин Вениамин Петрович. Холост.
- Ах, какие прелестные цветы! - Лидия Михайловна прижала букетик к
груди. - Мой любимый цвет - вечерних сумерек! Проходите! - хозяйка про-
пустила его в прихожую, коснувшись грудью плеча.
Бунин отметил: "Грудь великовата! Ставим минус."
Он повесил ковбойскую шляпу, снял туфли, надел тапочки, чтобы не пач-
кать паркет, и вошел в гостиную.
Да, обстановочка была будь здоров! Не то что у генеральши. И пахло
приятней, чем у санитарки. Тут были настоящие вещи. Вениамин Петрович не
понимал в антиквариате, но почувствовал: кругом большие деньги. На стене
висели две картины, сколько стоило нарисованное он понятия не имел, но
судя по золоченым рамам, в такую оправу ерунду не вставят.
Книг было без счета! В новеньких незапятнанных переплетах, они стояли
ровными рядами, как на параде. Стол ломился от вкусных вещей, непонятно
где купленных. Чувствовалось, у хозяйки неплохие связи, но сама готовить
не любит. Поэтому Бунин сначала мысленно поставил плюс, но, подумав, до-
бавил минус. Они друг друга взаимно уничтожили.
Гости, шесть пожилых мужчин в возрасте, смотрели друг на друга подоз-
рительно, ели много и молча. Без сомнения это были соперники. "Старье!"
- подумал Бунин и принялся за еду, наверстывая упущенное. "Женюсь - не
женюсь, а поесть надо, пока эти хамы все не сожрали!" Наевшись, кавалеры
начали друг перед другом выпендриваться. Один порол какую-то чушь, наме-
кая на связи с большими артистами, называя их небрежно Владька, Генка,
Алка. Получалось, что он родной брат то ли Розенбаума, то ли Боярского.
Второй, пришептывая и хитро улыбаясь, завел разговор о политике, вдохно-
венно рисуя мрачную картину того, что нас ждет. Третий, заикаясь, читал
свои мерзкие стишки. Четвертый, бывший циркач, сделал стойку на голове и
упал ногами на стол. Пятый схватил гитару и начал играть, а шестой сразу
запел. "Они что, в паре будут жениться?" - удивился Вениамин Петрович.
Наконец, Лидии Михайловне надоели эти показательные выступления, она
включила магнитофон и потащила Бунина танцевать.
Он неуклюже начал перебирать ногами, забыв, как это делается. Неожи-
данно для себя поймал ритм и задергался вполне даже прилично. Завершив
танцевальную композицию сложным элементом падения на колени, Бунин, тя-
жело дыша, усадил партнершу на диван. Спину приятно щекотали завистливые
взгляды гостей. Бунин разошелся, выпил шампанского, вспомнил несколько
восточных тостов, показал пару фокусов. Лидия Михайловна хлопала в ладо-
ши. Вениамин Петрович понял: его шансы растут.
Гости начали прощаться. Лидия Михайловна проводила всех до дверей, по
дороге шепнув Бунину, чтобы он задержался.
- Ну вот, мы, наконец, одни, - сказала Лидия Михайловна, переставляя
принесенные Буниным хризантемы из одной хрустальной вазы в другую. Пога-
сив огромную люстру, включила торшер, и все стало розовым. На колени Ли-
дии Михайловны прыгнул сиамский кот с красными глазами алкоголика, и они
замурлыкали:
- Про вас говорят, вы - Дон-Жуан!
- Врут!!! - испугался Вениамин Петрович.
- Нет, нет! Разбиватель женских сердец! Для вас очаровать слабую жен-
щину - пустяки!
- Ложь! - отрезал Бунин. - Клевета!
- Не скромничайте! Вы к каждой находите подход! Мне подарили сирене-
вые хризантемы - мой любимый цвет!
- Я не знал! - оправдывался Вениамин Петрович.
- У меня и халат такого же цвета. Хотите надену?
- Не надо! Простудитесь!
