ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он не высказывал собственных суждений, но представил безупречный в своей точности обзор событий и даже сообщил Тенедосу ровным тоном, как если бы это произошло с каким-то другим человеком, как он запаниковал на воде, и собрался было развить эту тему, но Тенедос предостерегающе поднял руку.
– Достаточно, друг мой. В твоем рассказе встречается еще что-либо, имеющее отношение к монстрам или к Товиети?
– Нет, сэр.
Тенедос кивнул, и Кутулу послушно замолчал. Провидец встал и принялся расхаживать взад-вперед по комнате.
– Я вернусь в Совет Десяти и поставлю их в известность о случившемся, – наконец сказал он. – Но я не думаю, что это изменит положение.
– Что! ? – я не верил своим ушам.
– Позвольте мне повторить их слова, сказанные после того, как я закончил свой рассказ о Товиети. Они признали, что Товиети, возможно , представляют угрозу для Никеи, но наша доблестная городская стража вполне владеет ситуацией. Не исключено, что в будущем нам придется предоставить стражникам дополнительные подкрепления.
Настала очередь Кутулу удивляться.
– Могу я перебить вас, Провидец? Как они могут так думать? До сих пор мы не заключили в тюрьму ни одного Товиети. И о каких «дополнительных силах» они толкуют?
– О командах из отборных солдат для борьбы с этой угрозой, которая, по их представлениям, исходит от трущоб, где ютятся иностранные рабочие. Полицейские из городского управления будут сопровождать эти отряды, наделенные правом обыска каждого подозрительного дома или притона, указ о чем выйдет в самое ближайшее время. Таким образом, Товиети будут внесены в список запрещенных организаций.
Скопас предложил считать членство в секте душителей достаточным основанием для вынесения смертного приговора, но поскольку у Товиети нет ритуальных татуировок, особой одежды или других знаков членства, вопрос о доказательствах принадлежности к секте остался открытым. Так или иначе, предложенная мера даже не обсуждалась, как чересчур радикальная.
Это единственные конкретные подробности, которые я могу сообщить. Но, мой добрый Кутулу, вы можете быть уверены, что Совет Десяти придерживается высочайшего мнения о городской страже.
Кутулу пожевал губами и ничего не ответил.
– Здесь вы можете говорить все, что пожелаете, – заверил Тенедос. – Даже если это будет граничить с предательством.
– Но это же безумие! – выпалил маленький стражник. – Они не могут просто сидеть и ждать, что угроза исчезнет сама собой. Они будут заниматься пустой болтовней даже если войска Чардин Шера войдут в Никею, или если улицы покроются горами трупов с удавками на шее! Эти люди глупцы, – его буквально трясло от негодования. – Глупцы, и даже хуже!
– Именно об этом я и твержу в последние годы, – хладнокровно заметил Тенедос.
– А как же армия? – спросил я. – Мы не успели узнать подробности плана Товиети, но я предполагаю, что они усилят свою компанию массовых убийств. Неужели мы тоже будем сидеть сложа руки?
– Армии будет приказано находиться в состоянии боевой готовности, хотя Совет Десяти не считает необходимым вводить чрезвычайное положение. Все дискуссии по проблеме должны храниться в тайне от общественности, поэтому в листках новостей ничего не появится. Впрочем, это не относится к слухам.
Есть и другие мелочи, которые могут вас позабавить. К примеру, я получил назначение на специальный пост Тайного Советника при Совете Десяти, с правом использовать любые магические средства, имеющиеся в моем распоряжении. Мне приказано выяснить, не стоит ли за организацией душителей какое-либо темное чародейство.
– А за кого они принимают Тхака, черт побери? За облачко газа, выпущенное из канализации?
– Мне кажется, они не верят в существование Тхака, – ровным голосом ответил Тенедос.
– Каков был ваш ответ, сэр? – поинтересовался Кутулу. Я видел, как он сердится и каких усилий ему стоит сдерживать свой гнев.
