ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

До тех пор, однако, окажи мне услугу и воздержись от отчаянных выходок, за которые ты можешь поплатиться головой. Я в самом деле не хочу командовать кавалерийским эскадроном, в придачу к остальным моим обязанностям.
– Да, сэр. И если уж зашла речь об ответственности, сэр, могу ли я заметить, что меня поразили некоторые выражения, которыми иногда пользуются профессиональные дипломаты?
– Та-та-та, мой дорогой легат, – насмешливо-покровительственным тоном отозвался Тенедос. – Подумай вот о чем. Наш противник разбит, не так ли? Его войско в беспорядке отступило, верно? Путь впереди свободен, и мы потратили совсем немного времени на дискуссию, правильно? Возможно, – добавил он обманчиво-печальным тоном, – возможно, мне следовало бы применить такую же тактику с нашим добрым ахимом Ферганой.
Я засмеялся от души – в первый раз за очень долгое время.

На следующий день налетчики вернулись – а может быть, это был другой отряд бандитов. Они лежали в засаде на противоположном берегу реки, пока не прошла кавалерия. Затем около тридцати лучников выпрямились в полный рост и принялись осыпать стрелами первые два взвода пехотинцев. Те немедленно их атаковали: лучший способ выйти живым из засады – это напасть на врага с неожиданной стороны. Лучники повернулись и побежали через мелководье, не приняв боя.
С другой стороны дороги из укрытий выскочили еще горцы и с воинственными воплями побежали к повозкам. Они прорвали тонкую цепь охраны, в считанные секунды похватали из повозок то, что им подвернулось под руку, и исчезли. Одновременно третья группа хиллменов ударила по скоплению штатских. Они похитили десять нумантийцев: пятерых женщин, включая двух шлюх из обоза КЛП, десятилетнюю девочку, младенца и троих мужчин.
Потом не осталось ничего, кроме завывания ветра в утесах, криков раненых и умирающих. Семь солдат – шестеро пехотинцев и один из моих хиллменов – погибли в этой стычке. Еще шестеро получили ранения.
Мы перестроились и двинулись дальше.
Через час мы услышали душераздирающие крики, доносившиеся из-за скал, виднеющихся впереди нас. Хиллмены приступили к своим обычным развлечениям.
За следующим поворотом дороги мы обнаружили тело младенца. Ему размозжили голову о придорожный валун и оставили крошечный труп на видном месте.
Мы шли вперед, и мало-помалу крики затихли в отдалении.
Через час мы приблизились к деревне, где на пути в Сайану мальчишка пытался убить меня стрелой, выпущенной из дедовского лука. Теперь здесь было совершенно пусто. Заметно похолодало, и Тенедос предложил обыскать хижины на предмет одеял или других теплых вещей, которые мы могли бы позаимствовать.
Я остановил караван на дороге и послал на это задание нескольких уланов. Первые две хижины оказались пустыми, выметенными подчистую. Сержант, возглавлявший поисковый отряд, распахнул дверь третьей хижины. Тренькнула тетива самострела, и он отшатнулся с потрясенным видом, схватившись за маленькую стрелку, пригодную разве что для стрельбы по воробьям, торчавшую у него из груди.
Кавалерист выругался, выдернул стрелку и отшвырнул ее, сказав, что это пустяки. Он двинулся было к следующей хижине, но в эту секунду закричал от боли, хватаясь за крошечную кровоточившую ранку. Он упал на колени, затем на спину, и забился в судорогах, прокусив себе язык. Он умер прежде, чем остальные успели добежать до него.
Крошечная ранка, оставленная отравленной стрелой, уже распространяла запах разложения.
Мы обнаружили лишь несколько вещей, которые можно было забрать. Перед тем как двинуться дальше, мы подожгли деревню, превратив ее в пылающий костер. Я вспомнил о том, как подарил жизнь мальчишке, и поморщился. Теперь я знал, как ведется война на этой земле. Противник мог не рассчитывать на милосердие. Скоро хиллмены поймут, что нумантийцы умеют сражаться так же беспощадно, как и любой другой народ.
Мы предали огню следующие две деревни, предварительно переночевав во второй.
Вечером шестого дня мы достигли переправы, где я впервые встретился с Тенедосом. Едва мы успели встать лагерем, когда разразилась давно ожидаемая буря, снежные заряды помчались по ущелью, и ничего не стало видно.
Тенедос предупредил нас о необходимости удвоить бдительность. Он ощущал колдовство, накапливавшееся вокруг нас. Однако я не нуждался в предупреждениях. Это была идеальная погода для хиллменов, и поэтому я объявил постоянную боевую готовность и удвоил сторожевые посты.
Капитан Меллет устроил рядом с повозками походную кухню и натянул над очагами холщовые тенты. Когда я убедился, что накормлены все, кроме часовых, мы с Тенедосом отправились ужинать. Горстка риса с кусочками мяса и чай из трав – вот и все, что составляло нашу трапезу, но благодаря богине Шахрийе и ее дару огня, еда была горячей.
На раздаче пищи работала Жакоба, та молодая женщина, которую я спас от нападения хиллменов. Как я и предполагал, под глазом у нее расплылся большой лилово-черный синяк. Она посмотрела на меня, попыталась что-то сказать, но тут же отвернулась. Охваченный странным смущением, я отошел в сторону, не сказав ни слова.
Пока я ел, ко мне подошла маленькая девочка, которую звали Эллори Парес.
– Здравствуй, солдат. Ты помнишь меня?
Я сказал, что помню, и попросил называть меня просто Дамастесом.
– Я помогала тому, другому солдату готовить ужин, – она показала на капитана Меллета. – Он сказал, что у него есть дочь моего возраста.
Я знал, что капитан Меллет не женат, и улыбнулся про себя, представив, как этот суровый холостяк пытался приласкать ребенка.
– Я люблю готовить. Может быть... если я вырасту, у меня будет своя гостиница.
Если она вырастет. Какая-то часть моего существа хотела расплакаться, а другая – обратить в руины всю эту проклятую богами страну.
– Ты вырастешь, – наконец выдавил я. – Мы с тобой будем партнерами. Я позабочусь о том, чтобы с тобой ничего не случилось.
– Обещаешь?
– Обещаю.
В полночь я обошел часовых, сменив стражу, а затем решил, что пора немного вздремнуть. Я попросил начальника караула разбудить меня, когда наступит время очередной смены.
Ветер завывал еще громче, чем прежде, и снег густо устилал промерзшую землю. Я поискал местечко, где прилечь, и чуть ли не с завистью подумал о людях, которые спали в повозках или под ними. Наконец я лег, плотно завернувшись в плащ и одеяло. Не помню, как моя голова прикоснулась к седельной сумке, которую я пристроил вместо подушки.