- Никогда! Кровь у меня горячая! - Лидия Михайловна вышла в другую
комнату, оставив дверь открытой.
Бунин внимательно оглядел комнату. Мебель старинная, но удобная, по-
толки высокие, воздуха много. Копейки, судя по всему, считать не придет-
ся. Здесь хотелось жить.
Лидия Михайловна в сиреневом халате села напротив Бунина, закинув но-
гу на ногу. Халат распахнулся, обнажив ногу до того места, покуда нога
была хороша.
- Итак, я вас слушаю, Веня. Вы верите в любовь с первого взгляда?
- В каком смысле? - осторожно спросил Бунин.
- Ну вот вы увидели меня и почувствовали - это то, что нужно, и без
меня вам жизни нет.
- Почувствовал. Но при соблюдении определенных условий. Хотелось бы
задать ряд вопросов, чтоб потом не было недоразумений. Вы извините, пус-
тая формальность, - он достал записную книжку. - Курите, пьете?
- Не курю, пью слегка, по настроению.
Вениамин Петрович поставил галочку.
- Готовить постное умеете?
- В общем да, но у меня человек в магазине, так что хорошие продукты
всегда будут и возиться не надо.
- М-да, - Бунин поставил вопросительный знак. - Жилплощадь ваша мне
по душе. Район хороший. Горячая вода регулярно или когда как?
- Регулярно.
- Ставим галочку. Ну, личные сбережения, конечно, имеются?
- Вы же видите! - Лидия Михайловна обиженно поджала губы.
- Виноват, пошутил. И у меня на черный день накопилось. Если сло-
жим...
- Получится славный черный денек! - Лидия Михайловна захлопала в ла-
доши, отчего халат разошелся, но она не стала поправлять, ободряюще улы-
баясь Бунину.
Вениамин Петрович попробовал отвести глаза от вполне приличных коле-
ней, но не мог, точно также как от бородавки Ирины Сергеевны. Вроде и
смотреть неудобно, но и глаз не отвести.
- Ну что сказать про себя, - он скромно потупил глаза, чтобы не ви-
деть ноги невесты. - Как честный человек скажу правду. Я храплю.
- Знаю, птенчик мой, знаю. Храпите на здоровье, я сама этим балуюсь.
- Вы тоже храпите? - обрадовался Вениамин Петрович.
- Слегка, - Лидия Михайловна кокетливо повела плечами. - К тому же
многие мои мужья похрапывали, я привыкла. Даже соскучилась по этому.
- Прекрасно! - Бунькин поставил жирную галочку. - Я сразу почувство-
вал в вас что-то родное!
- Когда свадьбу сыграем и кого позовем?
- Сначала узнаем друг друга поближе, а там глядишь...
- Ах! Узнаем друг друга поближе! Мне кажется, я знала тебя всю жизнь!
- Лидия Михайловна пересела в кресло и ее рука обвилась вокруг шеи Буни-
на.
- Я имею в виду, надо сверить наши привычки! Что-то совпадает, а
что-то нет. Уберите руку. Давайте начистоту. Вы сколько сахара кладете в
чай?
- Три ложки, дорогой, три ложки! - Лидия Михайловна положила голову
Бунькину на плечо.
- А я две! - Вениамин Петрович высвободился. - Вы будете по привычке
сыпать три, а я люблю две! Скандал! Развод!
- Буду класть две. Могу вообще не класть, - пальцы Лидии Михайловны
поползли по лицу Бунина. Вениамин Петрович что-то хотел спросить про
форточки, но тут губы Лидии Михайловны коснулись его шеи. Бунин выронил
записную книжку, забыто обхватил будущую супругу, и та прижалась так,
что Бунину стало страшно. Он вскочил и, задыхаясь, сказал:
- На сегодня достаточно. Дадим нашим чувствам окрепнуть. Я пошел.
- Как пошел?! Куда это ты пойдешь из дому? Венечка, оставайся! Не пу-
щу! - Лидия Михайловна встала в дверях. - Только через мой труп!
