ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


К счастью, появились другие, гораздо более важные хлопоты, и я перестал думать об этом.

Одно происшествие выглядело незначительным, но наводило на размышления: ландграф Эллиас Малебранш из Каллио исчез, бежал из дворца в то самое утро, когда мы отступали перед Тхаком в пещере Товиети. Совпадение показалось мне довольно любопытным. Тенедос вовсе не считал это совпадением, но все расспросы о каллианце при дворе ахима Ферганы вежливо игнорировались.
Самой большой заботой были Товиети. Они не исчезли, как легкомысленно пообещал Фергана; вместо этого их движение только разрасталось и более не находилось под запретом. Возможно, теперь у них не было лидера, но их идеи не изменились. Уничтожайте правителей и землевладельцев. Берите все, что хотите. Пока старый порядок не будет разрушен, мир не наступит, и убийства не прекратятся. И, разумеется, M'rt te Ph'reng!
Я видел этот лозунг, нарисованный на многих стенах, и никто из кейтцев не давал себе труда закрасить его. Появились и новые образцы настенной росписи – грубый круг, иногда закрашенный красным, обозначавший кровь павшего Шамиссо Ферганы, мученика джака Иршада и остальных, убитых нами в пещере. Из круга поднималось гнездо шипящих змей с оскаленными клыками. Рисунок мог быть выполнен рукой мастера или просто начерчен в виде кружка с выходившими из него загогулинами – это не имело значения.
У Товиети был лозунг: «Из одного тела – много бойцов. У многих бойцов – одна воля. Смерть чужеземцам! Война их королевствам!»
Теперь резиденцию постоянно окружали возбужденные толпы. Несмотря на Период Дождей, в любой час можно было слышать скандируемые лозунги и заунывное пение, обещающее смерть злобным инородцам, кшишти , которые спят и видят, как бы разрушить прекрасный Кейт.
Мы выезжали за пределы нашего посольства только в холщовых плащах, чтобы слюна от плевков не оскверняла наши мундиры. Наши туземные слуги подвергались нападкам и оскорблениям. Мы были вынуждены сопровождать тех, кто жил за пределами посольства, до дома и обратно, а потом и вовсе отказаться от их услуг.
Я собрал горских наемников и предложил им покинуть нашу службу. Меня обрадовал и немного удивил тот факт, что лишь половина – около пятидесяти человек – приняли мое предложение. Оставшиеся, включая легата Йонга, были самыми лучшими бойцами.
Потом был убит первый нумантиец. Его звали Жуан Ингрес, и ему было пять лет отроду.
Его отец был серебряных дел мастером из Нумантии, мать – уроженкой Кейта. Он играл в мячик со своими братьями. После случайного удара мяч перелетел через забор на соседскую грядку, где росли помидоры. Мальчик пошел туда; внезапно откуда ни возьмись возникли трое людей, затянули желтый шелковый шнур вокруг его шеи и в мгновение ока задушили его. Прежде чем братья успели поднять крик, троица исчезла.
Кейтские стражники утверждали, что не могут найти никаких следов убийц. Их агенты тоже ничего не слышали об этом злодеянии.
Полномочный посол Тенедос заявил официальный протест ахиму Фергане. Правитель придал лицу самое печальное выражение и унылым голосом заговорил о том, как ужасно, что такое могло случиться в его городе, и как ему стыдно... хотя он может понять, что некоторые люди, памятуя о давних злодеяниях, совершенных нумантийцами по отношению к несчастному Кейту, могли потерять голову и принять за врага невинного ребенка.
– О каких злодеяниях вы говорите, Ваше Величество? – ледяным тоном осведомился Тенедос.
– О тех злодеяниях, которые хорошо известны всем нам. Едва ли стоит упоминать о них, хотя они весьма прискорбны.
– Поскольку я говорю от имени Совета Десяти и всей Нумантии, я вынужден настаивать на подробностях. Насколько мне известно, между нашими странами заключен мир.
– О да, – ответил ахим Фергана. – Разумеется. Но это не отменяет истинности моих слов.
Тенедос холодно посмотрел на него, затем поклонился, и мы удалились. Было ясно, что времена чествования героев канули в прошлое. Теперь мы вернулись к нормальному состоянию – чужеземного сброда на задворках великой Сайаны.
