ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Как бы то ни было, сейчас Тхак сам себе хозяин и следует лишь собственным желаниям.
– Может быть, Тхак стремится стать богом? – я размышлял вслух. – То есть, существом, имеющим свои храмы, своих жрецов и контролирующим определенную часть нашего мира?
– Тут мы углубляемся в материи, недоступные моему пониманию, – проворчал Тенедос. – Может быть, боги когда-то сами были демонами? Я не знаю. В этом есть определенная доля здравого смысла – известно, что любое божество может открыться как воплощение Ирису или самой Сайонджи и таким образом добиться большего поклонения. Да и существуют ли боги вообще? Даже этого я не знаю, хотя если существуют демоны и низшие духи, то должны быть и высшие проявления. Логично предположить, что каждое время имеет своего единого духа – назовем его Умаром, если хочешь, – достаточно могущественного, чтобы создать эту Вселенную. А может быть, она зародилась сама собой. Может быть, существует другое Колесо, выше того, к которому мы возвращаемся, и оно управляет всем сущим. Когда я думаю о таких вещах, у меня начинает кружиться голова, и мне хочется принять холодный душ.
А что касается Тхака... думаю, те существа, которых мы называем демонами, вырастают из хаоса. Должно быть, их собственные миры очень изменчивы и непостоянны. Поэтому, появляясь здесь, они противостоят попыткам крошечных насекомых, называемых людьми, привнести в мир хоть какое-то подобие порядка. Но я опять-таки не уверен. Младшие духи, которых я время от времени призываю себе на помощь, противятся выполнению любой конструктивной задачи и с радостью хватаются за любую возможность причинить вред и вызвать сумятицу.
Как бы мне хотелось иметь побольше свободного времени для изучения этой проблемы! Захватывающее поле для исследований, но боюсь, сейчас мы не можем позволить себе такую роскошь. У нас нет времени на теории, согревающие сердца мудрецов, если только мы не хотим, чтобы эти теории стали нашим надгробным памятником.
Для нас достаточно того, что Тхак является нашим врагом и врагом всего, во что мы верим. Это справедливо и в отношении Товиети.
На следующий день посольство было атаковано.

Выдалось холодное, хмурое утро. Тяжело нависшие тучи грозили дождем, однако на землю не пролилось ни капли.
Толпа заполонила улицы вокруг резиденции. Там собралось более тысячи кейтцев – орущих, плевавших, исходивших пеной от ярости. Они бросали через ограду камни, гнилые фрукты и дохлых крыс. Дело пока не доходило до применения настоящего оружия, но было совершенно ясно, что это лишь вопрос времени.
Все они, разумеется, были мужчинами – от мальчишек до немощных старцев. Кейтцы никогда не позволяют своим женщинам такой роскоши, как возможность публично выразить свои эмоции. В свете грядущих событий, я был даже рад этому проявлению кейтского шовинизма.
Я держал своих людей в состоянии постоянной боевой готовности. Мы заранее подготовили восемь платформ и теперь выдвинули их на позиции, по две вдоль каждой стены посольства. Платформы стояли на три фута ниже верхнего края каменной кладки, так что внешняя стена превратилась в защитный вал.
Нашим слабым местом были главные ворота, представлявшие собой тяжелую железную решетку. Во-первых, через нее можно было видеть, что творится внутри, а во-вторых, мы не могли надежно укрепить ее.
Я разъяснил солдатам, что от них требуется. Это заняло лишь несколько минут, поскольку одним из главных упражнений, которые мы разучивали на плацу, было «отражение атаки на посольство».
Пока толпа ревела, подогревая свою ярость, мои солдаты и слуги Тенедоса стаскивали тяжелую мебель и переворачивали грузовые фургоны перед главными воротами, строя баррикады. Они наполняли мешки землей из сада и использовали их для укрепления конструкции.
Тенедос был повсюду – раздавая распоряжения, подбадривая людей, даже поддерживая мешки для землекопов. Я отвел его в сторону и спросил, не ощущает ли он за беснующейся толпой направленной магии.
– Нет. Я не ощущаю ничего, кроме угрозы, нависшей над нами. Если это заклинание, то общего свойства, так что едва ли стоит беспокоиться о нем по сравнению с каким-нибудь идиотом снаружи, готовым проломить нам череп камнем из пращи.
