ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В сущности, у нас была не единая армия, но скорее несколько армий, стремившихся к одной цели. Левым направлением командовал генерал Эрн, правым – генерал Ле Балафре, а центр возглавил сам Генерал-Провидец.
Моя кавалерия снова осталась в резерве, но никто не сокрушался по этому поводу, зная, что кавалеристы не могут атаковать эшелонированную оборону. Нам предстояло прорываться через бреши, пробитые пехотой, и развивать успех.
Каллианцы были изумлены, но храбро защищались, остановив наши центральные части на выходе из первой глубокой траншеи. Ведущий полк получил приказ продолжать бой, невзирая на потери, но домициус и ротные командиры были убиты, поэтому солдаты сбились в кучу, превратившись в легкую мишень для стрел и копий, пущенных со стены наверху. Среди них был Кириллос Линергес: в тот день он впервые проявил себя. Строевые командиры в Энтотто справедливо решили повысить его в звании – вокруг было слишком много необученных солдат, и старые вояки ценились на вес золота. Поэтому после короткого испытательного срока Кириллоса произвели в легаты и назначили командующим полуротой. В мирное время повышения происходят медленно и тяжело, но на войне они проливаются благоприятным дождем на смелых и удачливых.
Линергес крикнул солдатам, толпившимся за его спиной, чтобы те вырывали из земли каллианские колья и делали из них связки по нескольку штук. Затем, подняв упавшее знамя полка и высоко держа его, он выбрался из траншеи, встал прямо под стеной, не обращая внимания на град стрел, сыплющихся сверху, и закричал:
– Те, кто не боится умереть... в атаку!
Выживших солдат оказалось достаточно, чтобы подняться вверх по грязной земляной стене, отбиваясь от пик и мечей оборонявшихся, и обрушиться на каллианцев с яростью бушующего урагана. Вскоре первая линия каллианской обороны представляла собой кровавую бойню.
Затем связки из кольев были брошены на крутые земляные стены, и солдаты других полков полезли вверх сплошным потоком. Защитники стены дрогнули. В следующее мгновение пехотинцы Ле Балафре прорвали оборону справа; еще через несколько минут левое крыло последовало их примеру, и первая стена оказалась в наших руках.
Мостки из связанных кольев перебрасывались через траншеи, пока пехотинцы уничтожали баррикады и раскрывали ворота. И вот, наконец, зазвучали рожки, призывающие кавалерию.
Мы рысью двинулись вперед – длинная колонна всадников, устремившаяся навстречу дыму и грохоту сражения. Некоторые полки вошли в ворота, другие обходили с флангов само поле боя.
Армия Чардин Шера была обречена, но она продержалась достаточно долго, чтобы он сам и офицеры его штаба успели бежать на юго-восток, в центр провинции. Домициус Петре послал своих уланов в погоню, но каллианец как сквозь землю провалился, и после двухчасового преследования пришлось скрепя сердце повернуть обратно.
Остальная часть нашей армии хлынула во вражеский лагерь. Мы несли с собой пылающие факелы, поджигая все, что могло гореть. Кавалеристы срезали растяжки палаток, галопом проносясь мимо. Те, кто имел мужество противостоять нам, были насажены на пики или изрублены на куски. Каллианцы бросили оружие; мы услышали мольбы о пощаде и увидели самодельные белые флаги.
Начался настоящий кошмар войны. Я уже говорил о крови умирающих, об ужасных ранах. Столь же печальная судьба постигала бедных животных, лошадей и мулов, у которых не было причин воевать... однако они страдали и умирали вместе со своими хозяевами. Но настоящие зверства начались, когда солдаты ворвались в лагерь противника. Там было вино и женщины. Хотели они того или нет, в ту ночь они нашли новых хозяев. Мужчины и юноши, еще недавно гордые и свободные, превратились в рабов или расстались с жизнью в безумии общей резни.
Люди, всего лишь час назад проявившие себя храбрейшими из героев, теперь творили самые ужасные злодеяния, и все это оправдывалось «правом победителя». Война всегда и будет такой, но как бы мне хотелось, чтобы те, кто громче всех призывает к кровопролитию, прошли сквозь огонь вместе с солдатами и услышали предсмертные крики погибающих людей!