Когда мы вернулись в посольство, Тенедос торопливо составил отчет о последних событиях и приказал мне как можно быстрее отослать его в Юрей.
– Я предлагаю послать нескольких гонцов, Дамастес. Выбери кого-нибудь поумнее. Сомневаюсь, что они рискнут убить официального представителя Нумантии, но все же... – Тенедос выглядел встревоженным.
Я сказал ему, что все сделаю, и предложил подготовить второе послание для юрейских военачальников с просьбой об отправке подкрепления для охраны посольства.
– Ты думаешь, дела могут обернуться так плохо?
– Я чувствовал бы себя гораздо уютнее, если бы у нас были по меньшей мере еще две пехотные роты и эскадрон тяжелой кавалерии. Ниточка, связывающая нас с Юреем, слишком длинная и тонкая.
– Хорошо. Я сделаю это, употребив все свое красноречие. Письмо будет готово к тому времени, когда ты проинструктируешь своих людей.
Я выбрал майора Уэйса и четверых из лучших уланов, приказав им передвигаться быстро, но осмотрительно, и не доверять никому между Сайаной и Юреем, особенно в Сулемском ущелье. Следовало бы послать более многочисленный отряд, но ситуация в городе стремительно ухудшалась, и каждый боец был на счету.
– Благодарю легата за совет, – проворчал Уэйс. – Но мне бы и в голову не пришло доверять кому-то в этой поганой дыре. Нет, сэр, мы поскачем галопом и будем держать ухо востро.
Далее, я приказал ему не возвращаться через ущелье без подкрепления: я был уверен, что они могут благополучно добраться до Юрея, используя элемент внезапности, но не сомневался, что к их возвращению горцы тщательно подготовятся. Уэйс довольно хмыкнул и сказал, что ему не хочется надолго оставлять третью колонну без командира, но приказ есть приказ.
Они выехали через час. В тот вечер Тенедос пригласил меня в свой кабинет. Я увидел, что атрибуты его магической деятельности снова были разложены по всей комнате.
– Поскольку ты так хорошо справился в прошлый раз, я снова прошу тебя стать моим ассистентом, Дамастес. Однако на этот раз риск будет значительно меньше. Я собираюсь найти нашего демонического приятеля Тхака. Мне хочется выяснить, находится ли он по-прежнему на нашем, земном плане бытия.
На столе в центре кабинета стоял большой латунный поднос с выпуклым ободом, покрытым гравировкой из сложных символов. Тенедос зажег три свечи и расставил их вокруг подноса на равном расстоянии друг от друга. Он дважды сделал пассы над маленькой жаровней, установленной на треноге, и оттуда поплыл сладковатый дымок ладана. Затем он произнес несколько слов на непонятном языке и вынул пробку из металлической фляжки.
– Этот ритуал больше зависит от тренировки, чем от материала, – пояснил он и вылил на поднос тонкий слой ртути. Мне показалось, будто я гляжусь в тусклое зеркало.
– Можешь наблюдать, если хочешь, – предложил Тенедос. – Это приспособление обладает весьма удобным свойством: новичок или человек, не обладающий Даром, увидит в нем столько же, сколько и опытный маг... Разумеется, если у чародея дурное настроение, или он мучается с похмелья, то зрелище будет не из приятных.
Мы не подвергаемся никакому риску. В крайнем случае, нас могут обнаружить, а это ничем не грозит.
Он протянул руки ладонями вниз, слегка согнув пальцы, и начал водить ими взад-вперед над подносом. Тусклая поверхность прояснилась, зеркало приобрело кристальную ясность, и я увидел неприветливую холмистую местность. Я летел как птица, хотя сомневаюсь, что какая-то птица, даже орел, способна подняться на такую высоту. Мгновение спустя я осознал, что смотрю сверху вниз на Сайану и ее окрестности. Картинка была довольно четкой, но расплывалась в некоторых местах, как будто между нами и городом в небе висели небольшие облака.
– Туманные участки находятся под действием чародейства, – пояснил Тенедос. – Вот, например, дворец ахима Ферганы. Его джаки сотворили контрзаклинания, чтобы помешать любопытным, вроде меня, шпионить за своим хозяином.
Одно из величайших преимуществ этого заклинания заключается в том, что оно безошибочно показывает наблюдателю те места, где действует магия. Но поскольку магия всегда имеет оборотную сторону, оно также может указать местонахождение наблюдателя.