Это обеспокоило меня. Немногим раньше я поднялся на крышу главного здания и попытался отыскать зачинщиков беспорядков. В том случае, если ситуация ухудшится, я собирался приказать лучникам перестрелять их. Лучший способ обуздать толпу – отсечь ей голову. Но я не заметил ни одного главаря и потому не знал, с какой стороны атаковать змею; толпа скорее напоминала гнездо ядовитых болотных пиявок, которых нужно разрезать на мелкие кусочки, пока они не перестанут извиваться.
Разумеется, поблизости не было ни кейтских стражников, ни солдат ахима Ферганы.
– Он не станет помогать нападающим, – рассуждал Тенедос. – он еще не вполне уверен, что настало время безоговорочно поддержать Товиети. Но, с другой стороны, он не будет ничего предпринимать, если они ворвутся в посольство. А может быть, он собирается использовать этот инцидент как предлог, чтобы обрушить на секту душителей свою армию... хотя я думаю, он весьма удивится, когда обнаружит, что его солдаты наполовину превратились в поклонников Тхака. Теперь нам остается только ждать дальнейших событий.
Ждать пришлось недолго.

Все началось с града копий, переброшенных через стену. Они со стуком падали на мостовую, не причиняя вреда, но спустя несколько секунд в воздух взвились стрелы, и одна из них ранила пехотинца КЛП.
Затем раздались крики, и толпа атаковала ворота. Они налегали на решетку плечами, пытаясь взломать ее. Пожалуй, они могли бы заниматься этим до конца своих дней, так ничего и не добившись. Через несколько минут появились доски, и сайанцы попытались поднять засов, пользуясь ими как рычагами.
Я приказал им разойтись, но никто не обратил на это внимания; сомневаюсь, что мой крик вообще был слышен в общем реве. Тогда я выстроил лучников в линию и отдал приказ стрелять через решетку. Первый залп был произведен стрелами с тупыми наконечниками, которые использовались для охоты на птиц. Послышались вопли, и несколько человек отошли в сторону, держась за ушибленные места. Но на место каждого выбывшего вставало десять других.
Во второй раз лучники выпустили боевые стрелы, и толпа отпрянула, вопя от боли и ярости.
Я бегом поднялся на одну из платформ и выглянул наружу. В дальнем конце улицы я увидел группу людей, несущих длинный деревянный столб диаметром фута в полтора и явно собиравшихся использовать его в качестве тарана.
Этого было достаточно.
Я попросил Тенедоса держать заклятье наготове и добавил, что дам ему знак, когда настанет время. Речь шла о довольно простом заклинании замешательства, вызывающем беспричинный страх и растерянность. Нумантийских солдат учили ожидать его в начале сражения, не обращать внимания на свои ощущения и подчиняться только приказам уоррентов и старших офицеров. Я решил, что данное заклинание будет эффективно против разношерстной толпы, собравшейся за воротами. Судя по крикам ужаса и поднявшейся неразберихе, так оно и оказалось.
Тогда я приступил к следующему этапу плана. Поскольку в толпе не было явных лидеров, я решил расчленить ее, приказав для этого лучникам дать залп по высокой дуге в дальнюю часть главной улицы – точно так же, как во время битвы они посылают стрелы над передними рядами противника, надеясь поразить вражеских командиров в глубине войска.
Последовало пять прицельных залпов; дальняя часть улицы огласилась диким воем и стонами умирающих. Я снова выглянул из-за стены, и на этот раз мне едва не вышибло мозги камнем, пущенным из пращи. Но я успел заметить тела, валявшиеся на улице. Дальняя часть толпы внезапно превратилась в наиболее опасное место, и те герои, которые лишь вопили и толкали других в спину, поняли, что им будет лучше убраться куда-нибудь подальше. Теперь у толпы появился путь к отступлению, который ей вскоре понадобится.
– Построиться! – крикнул я.
Мои солдаты спустились с платформ и побежали к заранее назначенному месту построения. Наш тыл и фланги остались беззащитными – я собирался ударить в самое сердце врага.
