ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В зо-
лоченой коробочке лежал нагишом стройный флакон фиолетового стекла. Сос-
луживцы растопыривали ноздри, стараясь унюхать побольше, выдохнуть по-
меньше, Женщины при этом вздыхали так, что было ясно: "С такими духами
полюбит любой, а без них кому ты нужна..."
Мужчины пожимали плечами, хотя запах был недурной. Митюков долго му-
чился: "Где-то я это нюхал, но где?" - и вдруг вспомнил:
- "Изабелла"! Помните, портвейн молдавский красного винограда? Выли-
тая "Изабелла"! Точь-в-точь запашок!
- Дурак алкоголический! - обиделась Вика и, хлопнув дверью, пошла
хвастаться "Изабеллой" по этажам. Целый день ее не было. Коробочка оста-
лась лежать на столе. Песочихин уперся в нее глазами с такой лютой жад-
ностью, что коробочка дергалась.
Неужели он никогда не сможет подарить жене такие духи?! Черт побери!
До чего унизительно сознавать - и это не для тебя, и мимо того проходи и
не нюхай! А ведь так хочется! Вдруг бы духи освежили супружеские отноше-
ния, которые с годами потеряли былую прелесть и превратились в дурную
привычку...
Целый день Песочихин изводил себя подобными едкими мыслями, а за пять
минут до конца рабочего дня вдруг хапнул коробочку из-под духов и ско-
ренько вышел.
"Тьфу, глупость какая! - думал он, втиснувшись в потный автобус. -
Как мальчишка! Совсем опупел! Коробка-то зачем?"
В лифте Сергей Михайлович открыл коробочку и пошатнулся. На атласной
подушке разлегся изящный флакон!
"Когда она положила обратно, дура?! Украл, что ли? Фу, как нехорошо
получилось! Вернуть немедленно!.. Ага! "простите, нечаянно украл!" Нет,
нет! Оставить себе?.. Да как же я буду в глаза собакам смотреть, а Вика
точно собак вызовет! Эти суки по запаху... Но никто же не видел! У нас
сплошь порядочные, значит, можно подумать на каждого... Подарю своей
Милке! А скажу, что нашел. Не всю жизнь терять, разок и найти что-то
можно!"
Мила была поражена. Ласкала флакончик, прижимала к груди и нюхала,
нюхала осторожно, боясь вынюхать запах.
На ночь она, как ребенок, положила флакон под подушку. Изысканный за-
пах обволакивал мозг Песочихина, и снилось Сергею Михайловичу, будто на-
конец он спит с чужой женщиной, или со своей, но не он...
Конечно, на работе был жуткий скандал со слезами и воплями. Вика била
по столу кулачками, голосила: "Ворье, все ворье! Как без этих духов при-
кажете жить одинокой женщине?! Как?! Сегодня же руки на себя наложу и
записку оставлю, из-за кого... Всех посадят..."
Песочихину со страху казалось, будто от него разит "Изабеллой". Но
духи не нашли и никто не повесился. На всякий случай Сергей Михайлович
для маскировки жрал неделю чеснок, и оказалось, не зря: все переболели
гриппом, а он воздержался.
Через месяц Вика вдруг заявилась в таком сногсшибательном платье
из-под Парижу, что учреждение прекратило работу. Везде погас свет, вста-
ли лифты, вода из кранов не текла.
Это платье!.. Ну, словом... черт бы его побрал!.. И вроде бы та же
материя, пуговки, ниточки... Но спереди две такие... и тут... на плече
вокруг шеи под грудь... от бедра по ноге узенько щель, где виденьем чу-
лочек... Эх, молодцы французы, сволочи!
И сразу всем стало ясно, чем мужчина отличается от женщины, -
платьем! Вырез платья волновал больше, чем грудь! В узком разрезе на миг
появлялась нога, и опять-таки видение ножки в разрезе томило сильней,
чем все ноги Вуравиной, торчащие из-под мини-юбки. В этом не было тайны.
А Викино платье было сшито из тайны, притягивало как магнит. Песочихин
смотрел не мигая, забывая дышать.
Он желал это платье до потери рассудка! Бывало, он в жизни чего-то
хотел, но безнадежно, если так можно сказать, без души. А тут воздух
сгущался, от глаз к платью пробегала искра. Запахло горелым. Песочихин
пытался с собой что-то сделать, уговаривал, что платье ему ни к чему и
размер не его, да и вырез слишком уж смелый... Сергей Михайлович явно
сходил с ума.
