ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я в последний раз оглянулся на покинутый нами чертог и увидел, как Тхак с огромным усилием продвигается вперед, словно человек, идущий против ураганного ветра. Он шаг за шагом приближался к самоцвету Тенедоса.
Внезапно я понял, что отстал от остальных, и поспешил вслед за своими людьми.
Стояло серое, ненастное утро, но оно наполняло мое сердце восторгом. В пещере мы потеряли троих, считая легата Банера. Еще четверо других солдат были ранены, но их поддерживали товарищи.
Сохраняя боевой порядок, мы спустились по дороге. Теперь не было нужды прятаться, и никто не осмелился встать у нас на пути.
Через час мы оседлали лошадей, пристегнули к седлам заплечные мешки с драгоценными куклами и поскакали из ущелья к дороге на Сайану.
Тенедос оглянулся через плечо на гору и вход в пещеру. Дождь прекратился, ветер тоже стих. Я не слышал ни воя, ни гудения – очевидно, магическая битва уже закончилась.
– Вы убили его? – спросил я.
– Не знаю. Но мне определенно повезло с заклинанием и талисманом. Они смогли удержать демона, хотя я не имел представления о том, с чем нам предстоит встретиться в этой пещере. Возможно, я ранил его и послал в то место, откуда он явился, – голос Тенедоса звучал очень неуверенно. – А может быть, и нет.
Он пожал плечами и взглянул на меня.
– Пора в путь. Мы получили то, за чем пришли.
Мы во весь опор поскакали к Сайане.

Глава 11
Предательство ахима

Мы стали героями при дворе ахима Ферганы. Мы не только спасли жизнь придворных и самого ахима от чудовищной участи, но также убили изменника Иршада и лидера мятежников, исчадие ада, Шамиссо Фергану.
Когда речь зашла о демоне Тхаке, ахим Фергана заявил, что о нем можно забыть. Без поддержки негодяев, направлявших его действия на земле, Тхак потеряет силы и вскоре вернется в свое мрачное царство... даже если могущественное заклятье, наложенное Храбрейшим из Храбрых, Бесконечно Восхваляемым и Сиятельным Провидцем Тенедосом, уже утратило свою силу. А ужасные Товиети, лишившись своих вождей, тоже рассеются и исчезнут, как если бы их никогда не существовало.
Уверившись в прочности своего правления и в отсутствии любых притязаний на трон, ахим Фергана обещал нам все, абсолютно все, что мы пожелаем, – особенно потому, что мы вернули его кукол. Я отвел Тенедоса в сторонку и поинтересовался, разумно ли было принимать такое решение. Он пожал плечами и ответил, что, во-первых, вряд ли кто-либо из хиллменов сумеет использовать кукол по назначению без магии джака Иршада, а во-вторых, для Нумантии не имеет значения, кто сидит на кейтском троне, пока хиллмены занимаются грабежами и убийствами в пределах собственных границ.
Что касается даров ахима Ферганы, то, к сожалению, у него нашлось мало того, что нам хотелось бы получить. Золото бы нас вполне устроило – ни Тенедос, ни я, ни все остальные не были богачами. Но такой дар противоречит законам его королевства, сокрушенно объяснил Бейбер Фергана. Кроме того, государственная казна находится в прискорбном состоянии, и вся твердая валюта жизненно необходима для нужд народа. Зато все остальное...
Тенедос попытался втолковать Фергане, что простая ратификация пакта со Спорными Землями, ради которой он приехал в Сайану, будет величайшим благом для всех, включая Кейт, Нумантию и Юрей. Ахима Фергана вежливо улыбнулся и сказал, что этот вопрос в данный момент «тщательно изучается». Даже такому неопытному дипломату, как я, было понятно, что под этим подразумевалось.
Никто из нас, начиная от офицеров и кончая рядовыми, не мог придумать ничего ст о ящего по части личного вознаграждения. Каждый из нас мог получить поместье в Кейте и подвергнуться риску быть убитым в тот момент, когда он выедет за пределы Сайаны, чтобы осмотреть свое владение.
Титулы и звания не имели смысла.
Еда... кейтская кулинария не пользовалась особенным уважением среди моих подчиненных.