Под стук копыт мои уланы вывели с плаца оседланных лошадей, ранее надежно укрытых во внутреннем дворе. Каждый держал поводья двух других лошадей, принадлежащих кавалеристам, занимавшим до этого посты на платформах.
– По коням! – крикнул я. – Открывайте ворота!
Четыре человека бросились поднимать засов. Один был сражен камнем и упал; его тело грузно осело на мостовую, как мешок с песком. Те из кавалеристов, кто не был вооружен луками, вскочили в седла.
– Лучники!
Двенадцать лучников со стрелами наготове появились из-за ворот, как только распахнулись тяжелые створки.
– Огонь по любой мишени! – скомандовал сержант, и боевые стрелы с бритвенно-острыми наконечниками сорвались с тетивы. Некоторые из них нашли свою цель не более чем в пятнадцати футах от ворот.
– Лучники... по седлам! – и кавалеристы побежали обратно.
– Капитан Меллет!
– Куррамская Легкая Пехота к бою готова! – прогремел голос капитана Меллета.
КЛП выступила вперед в пять рядов, с копьями наперевес. За боевым строем стояли три барабанщика, выбивавших ровную дробь. Они промаршировали через ворота на улицу.
– КЛП... стой! – грохот сапог сразу смолк. – В боевой порядок... стройся!
Солдаты перестроились в три открытые шеренги, перекрыв улицу от края до края так быстро, будто выполняли строевое упражнение на параде.
– Копья... бросай! – полетели копья, и каждое из них нашло свою мишень.
Толпа рассыпалась; люди разбегались в поисках укрытия.
– КЛП... направо шагом... марш!
Пехотинцы развернулись и промаршировали вдоль внешней стены, остановившись за мгновение до того, как я оседлал Лукана.
– Уланы... вперед!
Мы выехали на улицы Сайаны. При нашем появлении вокруг раздались пронзительные вопли, полные ужаса.
– Пики... наперевес! Рысью... атакуй!
Мы ударили по толпе словно кузнечным молотом и в считанные секунды рассеяли ее остатки. Я свалил одного сайанца, удиравшего со всех ног и размахивавшего позабытой саблей. Моя пика вошла ему между лопаток и отбросила в сторону, как узел с тряпьем.
Глаза начинал застилать кровавый туман. Я слышал боевой клич своих людей, готовых втоптать местный сброд в ту грязь, из которой он появился. Но мы уже отъехали на пятьдесят ярдов от посольства и не могли рисковать, обыскивая темные, кривые улочки Сайаны.
– Уланы... стой!
Мы развернули лошадей, поскакав к распахнутым воротам. Куррамская Легкая Пехота строевым шагом втянулась за нами, и решетки с лязгом захлопнулись. Я приказал штатским позаботиться о раненых и бегом поднялся на одну из башен.
Я насчитал сорок тел, валявшихся на улице. У нас было двое убитых и полдюжины раненых.
Сегодня мы задали им неплохой урок – но в следующий раз настанет наша очередь учиться. В следующий раз они вооружатся, наденут доспехи, и удача вполне может оказаться на их стороне.
Необходимо удержать завоеванное преимущество – иначе мы обречены.

На следующий день мы приступили к работе еще до рассвета. Я оставил лишь горстку солдат для охраны резиденции, так как сомневался, что толпа наберется храбрости за такое короткое время, – и разделил остальных на группы по три человека.
Эту ночь мы с Тенедосом и его помощниками провели без сна. Был составлен список адресов всех нумантийцев, проживающих в Сайане; затем мы распределили адреса по спасательным группам.
Солдаты получили приказ доставить всех оставшихся в живых нумантийцев на территорию посольства. Пехотинцы капитана Меллета будут прочесывать центральную часть города, а мои уланы попытаются спасти тех, кто живет в пригородах. Один солдат стоит на страже, двое других помогают людям собрать необходимые вещи – в первую очередь теплую одежду и минимальный запас продуктов.
С детства у меня сохранилось яркое воспоминание: когда на соседской ферме случился пожар, ее владелец выбежал из пламени, гордо размахивая спасенным имуществом – простым бронзовым подсвечником, выхваченным на бегу из шкафа, набитого золотом и серебром.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...