А теперь мы взглянем на местность, которая нас интересует. Я могу сместить нашу картинку вот так... – руки Тенедоса совершили неуловимое движение. Картинка понеслась с головокружительной скоростью; Сайана ушла в сторону, и теперь мы смотрели на дорогу, ведущую к Сулемскому ущелью.
– Есть более легкий способ попасть туда. Вот кусочек минерала, который я предусмотрительно положил в карман, пока мы были в пещере, – Тенедос положил камушек на жаровню, и ртутное зеркало забурлило. – Когда оно прояснится, мы увидим знакомую нам гору и сможем войти внутрь.
– Если чародей может почувствовать, что мы ищем его, то это тем более под силу и демону, не так ли? – немного встревоженно спросил я.
– Возможно... но это не имеет значения. Он ничего не сможет сделать; в крайнем случае, помешает нам лицезреть себя.
Поверхность ртутного зеркала стала проясняться, начиная от краев, и я увидел изрезанную каньонами горную гряду. Однако в центре картинки повисла серая пелена, точно такая же, как над дворцом ахима Ферганы, но покрывавшая гораздо б о льшую площадь.
– Хм-мм, – Тенедос пожевал губами. – Джаки Товиети привели в действие свои магические заслоны. Давай посмотрим, сможем ли мы подойти ближе и преодолеть их.
Он опустил руки. Серое пятно стало расплываться по подносу по мере того, как мы приближались к горе.
Серый оттенок потемнел до черного, пронизанного светлыми прожилками.
– Отлично, – пробормотал Тенедос. – Мы идем прямо через гору. Яркие участки, которые ты видишь, – это расщелины, пропускающие свет снаружи. Пока все получается даже легче, чем я ожидал.
Но тут ртуть неожиданно взбурлила и начала вращаться, как в водовороте. Тенедос испуганно отшатнулся, но прежде чем он успел объяснить, что происходит, мы увидели Тхака!
Не знаю, где он находился – на ртутной поверхности не было видно ничего, кроме кристаллического демона. Голова Тхака со скрипом поднялась, и он уставился на нас. Ртуть забурлила еще быстрее, образуя воронку, грозившую вот-вот втянуть нас в бездонный черный глазок.
Тхак вытянул руки. Его кристаллические конечности приближались, готовясь схватить нас, и я ощутил ледяное дыхание смерти.
Уж не знаю как, но мне удалось снять оцепенение с застывших мышц, и я изо всех сил пнул снизу по крышке стола. Удар сбросил поднос на пол, и шарики ртути разлетелись по всей комнате. Жаровня ярко вспыхнула, затем потухла, и ужасное видение исчезло.
Я повернулся к Тенедосу. Потрясенное выражение мало-помалу сошло с его лица. Он пожал плечами и криво усмехнулся.
– Что ж, – произнес он. – Раньше это заклинание считалось вполне безопасным.
Он подошел к буфету и наполнил два бокала янтарным бренди.
– Итак, Тхак не только жив-здоров, но знает о нас, – продолжал он. – Должен сказать, я не в восторге от этой новости.
– У вас есть заклинание против него?
– К несчастью, нет. Во всяком случае, нет достаточно могучего заклинания, чтобы уничтожить его. Если бы я знал о его намерениях, о том, почему он решил выйти на этот план бытия, то смог бы что-нибудь придумать. Но пока благоразумнее будет держаться подальше от него. У нас есть защита на тот случай, если нас атакуют, но не знаю, будет ли она достаточно эффективной.
– Откуда у демона могли возникнуть идеи, которые он внушил Товиети? – поинтересовался я.
– Сомневаюсь, что у него были такие идеи. Существа с других планов бытия обычно не знакомы с поступками и побуждениями людей. Полагаю, тот человек, который придумал и проповедовал учение Товиети, случайно вызвал его, и Тхак впитал в себя достаточно этой муры, чтобы распространять ее на человеческие умы, не зная, что она означает на самом деле, кроме того, что это привлекает к нему все новых почитателей.
– Что могло случиться с чародеем, который вызвал его? – спросил я.
– Известны случаи, когда во время магических ритуалов Провидцы слепли и даже погибали, – сухо ответил Тенедос.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...