– Подобно вам, я вышел из себя. Я повысил голос и заявил, что сейчас нам нужно не волшебство, а порядок. В ответ мне снова объяснили, что стражники могут справиться с ситуацией. В конце концов, законопослушность у никейцев в крови. Для паники нет причин, – Тенедос сокрушенно покачал головой. – Теперь вы понимаете, почему у меня нет уверенности в том, что сообщение о такой мелочи, как грандиозный заговор, финансируемый правителем враждебно настроенной провинции, будет означать для них больше, чем пьяная отрыжка после дружеской попойки.
– Что же нам делать? – спросил я.
Тенедос хотел было ответить что-то язвительное, но внезапно сделался серьезным.
– Во-первых, мы должны тщательно заботиться о собственной безопасности и приложить все силы к тому, чтобы не стать следующими жертвами Товиети. Если Тхак знает о нас, в чем я не сомневаюсь, то он поделится этим знанием с вождями Товиети. Это означает, что мы автоматически окажемся первыми в списке намеченных жертв.
Во-вторых, постарайтесь сделать так, чтобы близкие вам люди постоянно находились в безопасном месте. Я не знаю, какие места сейчас можно назвать безопасными, но полагаю, что лучше было бы уехать подальше от города, возможно, даже за пределы Дары.
– У меня нет близких, – сказал Кутулу. В его голосе не прозвучало и намека на сожаление.
Я ломал голову над тем, что я скажу Маран и как она сможет убедить своего мужа уехать из Никеи.
– И последнее: я советую вам держать свои вещи собранными, а оружие – наготове. Может произойти все что угодно.
Тенедос встал, подошел к буфету и вынул пробку из хрустального графина с бренди. Потом он посмотрел в окно, на светлеющее небо.
– Нет, – со вздохом произнес он. – Боюсь, с этой слабостью придется расстаться до лучших времен.
Он закрыл графин.
– Это все, джентльмены. – Мы встали. – Благодарю вас обоих. Вы показали себя не только достойными помощниками, но и благороднейшими нумантийцами.
Его слова значили для меня больше, чем медаль.
Когда я въехал в расположение полка, трубачи сыграли зарю. Я подозвал улана из своего эскадрона и передал ему поводья Лукана, распорядившись отвести моего коня в стойло и как следует позаботиться о нем.
Потом я бегом вернулся к себе на квартиру, торопливо переоделся в мундир и едва успел возглавить свой эскадрон на построении. После переклички, когда капитан Лардье раздал наряды на сегодняшний день, а домициус Лехар принял воинский салют и отпустил нас на завтрак, адъютант подозвал меня к себе.
Я подошел и отсалютовал ему. Он передал мне маленький конверт.
– Это было вручено вчера ночью дежурному офицеру, с просьбой передать вам лично. Поскольку вас не было в казарме, дежурный отдал письмо мне во время утренней смены.
Я снова отсалютовал, развернулся на каблуках и ушел.
В запечатанном конверте находился второй, меньшего размера, на котором значилось мое имя. Почерк принадлежал Маран. Я прочел короткую записку:

"Мой драгоценный!
Мне хотелось бы самой сказать тебе об этом – тогда я могла бы обнять тебя и, может быть, снова почувствовать тебя во мне. Если бы мы только могли встретиться! Но сегодня днем приехал мой муж. По его мнению, нам будет лучше на время уехать из Никеи, пока все не уляжется.
Завтра на рассвете мы уплываем на его яхте. Он сказал, что мы отправимся в круиз на Внешние Острова и посетим Палмерас, родину Провидца Тенедоса. Мы вернемся не раньше, чем через месяц, а может быть, и через два-три месяца.
Если бы ты знал, как мне горько, что ты не можешь обнять меня и осушить мои слезы! Но я постараюсь быть храброй и буду думать о тебе каждую минуту.
О, мой Дамастес, как же сильно я люблю тебя! Я хочу быть с тобой, даже в эти опасные времена. Да хранят тебя боги. Будь мужественным, не теряй надежды и думай обо мне так же, как я буду думать о тебе.
Я люблю тебя.
Маран".

Боюсь, Маран осталась бы недовольна: первым моим чувством было глубокое облегчение. Она временно покидала опасное место. Да, я буду мечтать о ней, буду думать о ней в те минуты, когда мой долг воина и гражданина не потребует от меня нераздельного внимания. Но в ближайшем будущем у меня вряд ли появится много свободного времени.