Домой Песочихин брел как в тумане, не соображая, какой дорогой идет.
В прихожей долго шарил по стенам, позабыв, где включается свет. Наконец
лампочка вспыхнула. Песочихин сбросил плащ, глянул в зеркало и вскрик-
нул. Поверх костюма на нем было зеленое Викино платье!
- Господи! Где? Когда? Неужели убил?! - Песочихин спрятал платье и
всю ночь ждал милицию. В эту ночь не пришли. Значит, утром возьмут на
работе.
Когда вошла Вика, абсолютно живая, Песочихин перекрестился. Про фран-
цузское платье Вика не заикалась, вся была в новых итальянских туфлях,
которые придавали ногам идеальную форму. И опять она была счастлива, а
остальные несчастны. Что еще нужно женщине!
Как на нем оказалось Викино платье и Викино ли, Песочихин так и не
понял. Но поскольку уголовное дело отпало, Сергей Михайлович вечером
протянул жене перевязанный лентой пакет. Мила развернула и ахнула.
- Ну-ка примерь! - сказал Сергей Михайлович, купцом развалясь на ди-
ване.
- Откуда такая прелесть? - Не сводя с платья глаз, Мила начала разде-
ваться.
- Откуда, откуда. От верблюда! - нашелся Сергей Михайлович.
Объяснение Милу устроило, больше она ничего не спрашивала, с наслаж-
дением погружаясь в зеленое платье, как в ванну.
- Зажмурься! - сказала Мила. - А теперь обалдей!
Песочихин открыл глаза и обалдел. У каждого мужчины есть женщина его
мечты, а у женатого тем более. Так вот, перед Сергеем Михайловичем стоя-
ла женщина его мечты. Даже не его мечты, а чужой. С этого дня супружес-
кая жизнь началась как бы заново. Бывают в жизни удачи, но чтобы полосой
такой ширины!
Выходит, действительно, если очень захочешь, все может быть! И Песо-
чихин начал мечтать изо всех сил. Теперь он сильно хотел каких-нибудь
денег. И вот в субботу, открыв почтовый ящик, Песочихин вместе с газетой
выудил перевод. На шесть рублей пятьдесят копеек! Странно, не иначе
чья-то мечта по ошибке досталась ему. Песочихин мечтал о деньгах, но не
о такой глупой сумме. Конечно, ошибка, но почему такая маленькая?
Через день пришел перевод на двадцать два рубля сорок пять копеек. На
этот раз обратный адрес был: "Общество слепых РСФСР".
- Со слепыми точно ничего не было! - возбужденно шумел Сергей Михай-
лович. - Ну страна! Кругом слепые! Шлют деньги черт знает кому! Фиг мы
так поднимем легкую промышленность! Не удивлюсь, если завтра пришлют ты-
сячу! В таком бардаке все возможно!
- Нигде нет порядка, - вздохнула Мила. - Может, правда, пришлют тыся-
чу? Было бы здорово! Давай зеркало новое в коридор купим. А то оно в
пятнах, как в оспе, насмотришься - лицо чешется...
В новом зеркале Песочихины прямо помолодели.
Сергей Михайлович тайком от жены продолжал мечтать, надеясь, раз пош-
ла пруха, вымечтать крупную сумму. Но три дня переводов не было. Песочи-
хин тыкал ключ в скважину почтового ящика, - газеты, и все!
- Никто больше не желает помочь бедному трудящемуся! - мрачно шутил
он.
Неделю ничего не было. Песочихин понимал: глупо ждать денег непонятно
за что, но как билось сердце, когда несколько раз в день бегал в шлепан-
цах вниз проверять ящик!
И вот в понедельник, наконец, пришел перевод аж на тысячу двадцать
четыре рубля! Это было на двадцать четыре рубля больше, чем мечтал Песо-
чихин. В этот раз раскошелилась киевская киностудия. За фильм "Человек
может все!"
- Кем же я там, интересно, был? - мучился Сергей Михайлович. - Режис-
сером? Актером? Автором сценария, наверно! Надо посмотреть, как они сня-
ли. А то напишешь хорошую вещь, а снимут дрянь, сапожники!
Мила перепугалась - тысяча!
- Это не уголовное дело? Какая связь между тобой и киевской киносту-
дией?