Ахима Фергана предлагал девушек или молодых юношей в любом требуемом количестве. Некоторые из моих людей начинали похабно облизываться, представляя себе оргии на манер известных из древней истории. Здесь мне пришлось жестко настоять на своем: если женщина захочет войти в посольство днем, по своему желанию и после беседы со мной, а ее избранник будет свободен от службы, то все остальное – их личное дело. Однако безопасность резиденции была слишком важна, чтобы позволять незнакомым людям входить и выходить по ночам. Что же касается мальчиков... по армейскому уставу запрещалось иметь рабов, так что этот вопрос не подлежал обсуждению.
Я знал, что мало кто из кейтских женщин пожелают вступить в связь с ненавистными инородцами, за исключением шлюх или шпионок из обслуживающего персонала, которые, несомненно, получили приказ вести себя соответствующим образом.
Поэтому нам оставалось удовольствоваться неувядающей благодарностью ахима Ферганы. По циничному, но точному замечанию полномочного посла Тенедоса, действие этого дара ограничивалось неделей с момента его оглашения.
Последовали другие награды: все уланы нашего отряда были упомянуты в моей депеше, отсылаемой домициусу Херсталлу в расположение 17-го полка, а капитан Меллет сделал то же самое для своих пехотинцев. Некоторых мы повысили в звании – легат Банер был посмертно произведен в капитаны, что могло служить некоторым утешением для его семьи. Как я и обещал, с полного одобрения Лейша Тенедоса сержант Йонг был произведен в легаты вместе с остальными хиллменами.
Я никак не мог повысить Биканера до полкового проводника, поскольку это место принадлежало Эватту, оставшемуся в Мехуле. Карьян отказался от повышения, проворчав что-то вроде «получил нашивки – долой друзей, а ради нескольких лишних монет душу гробить не стоит». Курти слишком стыдился своего первого промаха в пещере и отказался от награды. По крайней мере, Свальбард позволил произвести себя в сержанты и даже буркнул что-то невразумительное в знак благодарности.
Послание Тенедоса, адресованное домициусу Херсталлу, изобиловало такими похвалами в мой адрес, что меня бросило в жар. Я подумал, не изменит ли капитан Ланетт свое отношение ко мне, но усомнился в этом. Такие, как он, никогда не прощают людей, задевших их самолюбие.
Вскоре последовали новые хвалебные рапорты, искусно составленные Тенедосом. От них у меня во рту остался противный кислый привкус.
Через день после нашего возвращения в Сайану он настрочил целую кучу писем и депеш. Первым из них был обязательный отчет для Совета Десяти.
Он разрешил мне прочитать отчет, прежде чем запечатать конверт. Я держался вежливо и не высказал вслух ни одного критического замечания. Изложение было точным, но создавалось такое впечатление, как будто мы сделали гигантский шаг вперед к достижению мира со Спорными Землями и значительно усилили нумантийское влияние в Кейте. Однако я заметил, что отчет давал свободу для разнообразных домыслов. Он пестрел фразами вроде «если ахим Фергана и его правительство предпримут определенные меры», "учитывая, что ахим Фергана выражает свою приверженность закону и правосудию", «в том благоприятном случае, если ситуация останется неизменной в течение полугода», и так далее.
Но гладкие обороты и двусмысленные фразы, использованные Тенедосом, были еще не самым худшим. Перед тем как передать официальные письма патрулю в количестве двадцати человек (это была необходимая мера предосторожности), он подготовил вторую порцию корреспонденции. Некоторые из этих посланий были личными, адресованными друзьям и наставникам Тенедоса, включая двух человек из Совета Десяти, которых он считал своими союзниками. Разумеется, он не стал мне их показывать.
Другие послания были адресованы в никейские листки новостей, которые обычно расклеивались на улицах. Я прочел одно из них, наполненное ссылками на «беспримерный героизм молодого офицера из прославленного 17-го полка Юрейских Улан, легата а'Симабу», «нерушимую стойкость нумантийских солдат» перед «коварными происками» диких горцев, и тому подобной чушью. «Легат Банер получил смертельную рану, прикончив по меньшей мере дюжину мятежников, и умер на руках у Тенедоса. Его последними словами были: „Обещай мне, о Провидец, что наша жертва была не напрасной, и когда-нибудь Нумантия восстанет во всем сиянии былой славы“».