Воздух благоухал ароматами апельсиновых цветов и тамаринда. Я раскинулся на шелковых подушках в одной набедренной повязке, ощущая, как плавучий дом мягко покачивается на волнах. Казалось, на озере нет ни одного другого судна. Зеркало воды отражало пронзительную голубизну неба. Теплый летний ветерок ласкающим движением прикоснулся ко мне и унесся дальше.
Почувствовав легкую жажду, я взял кубок с подноса, стоявшего рядом со мной, и отхлебнул холодного пунша с восхитительным смешанным вкусом персиков и клубники.
Жакоба лежала на подушках с другой стороны. На ней не было ничего, кроме блузки без рукавов и радужных панталон из материала тоньше, чем шелк.
Она наклонилась ко мне и медленно развязала узел моей набедренной повязки. Мой напрягшийся член поднялся навстречу ее пальцам. Она наклонилась, быстрым движением облизнула головку языком... прошлась по всей длине... взяла меня в рот...
Пульс молотом забился у меня в висках.
Она проворно встала, развязала желтый шелковый шнур, удерживавший ее панталоны, и вышла из них, когда они упали к ее ногам.
Жакоба опустилась на колени над моими бедрами. Я выгнул спину, и ее пальцы направили меня в ее влажную глубину. Она застонала. Ее руки, все еще державшие шнур, скользнули по моей груди. Она приподнялась, опустилась, снова приподнялась. Вместе с этим она неторопливо обматывала шнур вокруг моей шеи и затягивала его. Ее голова откинулась назад, она хрипло вскрикнула от наслаждения.
Во Вселенной не осталось ничего, кроме моего члена и восхитительного ощущения шелкового шнура, сдавливавшего мне горло. Радость волной поднималась во мне, и я открыл рот, чтобы закричать...

