ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Одновременно с этим он охранял наш тыл.
Мы надели на сапоги тряпичные гамаши и направились к лестнице, ведущей на нижний уровень.
Наш путь пролегал по длинным каменным коридорам. Я дважды терял направление, и нам приходилось возвращаться по своим следам. Несколько раз я слышал голоса. Мы проходили мимо закрытых дверей, за которыми горел свет, но пока ни с кем не столкнулись. В этот поздний час каллианцы либо спали, либо сидели в своих жарко натопленных комнатах, и я не мог винить их, ощущая, как промозглая сырость въедается в мои кости.
Мы поднялись по лестнице и прошли по коридору. Впереди виднелась массивная железная дверь, распахнутая почти настежь, за которой угадывалось открытое пространство.
Я вошел в проем, и дверь тут же захлопнулась за мной с металлическим лязгом. Засов скользнул на место, отрезав меня от Йонга и Свальбарда, оставшихся на той стороне.
Из темноты появился Эллиас Малебранш.
– Я почувствовал твое приближение, нумантиец, – прошипел он. – Я обладаю частицей Дара, и наш верховный маг любезно одолжил мне амулет, усиливающий мои способности. Я надеялся встретиться с тобой на поле боя и убить тебя там, но вместо этого ты сам пришел ко мне. Стало быть, мы можем решить наш спор в частном порядке.
Его рука потянулась к поясу, и кинжал с легким шелестом выскользнул из ножен.
– Третий раз – самый удачный, Дамастес!
Я промолчал. Во время боя болтают лишь фигляры, да еще те, кто слишком уверен в своих силах. Мой кинжал парировал первый удар, и мы закружили по маленькому дворику. Малебранш дрался на ножах гораздо лучше меня, но я надеялся, что его самомнение поможет мне. Он даже не поднял тревогу! Он хотел убить меня и покончить с нашей миссией, присвоив лавры победителя себе одному.
Актеры на сцене изображают драку на ножах как серию ударов и выпадов в направлении жизненно важных органов противника. Это выглядит эффектно, но совершенно не соответствует действительности. Настоящая драка на ножах либо кончается после первого удара, когда противник застигнут врасплох, либо превращается в невероятно утомительное дело – бойцы полосуют друг друга, пытаясь ранить посильнее или искалечить и лишь потом нанести смертельный удар.
Блеснул кинжал Малебранша, и я не успел отступить вовремя. Тыльную сторону моей руки обожгло болью, но, к счастью, каллианец не смог перерезать сухожилие, как намеревался сделать. Он снова напал, и я изо всех сил ударил его сапогом по голени. Захрипев от боли, он согнулся пополам. Я нанес рубящий удар, целясь в его шею, но промахнулся – каллианец успел откатиться назад и проворно вскочил на ноги.
– Это твой конец, Дамастес. Очень жаль, что ты не сможешь присутствовать на коронации, когда Чардин Шера провозгласят королем Нумантии. Пожалуй, я возьму твою вдову к себе в постель как компенсацию за тот раз, когда ты оставил мне на память шрам. Подумай об этом, Дамастес, когда отправишься в объятия смерти.
Пританцовывая, Малебранш начал обходить меня с уязвимой стороны. При этом он на мгновение открылся, и я нанес удар. Но движение оказалось обманным: его свободная рука метнулась вперед, ударив меня по запястью. Мой кинжал отлетел в сторону, а его клинок блеснул у меня перед глазами.
Я попытался отпрянуть, но поскользнулся на мокром булыжнике, и кинжал Малебранша глубоко вонзился во внутреннюю часть моего бедра. Я чуть не вскрикнул от боли, но стиснул зубы и упал, откатываясь в сторону и пытаясь нащупать свой кинжал.
Однако оружие лежало довольно далеко от меня. Я уже слышал топот сапог Малебранша и понимал, что в следующее мгновение он вонзит свой кинжал мне между лопаток.
Я снова откатился в сторону, уже не надеясь на спасение, но тут произошло чудо: мой кинжал пролетел по воздуху и внезапно оказался у меня в руке! Я вспомнил о заклинании, наложенном Тенедосом на мой кинжал после того, как нас атаковал демон в образе огромной змеи.
Малебранш ударил, я парировал, сталь зазвенела о сталь. Затем, резко выпрямив обе ноги, я пинком отбросил каллианца назад. С трудом поднявшись, я захромал к нему.