Меня слегка подташнивало.
Увидев выражение моего лица, Тенедос догадался о моих чувствах и криво усмехнулся.
– Ты думаешь «какое дерьмо!» – не так ли, Дамастес?
Я что-то пробормотал, не желая отвечать.
– Но что такое ложь? Разве Банер, например, не убил бы дюжину Товиети, если бы остался в живых?
– Возможно. Кстати, вы ни словом не обмолвились о Товиети.
– Это потому, мой дорогой друг, что Совет Десяти снимет с меня шкуру и вывесит ее на городской площади, если я допущу утечку столь секретной информации. Позволь мне продолжить. Что касается прощальной речи легата Банера... что ж, я признаю, что вложил в его уста слова, которые ему не принадлежали. Но можешь ли ты гарантировать, что он не верил в это?
– Я ни разу не слышал, чтобы он говорил о политике.
– Тогда кто может сказать? Кроме того, здесь заключена более важная истина, – продолжал Тенедос. – Помнишь, как я обратился к твоим солдатам на переправе? Я обещал им великие времена, великие деяния и награды.
Вот так-то. Наши павшие, вернувшиеся к Колесу, могут послужить общему делу. Банер – один из них. Он подает пример другим молодым нумантийцам.
Посуди сам: стоило ли мне рассказывать правду о смерти легата Банера. Стоило ли говорить о том, что он как последний идиот бросился в атаку на человека, вдвое превосходившего его силой и опытом? О том, что он заступил дорогу своему командиру, без сомнения, надеясь стяжать великую славу, собственноручно прикончив Шамиссо Фергану? Должен ли я сказать, что его смерть ничего не изменила в этой проклятой стране, поскольку жизнь здесь будет такой, какой она была всегда, если только не перебить всех горцев до единого и заселить страну нормальными людьми? Должен ли я сказать, что эти Спорные Земли мало что значат для Нумантии, а большинство нумантийцев не могут найти их на карте и плевать хотели на то, что происходит на границах?
Как ты думаешь, обрадовало бы это родственников легата, если они у него есть? Пошло бы это на пользу Нумантии?
Возбуждаясь собственной речью, Тенедос понемногу начинал сердиться. Я не ответил на его вопросы, сделав вид, что несведущ в таких абстрактных материях.
Внезапно к Тенедосу вернулось хорошее настроение.
– Дамастес, друг мой, сосредоточься на тех делах, в которых ты так хорошо себя проявил. Солдатская служба – это тоже великое искусство. Обещаю тебе, что в один прекрасный день ты будешь вознагражден и получишь возможность совершить истинно великие дела, а твое имя прогремит на всю страну и будет навеки вписано в анналы истории.
Предоставь мне политику и дипломатическую мишуру. Но прежде подумай об одном: много ли шансов останется у Совета Десяти низвергнуть меня в пучину забвения после того, как мои отчеты попадут в никейские листки новостей?
Все, что от меня требуется... все, что от нас требуется – это пережить тяжелые времена в Кейте, и тогда наши имена прославятся во всей Нумантии. А что может сравниться с этим?
И все-таки я чувствовал себя неуютно. Извинившись, я попрощался и ушел. Следующие несколько дней этот случай не шел у меня из головы – я знавал офицеров, которые лезли из кожи вон, лишь бы показаться в выгодном свете перед своими командирами, и слышал рассказы отца о таких выскочках. Я не питал к ним никаких чувств, кроме презрения.
Но, с другой стороны, Лейш Тенедос не был солдатом и сражался на совершенно другой арене, о которой я почти ничего не знал, да, признаться, и не хотел знать. Вправе ли я был осуждать его? Ведь наша вылазка в пещеру действительно помогла сохранить мир в Кейте, сделала ахиму Фергану союзником Нумантии, пусть и недостойным доверия, и по крайней мере на некоторое время удержала хиллменов от полномасштабного вторжения в Юрей.
И наконец, Тенедос был моим начальником. Я не имел права подвергать сомнению его решения или избранную им тактику.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...