Я сменил парадный мундир на строевой и отправился на конюшню. Лукан давно нуждался в моей заботе, и мне было стыдно от того, что я уже несколько дней не брал в руки скребницу. Когда я вычистил коня и насыпал в кормушку овса, на плацу раздался гонг, означавший сигнал тревоги. Как и все остальные, я бросил все дела и побежал к себе за боевым снаряжением.
Согласно уставу, дежурный эскадрон должен построиться и быть готовым к выступлению через десять минут после сигнала тревоги, остальной полк – в течение часа. Я уложился в это время, как и Карьян, но мы были едва ли не единственными из жалкой горстки успевших на построение.
Я слышал крики и проклятия. Люди в замешательстве сновали туда-сюда, разыскивая свое снаряжение и доспехи, которые должны были находиться под рукой, но вместо этого оказывались отданными в починку, заложенными или просто потерянными. «Не знаю, сэр». «Кажется, одолжил своему приятелю». «Порвались ремешки, и седельщик так и не вернул его мне». «Я никогда не пользовался этой вещью, сэр». Боевое снаряжение, составляющее суть солдатского ремесла, было заброшено ради блестящих побрякушек.
Прошло не менее двух с половиной часов, прежде чем Золотые Шлемы полностью построились.
Возможно, если бы мы выехали вовремя, то катастрофы удалось бы избежать, но я в этом сомневаюсь.
Причиной тревоги был бунт, вспыхнувший в одном из беднейших районов города. Он начался, когда три лавки, расположенные на одной улице, одновременно вдвое повысили цены на муку. Как выяснилось, владельцы лавок образовали синдикат, чтобы избежать конкуренции. Возникли споры с некоторыми из возмущенных покупателей, которые переросли в обмен толчками и зуботычинами.
Кто-то пустил в ход нож, и на улицах появились первые трупы. В считанные мгновения в одного из торговцев полетели камни, и он тоже расстался с жизнью. Его лавка была разграблена, а толпа почуяла запах крови.
Некоторое время они митинговали, потом решили наказать владельцев двух других лавок. Первый пытался обороняться копьем и был убит на месте. Обе лавки подверглись полному разграблению.
Безумие распространилось на другие улицы и другие лавки, не имевшие ни малейшего отношения к инциденту. Половина квартала, охваченного погромами, превратилась в сумасшедший дом.
В этот момент кто-то из власть предержащих запаниковал и послал за армией.
Данное решение было неверным. Следовало направить в район отряды стражников, изолировать зачинщиков мятежа и арестовать их. В том случае, если бы это оказалось невозможным, сомкнутые ряды стражников должны были пройти по улицам и с помощью грубой силы рассеять толпу до такой степени, что она уже не представляла бы большой угрозы.
Вместо этого стражники отправились наводить порядок нарядами по два-три человека. Некоторые из них были атакованы, прочие бежали, и толпа получила контроль над ситуацией.
Армию следовало использовать лишь для того, чтобы изолировать квартал Чичерин, а городскую стражу – для наведения порядка. Вооруженные солдаты на улицах – явный признак того, что закон оказался бессилен и само государство боится своих граждан.
Но у кого-то из высших военачальников в штабе армии сдали нервы. Не знаю, было ли это решение умышленным, или нет. Позднее было объявлено, что ответственность за события несут Товиети, но это представляется мне весьма сомнительным. Если кто-то из душителей и участвовал в первоначальных беспорядках, он никак себя не проявил.
По разным причинам Золотые Шлемы тоже были не тем полком, который следовало бы вызвать для подавления мятежа. Их некомпетентность в солдатском ремесле можно не брать в расчет – об этом стало известно слишком поздно – но кавалерию вообще нельзя посылать на городские улицы против распаленной толпы. Во-первых, при этом может возникнуть паника и в результате погибнет больше людей, чем при самом буйном восстании. Во-вторых, лошадь очень легко изувечить, а всадника – вытащить из седла. Нужно было использовать пехоту или, по крайней мере, вызвать пехотные части в качестве подкрепления для нашей кавалерии, но этого не произошло.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...