Зрелище было чудовищным... Но оно меркнет по сравнению с тем, что я видел в других сражениях, других войнах.
Офицеры позволили своим подчиненным гулять до полуночи, а затем наиболее трезвые сержанты решили прекратить грабеж. Иногда было достаточно слова, иногда удара кулаком, а в некоторых случаях приходилось даже обнажать меч.
Нашим пленникам еще повезло, что нумантийские командиры вовсю гнали армию, чтобы поскорее ринуться в бой: вскоре победители совершенно обессилели и наступила тишина, прерываемая лишь стонами раненых и плачем изнасилованных.
На рассвете армия начала строиться. Но некоторые подразделения, в том числе и тринадцать элитных полков, не принимавшие участия в грабежах, были готовы к броску. Если бы мы воевали в старой манере, то сейчас отошли бы к границе и послали гонцов к Чардин Шеру, чтобы убедиться, усвоил ли он полученный урок.
Но Тенедос воевал по-новому, и поэтому к полудню вся армия снова двинулась на восток, имея одну, главную цель.
Чардин Шер.
Мы уничтожали всех, кто пытался остановить нас.
Легкая кавалерия двигалась впереди, выполняя роль разведки. Рядом с командующими кавалерийских полков ехали чародеи; через определенные промежутки времени они пользовались своим даром, выслеживая врага.
За легкой кавалерией двигалась новая конная пехота – драгуны на мулах. В поддержку им было придано несколько частей тяжелой кавалерии. Затем шли полки Йонга и остальная армия. Среди них был и недавно назначенный домициус Кириллос Линергес. Благодаря стремительности нашей атаки мы не понесли больших потерь, но все же на поле боя осталось много убитых и раненых, в их числе и командиров. Линергес удостоился наиболее стремительного повышения.
Мы шли по богатой сельской местности как стая саранчи, грабя и уничтожая все на своем пути. Как и предсказывал Тенедос, Совет Десяти мог быть доволен нашим способом ведения войны. Никейские сокровища оставались в целости и сохранности, а мы питались скотом, дичью и зимними запасами каллианцев, а также забирали лошадей из их конюшен. Их лидер развязал эту гражданскую войну, и поэтому им приходилось оплачивать ее цену.
Обычно на исходе осени наступали сильные холода, но сейчас стояла на удивление мягкая погода, поэтому большую часть времени я носил под доспехами лишь легкую куртку, а по ночам радовался теплу моего мехового спального мешка. Временами мне казалось, что Сайонджи, богиня Тенедоса, действительно благоволит ему и задерживает приход зимы.
Каллио – прекрасная страна. Там нет великих рек, грандиозных каньонов и горных кряжей – по большей части это пологие зеленые равнины с островками лесов, которые идеально подходят для фермерства или разведения лошадей. Ее жители не знали, что такое война, и потому были такими же холеными и упитанными, как и их скот.
Стоны, плач и проклятья вознеслись к небесам, когда налетчики Йонга двинулись по захваченным территориям. Каждый отряд сопровождали повозки фуражиров. Армия на марше питалась хорошо, и дни понемногу переходили в недели.
По распоряжению Тенедоса на каждой ферме следовало оставлять достаточно припасов, чтобы ее обитатели могли пережить зиму, но боюсь, этот приказ почти никем не выполнялся. Любое сопротивление подавлялось огнем и мечом, и продвижение нумантийской армии было отмечено столбами дыма, поднимавшимися к небу. Часто мы оставляли за собой не только руины, но и погребальные костры: то были фермеры, решившие сражаться за содержимое своих подвалов и амбаров.
Мы двигались так быстро, что каллианцы выглядели совершенно ошарашенными нашей скоростью. На скаку мы встретились лишь с несколькими разрозненными частями противника. Их сопротивление было коротким: засада, залп лучников и поспешное бегство. Правда, несколько раз отдельные храбрецы собирали партизанские отряды, которые сражались отчаянно, подчас до последнего человека. Их мужество было достойно восхищения, но восхищение не подразумевало милосердия.