- Песочихин Сергей Михайлович пока что я! Ты ведь понятия не имеешь,
что я делаю, когда ночью иду в туалет! Может, там пишу до утра, как Мо-
пассан!
- Давай мебель новую купим, Мопассанчик.
Тут в дверь позвонили. Здоровенный мужик, сбивая с ног перегаром,
спросил:
- Песочкин ваша фамилия будет?
Песочихин струхнул: "Пришел отбирать свою тысячу! С такой рожей на-
верняка сценарист!"
- А вы по какому вопросу, собственно? - спросил он, встав в боксерс-
кую стойку, решив, если встанет вопрос "кошелек или жизнь", оставить се-
бе кошелек.
- Мебель вашу привезли. "Сюзанна". Песочкин вы или нет?
Сергей Михайлович сразу расслабился:
- Ага, Песочихин - это мы. Долго везете. Давно ждем!
Такая "Сюзанна" Мопассану не снилась. Да и Песочихиным тоже.
И пошло. Везло регулярно во всем. Когда Сергей Михайлович заходил в
магазин, тут же выбрасывали дефицитный товар, и он всюду был первым.
Нужно ли говорить, сколько цифр он угадывал в спортлото? Сколько надо,
столько и угадывал! То есть все несбывшиеся мечты человечества посыпа-
лись на него. Захотел машину - купил один лотерейный билет и выиграл!
Как-то шел Песочихин по улице, никого, как говорится, не трогая, и
вдруг на него прыгнул африканец в белом костюме и давай целовать огром-
ным пугающим ртом. При этом что-то радостно лопотал и восторженно тянул
Сергея Михайловича за волосы. Песочихин отбивался руками, ногами, но аф-
риканец владел конечностями не хуже, чем ртом, и, скрутив Сергея Михай-
ловича, целовал его всласть, как хотел.
Песочихин орал на всю улицу:
- Товарищи! Помогите! Целуют! За что?!
Невозмутимый переводчик объяснил Песочихину, что мистер Боулз никогда
не забудет, как советский друг вытащил его из вод Нила в прошлом году.
- Это ошибка! - хрипел Песочихин. - Никогда никого не спасал, в Ниле
тем более!
На что переводчик сказал:
- Не портите дипломатические отношения. Будут неприятности. Соглашай-
тесь, что спасли его вы.
Под угрозой безжалостных губ Сергей Михайлович согласился. Африканец
потащил Песочихина в валютный магазин и скупил почти все.
Песочихина одели с головы до пят, завезли в дом стереоаппаратуру, ви-
део, какие-то банки, склянки...
А тут еще под Новый год позвонили из инюрколлегии и сообщили, что в
Канаде умерла чья-то тетка Элеонора Рубельбойм и завещала все состояние
племяннику Игорю Перекрестову из Ленинграда, который, узнав о кончине
тетушки и наследстве, на радостях умер. Из всех родных остался по мате-
ринской линии только Песочихин Сергей Михайлович, которому и надлежит
вступить во владение наследством плюс дачей в Репино, которая принадле-
жала Перекрестову.
Сами понимаете, какие чувства это все вызывало у окружающих. Песочи-
хиных не убивали только потому, что за ними постоянно следила милиция,
которой все это тоже казалось весьма подозрительным.
Соседи перемывали косточки Песочихиных, грызли их и плевались.
Допустим, кому-то везет раз, два, три, но когда сто три, уже и поса-
дить можно! Кто поверит, что все это честным путем, мы же не дети! И эту
тетку в Канаде они наверняка отравили. Послали в посылке чего-то с ядом
и отравили. На каждую удачу должна быть статья соответствующая. Да что ж
остальные - не люди?! У Мамейкиных в форточку воры залезли, а брать не-
чего, так они матом обои со зла расписали. А к Песочихиным почему-то не
лезут! Да туда полгорода залезет - всем хватит! Не лезут. Выходит, воры
с ними заодно, одна шайка-лейка!
Конечно, желчь окружающих отравляла Песочихиным жизнь, но, закрывшись
у себя дома, они что хотели, то и делали и плевать хотели на всех!
Однажды Сергею Михайловичу надо было позвонить. Он вошел в автомат,
сунулся в карман за двушкой, но мелочи не обнаружил. Пальцы провалились
в дыру, куда, очевидно, и ухнула мелочь. Песочихин расстроился.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

загрузка...