Бунин попробовал протиснуться, не тут-то было!
- Лидия Михайловна, вы странная! Другие меня провожали с хлебом и
солью, а вы предлагаете через ваш очаровательный труп! Позвольте уж мне
пройти!
- Хоть один поцелуй!
- Где один, там второй! Я не привык целоваться в первый же вечер! К
тому же в нашем возрасте не надо этим злоупотреблять!
- Нет, нет! Наоборот! Будем злоупотреблять! Сколько нам еще осталось!
- Лидия Михайловна попыталась схватить Бунина, но тот увернулся.
- Если выпустите - поцелую, - Вениамин Петрович решил схитрить.
- Ладно. Только по-честному! - Лидия Михайловна набрала воздуха и
впилась таким поцелуем, будто всю жизнь томилась в монастыре. Бунькин
стал постукивать по спине, наступил на ногу, наконец, начал сжимать ее
шею, только тогда она оторвалась от его губ.
- Ах! - вздохнула Лидия Михайловна, - какая сладость!
Бунин привалился к стене, хватая ртом воздух: "Воды! Воды!" Лидия Ми-
хайловна принесла бокал шампанского: "За наше счастье!" Очухавшись, Ве-
ниамин Петрович поспешно надел ковбойскую шляпу и попытался открыть за-
мок.
- На себя и влево, - направляла Лидия Михайловна, поглаживая его спи-
ну. - Какой ты крепенький! Так я могу надеяться?
- Сразу ответ дать не могу, - Бунин злился, не справляясь с антиквар-
ным замком с ручкой в виде рассвирипевшего льва. - И замок у вас плохо
открывается! Надо все взвесить. Женитьба - серьезный шаг. Это вам не
развод.
- Пусти, - Лидия Михайловна одним движением распахнула дверь. - Тут
дело привычки. Научишься открывать в момент.
- Всего доброго, - Бунин быстро захлопнул за собой дверь.
...Он медленно шел по улице, глубоко вдыхая осенний воздух.
- Надо же! С виду приличная женщина, а вцепилась, как пиявка! Цело-
ваться лезет, как ненормальная! Женишься, а потом занимайся любовью -
нашла дурака! Я не мальчик! Пару раз поцеловаться - инфаркт!
Чем дальше он уходил от дома Лидии Михайловны, тем спокойнее билось
сердце, входя в свой неторопливый размеренный ритм.
- Но женщина, конечно, высокого класса! С такой пройти по улице или
по театру - все ахнут! А может меня так заколотило с непривычки? Если
постепенно, может, втянусь? Но приготовление пищи недолюбливает! Все из
магазина, а с моим желудком на покупном долго не протянешь! И случись не
дай Бог что - искусственного дыхания от нее не дождешься! Не то что Ири-
на Сергеевна! Любую инъекцию - пожалуйста, и все по-матерински, без по-
целуев. С таким медперсоналом жить и жить!.. Выходит, одними сухарями
питаться? Доведет до истощения, а потом витаминами колоть будет! В обед
три укола, на ужин два! Вот такое меню!.. Вера Павловна, бронетанковая
женщина, где твои булочки с кремом!..
Измученный сравнениями, Бунин добрел до дома.
Подымаясь по лестнице, он бормотал:
- Тут торопиться не стоит! Жил один и не умер! Станет худо, сам ско-
рую вызову! Пельмени поел и сыт. Телевизор есть, кот Игнат есть, плюс
полная свобода! Не надо ни с кем целоваться, наоборот, храпишь в свое
удовольствие!
Он открыл дверь, прошел на кухню, поставил чай, налил обезумевшему от
голода коту молока, включил телевизор, в котором что-то начало мелькать,
и сел за стол. Долго сидел, подперев седую голову руками. Встал, помор-
щившись от боли в пояснице, взял лист бумаги, карандаш и начал состав-
лять картотеку невест.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

загрузка...