ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Туман взвихрился, затем съежился, словно слизняк, попавший в соль. Послышался долгий затихающий вопль, словно кричавший падал в бездонную пропасть, и тронный зал очистился от наваждения.
Бейбер Фергана стоял возле своего трона, позабытая сабля валялась на полу. На его лице отражалось тупое изумление.
Люди начали переглядываться друг с другом, мало-помалу понимая, что остались живы. Но за мгновение до того, как к ним вернулся дар речи, голос джака Иршада зазвучал снова:
– Что ж, Бейбер Фергана, на этот раз магия ф'ренг спасла тебе жизнь. Но куклы по-прежнему у меня, о ложный ахим, и мое колдовство проявилось лишь в малой мере.
У нас с Шамиссо есть другая идея. Тебе дается три дня, Бейбер Фергана. Если ты откажешься от трона, я дарую тебе легкую смерть – гораздо более легкую, чем ты даровал своим врагам. Благодари за это безграничное милосердие Шамиссо Ферганы и его сострадание к народу Сайаны!
Но если ты не отречешься, то через три дня я вернусь и принесу тебе другую смерть, самую чудовищную и медленную, какую только можно представить. Она придет не только к тебе, но и к каждому из твоих придворных... к каждому мужчине и женщине, чья душа находится в моем распоряжении благодаря куклам.
Если ты по-прежнему будешь цепляться за трон, я обещаю, что все те, кто сейчас слышит меня, умрут очень медленной и мучительной смертью. А потом Шамиссо Фергана пошлет своих тайных союзников, Товиети, сеять смерть на улицах Сайаны.
Обдумай мое предложение, о ложный ахим.
Обдумайте мое предложение, о вельможи, что служат неправедному господину.
Через три дня я вернусь за ответом.
Наступила тишина, через несколько мгновений взорвавшаяся истерическими выкриками. Я увидел, как ландграф Малебранш торопливо вышел из зала, и невольно задался вопросом, почему Иршад не обратил ни малейшего внимания на третьего ф'ренга, сидевшего за праздничным столом. Но другие дела были более важными.
Тенедос стоял на помосте, разговаривая с ахимом Ферганой. Он зашел за трон, повернул какой-то рычажок, которого я раньше не замечал, и помост с шорохом отъехал назад. Трюк оказался механическим, а не магическим.
Крышка ямы исчезла, а сама яма, разумеется, была пуста.
Крики усилились. Чертог наполнился отчаянием, яростью и страхом, но я почти не замечал этого.
Я смотрел в глаза Лейша Тенедоса и ясно читал в них то, о чем он сейчас думал:
«Если мы не хотим, чтобы Кейт погрузился в пучину анархии и волны хаоса выплеснулись на Север, захлестнув Юрей и Нумантию, то нам в ближайшие три дня предстоит каким-то образом найти и вернуть обратно похищенную коллекцию кукол».

Глава 9
Налетчики

Сайана бурлила от страха и замешательства. Войска ахима были приведены в полную боевую готовность и пытались восстановить хоть какое-то подобие порядка, но имели мало успеха. Повсюду бегали люди, выкрикивавшие бессмысленные пророчества о том, что город обречен; женщины панически визжали; таверны и храмы – излюбленные укрытия человека – были набиты до отказа, несмотря на поздний час. Очевидно, слухи об ужасном происшествии распространились по городу как масляная пленка по воде, обрастая на ходу чудовищными подробностями.
Некоторые торговцы извлекали выгоду из беспорядков. Их лавки или магазины были открыты, и они стояли на улице, громко расхваливая надежность своих магических орудий: Купите амулет и отведите от себя грядущее несчастье! Дайте Провидцу сотворить заклятье, и вы не пострадаете, когда ужасные Товиети предадут Сайану огню и мечу!
Они получали неплохие барыши.
Поскольку все беспокоились только о собственной шкуре, мы смогли незаметно вернуться в посольство. Услышав раскаты грома, я вспомнил о том, что Период Жары уже на исходе и скоро наступит Период Дождей. Я улыбнулся. Плохая погода сыграет нам на руку в нашем рискованном предприятии.
