ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Совершенно верно, мой дорогой Дамастес, совершенно верно. Я получил ответы на свои маленькие послания. Из них явствует, что, выслушав наш отчет, Совет Десяти может отказаться от своих вечных колебаний... хотя, по-моему, трусы всегда останутся трусами.
– А что, если ваши опасения подтвердятся? – спросил я. – Мне ненавистна мысль о том, что мои солдаты и все остальные погибли зря.
– Даже не думай об этом, Дамастес. Если сражения не будет здесь и сейчас, то оно начнется в другой день, в другом месте. Историю нельзя повернуть вспять, хотя Совет Десяти так и не усвоил эту истину.
Мое время приближается, и поэтому я хотел поговорить с тобой. Я размышлял о том, как нам обставить свое появление в Никее, и решил, что лучше всего будет сделать его поразительным и экзотичным.
Для этой цели я отыскал нашего хиллмена Йонга, который уже завоевал репутацию самого похотливого сатира в публичных домах этого города. Думаю, шлюхи были только рады увидеть его спину.
Он пришел в восторг от возможности сопровождать нас в этом путешествии, особенно когда я сообщил ему, что подчиняться он будет непосредственно тебе. Он полон решимости перенять твой стиль военного руководства, в чем я желаю ему только удачи.
Тенедос перешел на серьезный тон.
– С нами отправятся также четыре инвалида-пехотинца из роты капитана Меллета. Возможно, когда Совет Десяти увидит этих несчастных людей, потерявших руку, ногу или глаз, они призадумаются, прежде чем замять дело, отделавшись пустыми угрозами.
Тенедос глубоко вздохнул, с видимым усилием сохраняя официальный тон.
– Кроме того, я написал твоему домициусу, и он согласился дать увольнительную некоторым уланам из эскадрона Пантеры, с тем, чтобы они присоединились к нам. Я готов рассмотреть твои предложения, но помни: нам нужны колоритные люди, способные вселить дух границы в сердца разжиревших горожан. Неплохой оборот речи, не правда ли?
Я задумался.
– Карьян... тот улан, который был вашим телохранителем в ущелье. Я также был бы очень рад увидеть эскадронного проводника Биканера, но сомневаюсь, сможет ли домициус отпустить его. Сейчас он укомплектовывает эскадрон Пантеры новыми рекрутами.
Потом лучник Курти, хотя я беру его скорее за его таланты, чем за внешность. И если позволите взять еще одного, то пожалуй, подойдет Свальбард – помните того здоровенного детину?
Возможно, если нам не удастся заставить Совет Десяти прислушаться к доводам рассудка, будет неплохо вооружить Свальбарда дубиной и позволить ему представить свою разновидность логического убеждения.
– Осторожнее, легат, – предостерег Тенедос. – Вы проводите слишком много времени в моем обществе, и в ваших речах появился оттенок измены.
Я усмехнулся.
– Еще один вопрос, сэр. А кого вы, э-э-э... берете с собой для колорита, который вам представляется столь необходимым?
– Ты меня удивляешь, – отозвался Тенедос. – Во-первых, чародей, достойный своих заклинаний, не нуждается в мелких подмастерьях. А во-вторых... Дамастес, за кого ты себя принимаешь?

На следующий день «Таулер» ошвартовался в порту Юрея. Он был украшен флажками от носа до кормы, а на фордеке играл военный оркестр.
Офицеры и команда были одеты в парадные мундиры, и сам корабль сиял, словно его только что спустили со стапеля.
Всего из Юрея отправлялось около семидесяти человек – менее четверти обычного количества пассажиров. «Таулер» находился в нашем полном распоряжении; нам снова и снова напоминали, что любое наше желание будет немедленно выполнено и ничто не может показаться чрезмерным для героев Спорных Земель. Когда я попытался самостоятельно провести Лукана и Кролика на борт, мне показалось, что конюх умрет от стыда. Я протянул ему деньги, и он был шокирован еще сильнее.
Два стюарда отвели меня в мою каюту на верхней палубе пакетбота, с большими иллюминаторами, выходившими на нос судна. Там было три отделения: спальня, гостиная и огромная ванная, а также четверо слуг, чьей единственной обязанностью было доставлять мне удовольствие. Я подумал о том, сколько стоят такие чертоги в обычных обстоятельствах, и покачал головой. Скорее всего, мне пришлось бы заложить целую провинцию, чтобы позволить себе столь роскошную прогулку.