...пронзительно закричал ребенок. Лицо, склонившееся надо мной, было бородатым, искаженным злобной радостью. Кровь ударила мне в виски. Я видел лицо так, как будто смотрел на него через длинный, темный тоннель. В следующее мгновение я выбросил ногу и пинком отправил Товиети в сугроб.
Он встал, нашаривая рукой нож, висевший у него на поясе. Мой кулак врезался ему в лицо, затем я нанес рубящий удар ребром ладони по его переносице. Он закричал и упал, разбрызгивая кровь и хрящи. Я повалился на него сверху, и мой жестко выставленный локоть сокрушил его гортань. Откатившись в сторону, я выхватил меч из ножен, но мой противник уже умер.
Лагерь наполнился стонами и воплями. Я видел смутные силуэты убегавших людей. Вспыхнули факелы, осветившие лишь метель, бушевавшую вокруг нас.
Шнур Товиети все еще свисал с моей шеи, и теперь я чувствовал жгучую боль от его прикосновения.
Я выбежал в центр кольца повозок и приказал трубить сигнал тревоги. Вскоре из темноты появились сонно моргавший Тенедос и видневшийся у него за спиной Карьян.
Но Товиети исчезли.
Шестеро моих солдат были убиты на своих постах. Не знаю, как Товиети сумели незаметно подкрасться к часовым, расставленным попарно, и прикончить их, не подняв шума. Затем они пробрались в лагерь, и началась резня.
Погибло десять беженцев. Восемь, включая месячного младенца, были задушены, двое других заколоты во сне.
Не обращая внимания на плач и причитания, я отвел Тенедоса в сторону.
– Что случилось с вашей магической защитой? Разве вы ничего не почувствовали?
– Ничего, – хмуро ответил Провидец. Его лицо омрачилось. – Моя магия должна была сработать... однако не сработала. Не знаю, почему.
Меня передернуло от гнева, но затем здравый смысл взял свое. В конце концов, чем ремесло Тенедоса отличается от солдатского? И солдаты, и чародей – всего лишь люди, и их искусство несовершенно.
Мы собрали тела и приготовили их для погребения. Земля сильно промерзла, поэтому я приказал специально выделенному наряду собрать камней для постройки надгробия.
Мы разожгли костры и попили чаю. Я снова увидел Жакобу, намазывавшую маслом куски черствого хлеба. Она отложила свой нож и подошла к нам.
– Я так и не поблагодарила вас, – сказала она.
– В этом нет необходимости.
Жакоба немного помолчала.
– Когда... когда они пришли, ты снился мне, – еле слышно прошептала она.
Боюсь, я покраснел, хотя она вряд ли могла разглядеть это в темноте.
– Я, э-ээ... ты тоже мне снилась, – наконец пробормотал я.
– Мы лежали в большой лодке, – мечтательно продолжала она. – Вдвоем на озере. Наверное, это был один из тех плавучих домов, о которых я читала в Юрее.
Она замолчала. Я был настолько потрясен, что не мог подобрать слов. После долгой паузы Жакоба посмотрела мне в глаза.
– Возможно... может быть, если мы выживем... – внезапно она отвернулась от меня и вернулась к своей работе.

На следующее утро метель усилилась. Ледяные стены Сулемского ущелья смыкались над нами, и ветер упрямо задувал с севера.
В тот день хиллмены четырежды нападали на нас – двое или трое бандитов выскакивали из укрытия, хватали человека или вещь, которая им приглянулась, и исчезали. Мы не могли расставить солдат через каждые пять футов, поэтому противник не понес потерь.
Колонна очень растянулась, несмотря на усилия эскадронного проводника Биканера и уланов Третьей колонны в арьергарде, подгонявших людей бранью и угрозами. Я ездил взад-вперед вдоль длинного каравана, пытаясь подбадривать штатских; когда кто-нибудь из них начинал терять силы, я позволял ему или ей некоторое время ехать верхом на Лукане, а сам шел рядом. Кролик и другие сменные лошади уже везли больных, раненых и стариков, и тем не менее многие беспомощные люди шли пешком. При каждой атаке бандитов мы несли потери, и раненые отправлялись в повозки, постепенно вытесняя тех, кому не следовало бы идти пешком.
В тот день я усвоил еще один урок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...