Я поднял эскадрон по тревоге, собрал всех офицеров и уоррентов и вкратце поведал о случившемся. Я не сообщил им, в чем заключается мой план, сказав лишь, что мне нужны двадцать добровольцев для опасного дела, готовых выступить в поход через три часа. Конечно, я мог бы набрать отряд прямо на месте, однако едва ли стоило лишать мою крошечную армию большинства ее командиров. Я добавил, что пятеро добровольцев должны быть уроженцами Кейта, отобранными из лучших бойцов нашего батальона, состоявшего из местных жителей.
Мой план был очень прост: совершить ускоренный марш-бросок к той пещере, в которой Тенедос побывал в своем «видении». Джак Иршад и куклы должны находиться где-то поблизости. Я собирался напасть на рассвете, перебить стражу и выкрасть кукол. Если мы не сможем отступить вместе с добычей, придется бросить их в проточную воду, чтобы обезвредить заклятье: это простое средство я знал еще по рассказам нашей деревенской колдуньи.
Моя идея может показаться абсурдно простой, но я чувствовал себя уверенно: Иршад и Шамиссо Фергана полагают, что все обитатели Сайаны, будь то кейтцы или нумантийцы, парализованы страхом и нерешительностью. Если мы ударим внезапно и безжалостно, боги могут благоприятствовать отважным. К тому же, если мы будем сидеть сложа руки, то правление Бейбера Ферганы почти наверняка рухнет и начнется кровавая «священная» война против Нумантии. Я понимал, что в этом случае мы умрем первыми. С точки зрения постороннего наблюдателя, через три дня мы были обречены на верную смерть или же могли рискнуть жизнью до истечения срока. Так что у нас не было особого выбора.
Времени не оставалось. Если у моей идеи есть хотя бы малейший шанс на успех, ее нужно осуществить прежде, чем кто-либо, начиная от солдат ахима Ферганы и кончая мятежниками в горах, начнет обдумывать свои дальнейшие действия. Мы должны были выступить до рассвета.

Я был немного удивлен, когда капитан Меллет первым вызвался сопровождать меня: он не походил на человека, склонного к отчаянным вылазкам.
– Стало быть, я снова должен поддерживать пламя в домашнем очаге, – хмуро произнес он, выслушав мой вежливый, но твердый отказ. – Что ж, желаю вам приятно провести время, – и с обиженным видом отступил в сторону.
Из его пехотинцев мы выбрали легата Банера – очень молодого и исполнительного офицера, к которому все, включая и меня, относились как к младшему брату; сержанта Виена, чья обманчивая полнота не мешала ему двигаться с бесшумностью змеи, и еще шестерых человек, поклявшихся, что они знают, с какого конца у лошади находится хвост. Вместе с уланами я захватил и пехотинцев, так как они были нужны мне на заключительном этапе.
Из своего эскадрона я выбрал девятерых, оставив Биканера старшим уоррент-офицером. Среди добровольцев были бесшабашный Карьян, мой лучший лучник Курти и неторопливый, надежный Свальбард.
Пятерых кейтцев возглавлял Йонг – лучший из хиллменов и наиболее достойный офицерского звания. С разрешения Тенедоса я назначил его сержантом и запланировал дальнейшее повышение в том случае, если мы благополучно вернемся. К дьяволу нагоняи, которые я могу получить от своих начальников в Нумантии за такую благосклонность к «второсортному» уроженцу Спорных Земель!
Я отвел своих людей в одну из библиотек особняка, где Тенедос наложил заклятье, оберегающее от магического подслушивания, и сообщил, какая одежда и оружие им понадобятся. При этом я внимательно наблюдал за всеми: слишком часто человек сгоряча вызывается добровольцем, но как только осознает опасность задачи, то начинает колебаться. Если бы я заметил малейшие признаки нерешительности, то нашел бы удобный предлог, чтобы заменить этого человека – на его место нашлось бы несколько других. Но ни один из моих добровольцев не дрогнул.
В сопровождении Карьяна я вернулся в свои комнаты, чтобы подготовить снаряжение. К двери была приколота записка с просьбой немедленно зайти в апартаменты посла.
Мне следовало догадаться, что я увижу, когда войду в его комнату. Вместо одетого с иголочки респектабельного дипломата и волшебника меня приветствовал подозрительный тип, одетый в балахон с капюшоном песчаного цвета и плетеные сандалии. Он вполне мог сойти за одного из второсортных кейтских чародеев, противостоявших нам в битве у переправы.