Провидец Тенедос расположился в покоях по другую сторону коридора. Входная дверь оставалась открытой, и я заметил троих молодых девушек, отдыхавших внутри. Первая была одной из тех, кто делил с ним постель в Сайане, две другие – ренанскими аристократками. Я был представлен одной из них, дочери градоначальника. Город действительно поделился с нами всем, что имел.
Что касается меня... у меня оставалась Жакоба, и я не желал большего.
Она дважды подпрыгнула на огромной постели, пробуя пружины дивана.
– Интересно, что бы сказала моя матушка, если бы сейчас увидела меня? – поинтересовалась она.
– Может быть, «бесстыдная девчонка»?
– Вряд ли, поскольку ее содержал пожилой окружной советник, и она говорила мне, что так до конца и не уверена, кем был мой отец. Но, во всяком случае, не тот старый развратник, с которым она жила.
Скорее всего, она бы гордилась мной, – задумчиво продолжала Жакоба. – И посоветовала бы мне не тратить даром ни единой секунды драгоценного времени.
Она расстегнула свои сандалии, стряхнула их на пол и раскинулась на постели, согнув одно колено и откинув его в сторону, так что платье задралось над ее обнаженными коричневыми бедрами.
– Иди сюда, Дамастес, – промурлыкала она. – Я всегда слушалась советов своей матушки.
Иногда мы заказывали обед в каюту, иногда спускались в столовую, чтобы Жакоба могла оценить мастерство своих соперников и, как она выражалась, «украсть любые идеи, которые стоит красть». Я немного прихрамывал, хотя благодаря магии Тенедоса моя нога почти полностью зажила.
Провидец также оставался в своей каюте б о льшую часть путешествия, а когда он все-таки появлялся, три женщины буквально увивались вокруг него, и я не переставал изумляться. Они вели себя как фазаньи курочки, завидевшие петушка в начале брачного сезона.
Однажды поздним вечером я встретился с Тенедосом наедине. Он стоял, прислонившись к поручню ограждения на верхней палубе и глядя на пенные буруны за кормой. Я заметил, что он изрядно пьян, хотя его речь оставалась на удивление четкой.
Мы говорили о том и о сем, а затем он внезапно спросил:
– Ты готов вернуться?
– Куда?
– В Кейт. Но не в чине легата и не во главе одного эскадрона кавалерии.
Я с любопытством посмотрел на него. Какая-то часть моего существа больше никогда не хотела видеть эту страну – ни ее унылых холмов, ни бесплодных пустынь, ни продажных обитателей-убийц. Однако я понимал, что именно туда повелевает меня возвратиться мой воинский долг, и скорее всего, я закончу свою карьеру в Спорных Землях.
– Конечно, сэр.
Тенедос кивнул, словно ожидал такого ответа, и ушел, даже не пожелав мне доброй ночи.
Я смотрел ему вслед. Внезапно мне на ум пришли вопросы, которые я не смог бы задать ему, когда он протрезвеет... но шанс был упущен.
Откуда он может знать, какой чин я получу, не говоря уже о том, какими силами мне доверят командовать?
Я задумался тогда, и с тех пор неоднократно задавал себе вопрос: позволяет ли искусство провидца хотя бы мимолетно заглядывать в будущее? Или Тенедос вещал, исходя лишь из своего невероятного честолюбия?

– Кажется, я больше не могу, – прошептала Жакоба.
– Я уже точно не могу. Куда делась подушка?
– Она прямо за... нет. Она слетела на пол вместе с одеялом.
Я еще раз поцеловал ее влажное, мягкое естество, а затем лег рядом с ней. Она положила голову мне на плечо, и я сонно погладил ее по спине.
– Что будет, когда мы приплывем в Никею? – спросил я через некоторое время.
Жакоба отодвинулась в сторону и перекатилась на живот.
– Ты хочешь сказать, что будет с нами?
– Да.
Она глубоко вздохнула.
– Пойми меня правильно, Дамастес. Это «мы» перестанет существовать, как только мы попадем в город.