Он снова ударил, и мой клинок, казалось, завибрировал от скрытой силы, двигаясь по собственной воле, отводя его удар в сторону и врезаясь в его грудь. Теперь я увидел страх на лице Малебранша. Он отступал, я медленно приближался. Каллианец шаг за шагом пятился, приближаясь к каменной стене. Оглянувшись через плечо, он понял, что попал в ловушку, и у него не выдержали нервы.
Он швырнул в меня кинжалом. Клинок развернулся в воздухе, ударив меня в грудь головкой рукоятки – больно, но не смертельно. Малебранш повернулся и побежал, на ходу уклонившись от моего неловкого выпада. Он направлялся к другому коридору. Оставались считанные секунды до того, как он поднимет тревогу. Опустив руку в поясной мешочек, я выхватил одну из свинцовых чушек и изо всей силы метнул ее вслед.
Чушка попала ему в затылок, и я услышал, как треснула черепная кость. Каллианец упал и лежал неподвижно, не подавая признаков жизни. Я дохромал до него и перевернул тело носком здоровой ноги. Его лицо казалось белым пятном, в широко раскрытых глазах застыло выражение безумного ужаса. Проверив пульс, я не обнаружил признаков жизни.
Третий раз и в самом деле оказался удачным – для меня.
Я побежал к железной двери так быстро, как только мог, и поднял засов. Дверь распахнулась, и Свальбард чуть не сбил меня с ног. Йонга не было.
– Он пошел искать другой путь, – прошептал сержант. Его взгляд остановился на теле Малебранша. – Здесь есть другие?
Я покачал головой. В следующее мгновение хиллмен подбежал к нам. Он увидел открытую дверь, нас обоих, и ему больше не потребовалось объяснений. Мы оторвали полоски ткани от моей туники, наложив временные повязки на раненое бедро и руку. Я пока что не чувствовал ни боли, ни онемения, наслаждаясь смертью врага и жестокой радостью битвы. Мы оттащили труп Малебранша в темный угол, прошли по очередному коридору и наконец приблизились к нашей цели.
Внутренний двор замка имел форму пятиугольника. Я вспомнил рассказы о жрецах и их черной магии и подумал, не здесь ли они проводили свои кровавые церемонии. Вокруг никого не было. Сама атмосфера этого места пробирала тело ледяной дрожью и вызывала ощущение какого-то чуждого присутствия. На мгновение я задался вопросом, как Чардин Шер и его чародеи могли выносить этот зловещий дух, но отложил его в сторону. Возможно, они вообще не ощущали ее, а я ощущал, поскольку являлся врагом Каллио. Так или иначе, у меня не было времени для праздных размышлений.
Я вынул из заплечного мешка пузырек с эликсиром и рисовальную палочку и торопливо направился в центр двора. Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, я начал тщательно рисовать фигуру, как меня учил Тенедос.
Через полминуты я закончил работу.
Открыв пузырек, я перевернул его над центральной частью изображенного мною символа и поперхнулся: от эликсира пахло хуже, чем можно было вообразить. От него несло вонью сгоревших трупов, смрадом разложения, тошнотворным запахом свежепролитой крови.
Наконец пузырек опустел.
Тенедос говорил, что после того как заклинание войдет в силу, я должен бежать как можно быстрее. Он добавил, что почувствует, как оно начинает действовать, и сотворит собственные чары, оставаясь снаружи, но мы должны убраться из крепости как можно быстрее, иначе разделим участь, уготованную Чардин Шеру и его приспешникам.
Мы побежали обратно по коридорам, производя гораздо больше шума, чем раньше. Открылась дверь, какая-то женщина выглянула наружу. Увидев нас, она захлопнула дверь и заложила ее на засов, однако криков я не слышал.
Мы вернулись по своим следам и нашли лестницу, ведущую на внутреннюю стену. Карьян в обличье каллианского часового по-прежнему стоял в дозоре на вершине бастиона, мерно расхаживая взад-вперед.
Он с радостью снял с себя шлем и плащ, отбросил копье и присоединился к нам. Мы привязали веревку к одному из зубцов башни и спустились в резервуар по склону стены.
Ледяная вода обожгла мои раны, и я понял, что шок продлится еще совсем недолго. Потом наступит настоящая боль.