– Я обещал вам защиту против любого врага, который попытается подслушать ваше совещание в библиотеке, – с некоторым самодовольством начал Тенедос. – Но я ничего не сказал о самом себе. Ты придумал очень интересный план, Дамастес. Стоит посмотреть своими глазами, как он сработает. Между прочим, я позаимствовал эти лохмотья у одного из наших привратников... но он не вспомнит об этом.
– Сэр, вы не можете ехать с нами, – сказал я. – Я этого не допущу!
– Легат а'Симабу, – в голосе Тенедоса появились ледяные нотки. – Вы можете выдвигать любые предложения, но вы не вправе приказывать мне.
– Никак нет, сэр. Мои начальники, чьи распоряжения я обязан выполнять, приказали мне охранять вашу особу от любого возможного вреда, и...
– И покончим на этом, – перебил Тенедос. – Я собираюсь ехать с вами по двум очень веским причинам. Во-первых, один лишь я побывал в пещере, где скорее всего сейчас находятся куклы. Как вы надеетесь найти ее?
– Я собирался попросить вас указать ее местонахождение на карте. Полагаю, ваше волшебство может привязывать нас к реальной топографической области... сэр, – меня слегка заносило от волнения, и я забывал о субординации.
– Возможно, хотя нельзя утверждать с уверенностью. Во-вторых, легат, вы не чародей, как и все остальные нумантийцы, кроме меня. На тот случай, если вы забыли, я напоминаю вам, что нам придется противостоять колдовству. Нам удалось узнать, что Товиети используют магию, да и джака Иршада едва ли можно назвать новичком в чародейском искусстве.
– Сэр, что будет, если вас убьют?
– Тогда отступайте в Юрей и сообщите Совету Десяти радостную весть, которая даст им предлог для мобилизации армии и вторжения в Кейт. Возможно, вы получите повышение.
– Вряд ли, – возразил я. – Я предпочел бы умереть рядом с вами.
– Как благородно! – промолвил Тенедос, кривя губы в улыбке. – Как раз то, чего можно ожидать от юного кавалериста-субалтерна.
– Здесь нет ни капли благородства, сэр. Если я вернусь без вас, меня освежуют заживо, а это очень медленная смерть.
Я шутил лишь наполовину. Разумеется, моя профессиональная карьера будет загублена. Не то, чтобы меня это сильно беспокоило – ведь я поклялся защищать этого проклятого богами маленького волшебника, в то время как он, похоже, подталкивал меня к нарушению клятвы при каждом удобном случае.
– Как бы то ни было, я вижу, что у тебя нет оснований для продолжения спора, – заключил Тенедос. – Ты уже сменил тему.
Он был прав: логика и здравый смысл находились на его стороне. Впервые задумавшись над своим планом, когда мы выехали из дворца ахима Ферганы, я задавал себе вопрос, как мы справимся с магией Иршада, смутно надеясь, что Тенедос наложит на нас защитное заклятье или снабдит необходимыми контрзаклинаниями.
Поскольку я твердо усвоил от отца, что нельзя спорить с начальником после того, как он принял решение, а также защищать заведомо проигранное дело, я вытянулся в струнку, прижал кулак к груди и произнес:
– Слушаюсь, сэр. Пожалуйста, будьте готовы к выходу через час. Я подберу вам подходящую лошадь и распоряжусь об увеличении рациона. И еще одно: теперь вы находитесь под моим командованием и обязаны слушаться меня во всем , кроме применения магии. Это понятно?
Тенедос не удержался и широко улыбнулся.
– Так точно, легат а'Симабу, сэр. Я буду в точности исполнять ваши приказы, легат а'Симабу. Сэр.
Клянусь, он выглядел таким же возбужденным, как любой рекрут перед своим первым боем!

Примерно через час во дворе нашей резиденции собралась самая подозрительная шайка, какую только видели эти стены: двадцать два горных бандита в засаленных грязных балахонах, вооруженные разномастным оружием. Одежда и сандалии были настоящими – возможно, даже слишком настоящими, подумал я, вычесывая кейтскую блоху, падкую до нумантийской крови, и морщась от неприятного запаха. Под светло-коричневые балахоны мы надели набедренные повязки и легкие плетеные кольчуги.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...