Внезапно я полностью проснулся, чувствуя, что мир рушится вокруг меня... хотя если откровенно, я уже не раз задавал себе вопрос, чем закончится наш роман. Практически не имея денег, я не мог содержать ее в настоящей квартире во время пребывания в Никее. Когда я вернусь в 17-й Уланский, там не найдется места для нее, и я сомневался, что ей захочется покинуть столицу ради маленького гарнизонного городка. Даже если бы я хотел жениться, – а в то время у меня не было ни малейшего желания связывать себя брачными узами, – легатам это запрещалось за некоторыми, очень редкими исключениями. И я едва ли мог ожидать, что она согласится обрести последнее пристанище в «Гнилом Ряду» как уставшая от вечной нищеты офицерская любовница.
– Могу я спросить, почему?
– У меня нет других мужчин, – ответила она. – Не было с тех пор, как я поступила на работу к Тенедосу. И дело не в том, что ты мне... не нравишься. Может быть, я даже люблю тебя, хотя не вполне представляю, что означает это слово.
– Тогда в чем проблема?
– В Провидце Тенедосе, – сказала она. – Позволь мне рассказать тебе кое-что о себе. Я не очень склонна к приключениям.
– Ну разумеется, – протянул я. – Поэтому ты устроилась на тихую, спокойную работу кондитером к волшебнику, которого послали в Спорные Земли.
– То был тяжелый период моей жизни. Кое-кто... один человек, который очень много значил для меня, оказался совсем не тем, за кого я его принимала. Я почти три года готовила в проклятой таверне, работая на кабана, который никогда не учил меня своим секретам и помыкал мною, словно рабыней. Я услышала о вакансии у Тенедоса и обратилась к нему. Тогда это казалось мне очень романтичным – отправиться в далекую страну, жить в особняке и готовить изысканные лакомства для вельмож и дипломатов. А вместо этого... – она сокрушенно рассмеялась. – Нет, этого приключения мне хватит до конца моих дней.
Разреши мне поведать тебе мою мечту, Дамастес. Я хочу когда-нибудь открыть собственный ресторан. Не слишком большой и не в центре города. Где-нибудь в пригородах, неподалеку от богатых поместий. У меня будут посетители, которые станут платить хорошие деньги за лучшее качество, но их вкусы будут недостаточно утонченными, чтобы придраться, например, к хрустящей корочке на свежих меренгах.
Теперь о мужчине. Мне нужен уравновешенный человек, преданный, достаточно горячий в постели. Славный парень, который не бросит меня через год и не будет возражать, если я слегка растолстею.
Дети – может быть, трое или четверо.
Чудесная, спокойная жизнь, где величайшей драмой будут не вовремя поданные устрицы или испорченная дыня, или капризы маленького Фредерика.
Ты хочешь такой жизни, Дамастес?
Я промолчал.
– Разумеется, нет, – продолжала она. – Я могу чувствовать величие. Лейш Тенедос будет великим человеком, гораздо более великим, чем теперь. Осуществит ли он все свои мечты, мне неведомо. Я даже не знаю, есть ли предел тому, чего он хочет достигнуть.
А ты... Я вижу тебя высоким, величественным, с сединой на висках. Генерал кавалерии, уважаемый в стране человек. Возможно, граф с огромными поместьями и красавицей-женой, ожидающей его в одном из семейных особняков.
В один прекрасный день ты отправишься на прогулку со своей челядью и остановишься перекусить в скромной гостинице. Интересно, сумеем ли мы узнать друг друга?
– Ты говоришь очень грустные вещи, – тихо сказал я.
– Почему? Мы такие, какими Умар создал нас. Мы стремимся осуществить то, что вложил в нас Ирису, и мы сражаемся как можем против Сайонджи, когда она уничтожает нас. Но потом, в конце, мы приветствуем ее смертоносные объятия, возвращаемся к Колесу, и она дарует нам возрождение. Как можно печалиться об этом?
Мне понадобилось время, чтобы подобрать нужные слова.
– Это грустно, потому что мне хотелось бы думать о нас как о чем-то большем, чем о маленьких, беспомощных существах, попавших в жернова судьбы.
– Но мы вовсе не беспомощны, – возразила она. – И поэтому ты станешь генералом, а я – хозяйкой ресторана.
Но достаточно об этом. У нас есть еще неделя, прежде чем мы доплывем до Никеи, – она зевнула.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...