Веревка, которую мы оставили, свисала в воду. Подтягиваясь на ней, мы полезли наверх. Сейчас я был очень рад тому, что перед спуском не поленился завязать на ней узлы через равные интервалы.
Наверху мы отвязали веревку, добежали до трещины в стене, закрепили скользящий узел вокруг зубца и по одному спустились к верхнему концу расщелины. Карьян подергал конец веревки, пока она не упала к нам, и тоже заполз в расщелину.
Мы уже собирались спускаться вниз обычным манером, когда раздался рев. Сперва я подумал, что снова началась гроза, но потом осознал, что звук исходит отовсюду, как снаружи, так и изнутри. Нам пришлось пойти на огромный риск, вбив в стену три железных клина и закрепив веревки. Клинья вроде бы держались крепко, и мы воспользовались веревкой, чтобы идти по стене спиной вперед, отталкиваясь ногами. Если бы клинья расшатались и вылетели из своих гнезд, то мы полетели бы вниз, навстречу своей смерти. Мою ногу от щиколотки до бедра простреливало мучительной болью, но я собрался не обращать на это внимания.
Мы упрямо спускались вниз, а грохот все усиливался, и мы чувствовали, как стена вибрирует под нашими ногами. Один раз Карьян сорвался и едва не упал, но успел ухватиться за каменный выступ и продолжил спуск.
Посмотрев вниз, я, к своему изумлению, увидел, что земля находится не более чем в тридцати футах под нами. Еще одна длина веревки... Я шарил в поясном мешочке, стараясь найти запасные клинья. Стена между тем тряслась все сильнее. Нам все-таки не хватило времени.
– Прыгайте! – крикнул я, и мы бросились в темноту. Мы падали и падали. Я внутренне сжался, приготовившись услышать треск собственных костей.
Однако я приземлился в жидкую грязь на склоне, заскользил и покатился прочь от стены, вымазавшись с головы до ног. Кое-как поднявшись, я из последних сил побежал за своими товарищами. Карьян вернулся, закинул мою руку себе на плечо, и мы побежали вместе.
Я боялся остановиться, боялся оглянуться назад. Перед нами вырастали деревья; я увидел нашу линию укреплений, и часовой громким шепотом окликнул нас. Карьян выкрикнул пароль, но думаю, это не имело значения, поскольку часовой уже смотрел на крепость, разинув рот от изумления.
Теперь я позволил себе перевести дух и посмотреть туда, откуда мы бежали.
Земля содрогалась, как при землетрясении, и грохот стоял оглушительный. Я увидел, как над крепостью вырастают языки пламени, словно сам камень загорелся, охваченный жутким багровым сиянием.
Земля снова содрогнулась. Я потерял равновесие и упал, а в следующее мгновение ночь огласилась чудовищным ревом.
Из пламени поднялась гигантская фигура. Она растягивалась, вырастая на глазах, и я увидел распахнутую пасть невообразимых размеров, с блестящими кривыми клыками. Потом я увидел четыре руки, каждая из которых заканчивалась клешней, и клянусь, даже с такого расстояния я мог заметить, что в них были зажаты десятки людей, чьи крики заглушались ревом и грохотом. Демон из глубин возносил торжествующий клич к небесам, наконец вырвавшись на свободу. Он купался в молниях, непрестанно бивших из клубящихся туч.
Услышав поблизости странный звук, я взглянул на Карьяна. Мой ординарец стоял на коленях, склонив голову, и молился. Я понимал, что в этом нет ничего постыдного. Но боги вряд ли стали бы внимать нашим молитвам этой ночью.
Монстр повернулся, оглядываясь по сторонам. Его руки колотили по каменным стенам, повергая их в прах. Рушились бастионы, и буря эхом повторяла дикие завывания торжествующей стихии тьмы.
Чудовище росло и росло. Я испугался, что Тенедос выпустил на свободу воплощение истинного хаоса – возможно, одно из проявлений самой Сайонджи.
В этот момент сверху ударил разряд чистой энергии ослепительно-голубого цвета. Это было не молнией, хотя и напоминало ее.
Разряд попал монстру в грудь, и тот протяжно завыл. Последовал еще один разряд, земля сотряслась до самого основания. Демон внезапно исчез. Мы вглядывались в ночь, но не видели ничего, кроме грозы, бушующей над грудой развалин, где еще недавно возвышалась неприступная цитадель.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...