Иногда вражеская оборона подкреплялась действием местных чародеев, но как фермерское ополчение не могло сравниться с закаленными бойцами Йонга или моей кавалерией, так и замысел провинциального колдуна без труда разгадывался и обращался против него одним из магов Тенедоса.
Вскоре стали распространяться слухи, что сопротивление нумантийцам смерти подобно. Наилучшим способом остаться в живых было бегство либо капитуляция и сотрудничество с победителями.
Это звучит жестоко, но, как говорил Тенедос, «наилучший и самый чистый способ войны – это тотальная война. Начинайте ее быстро, заканчивайте еще быстрее; тогда вам придется оплакать меньше смертей и претерпеть меньше лишений».
В те дни не было сражений, заслуживающих такого названия, – в основном мелкие стычки – но каждый день войны приносил нашим полуобученным рекрутам больше опыта и прибавлял уверенности в себе.
Читателю может показаться, что наша кавалерия – это как на подбор бравые всадники, скачущие по Каллио в сияющих доспехах, на ухоженных лошадях. Позвольте мне для примера описать один кавалерийский эскадрон.
Его численность составляла примерно семьдесят человек – гораздо меньше, чем полагалось по старому уставу. Лошади, хотя и разжиревшие от зерна, получали недостаточный уход. Их попоны разлохматились, гривы были грязными и спутанными. Одежда уланов выглядела потрепанной и засаленной; довольно часто попадались штатские наряды или даже вражеские мундиры. Из-под одежды кое-где выглядывали окровавленные повязки. Шлемы были пристегнуты к седлам, а не надеты на головы: в них хранились яйца или сушеные фрукты. Из скаток выглядывали горлышки бутылок, а с седел свисали тушки кур или гусей. Сумы распирало от награбленного добра, которое можно было везти с собой и выменивать по пути на блестящие безделушки.
От обычных мародеров этих солдат отличало превосходное, всегда готовое к бою оружие, и их постоянно настороженные взгляды. Богам следовало бы смилостивиться над теми, кто пытался противостоять моим кавалеристам... но этого не произошло.

"Мой драгоценный Дамастес,
Вчера вечером наш ребенок – а это был мальчик – умер после преждевременных родов. Акушерка сделала что могла, призвав на помощь лучших хирургов и чародеев, но тщетно.
Как бы мне хотелось, чтобы ты был здесь! Наверное, тогда бы этого не случилось. Наверное, мое беспокойство за тебя повредило нашему мальчику.
Теперь я буду оплакивать его в одиночестве. Я буду плакать за тебя, за себя и за него.
Мне так жаль! Клянусь тебе, я все делала правильно, до последней минуты. Может быть, какой-то мой поступок прогневил богов? Я не знаю, но не могу молиться, не могу просить прощения.
Мир опустел для меня.
Маран".

Мир опустел и для меня. Я не знал, что делать. Видимо, новость дошла до Тенедоса: он подъехал ко мне и выразил свои соболезнования. Надеюсь, мне удалось связно ответить ему.
Я написал ответное письмо, пытаясь утешить Маран. Я заверял, что такие вещи случались и раньше, что наш ребенок вернулся к Колесу, где все хорошо и просто.
На самом деле я ни на секунду не верил этому.
Мне хотелось передать мои обязанности кому-то другому, уехать в Никею и вернуться к Маран, но это было невозможно. Я не мог позволить этой трагедии повлиять на меня: многие тысячи людей, также имеющие жен и детей, зависели от моей способности ясно думать и принимать верные решения.
Откуда-то явился священник. Он попытался предложить мне попробовать найти утешение в молитве, но, увидев выражение моего лица, тут же убрался вон.
Я вышел из лагеря, не обращая внимания на предостерегающие окрики часовых, встал посреди поля и поднял голову к небесам, где вроде бы обитают боги.
Я от души желал, чтобы они, все вместе и каждый в отдельности, были разорваны демонами и ощутили хотя бы частицу мучений Маран и моей собственной боли.
Потом я наглухо закрыл свою душу и приветствовал кровавые поля войны.

Приехал вестовой от домициуса Петре с просьбой о встрече с ним. У меня не было времени, но Петре командовал 17-м Уланским полком, поэтому я согласился.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...