ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Налево он уходил в тупик и заканчивался лестницей, поднимающейся в темную шахту, направо был тяжелый красный занавес. Мисс Темпл осторожно, одним пальчиком, чуть сдвинула занавес. За ним была еще одна потайная комната, выходившая зеркалом в большую пустую гостиную. Если они и в самом деле хотят уйти от преследователей, решила мисс Темпл, то в последнюю очередь следует ей оставлять на их пути еще одно разбитое зеркало. Она отошла от занавеса. По лестнице Элоизе не подняться. Они двинулись дальше налево.
– Как вы себя чувствуете? – спросила мисс Темпл, вкладывая в свой шепот как можно больше задушевной уверенности.
– Гораздо лучше, – ответила Элоиза. – Спасибо за помощь.
– Не за что, – сказала мисс Темпл. – Вы знаете доктора? А мы с ним старые товарищи.
– Товарищи?
Мисс Дуджонг посмотрела на нее, и мисс Темпл, увидев в глазах женщины скептическое выражение (такая, мол, маленькая, слабенькая и одета по-дурацки), ощутила новый приступ неудовольствия.
– Это так. – Мисс Темпл кивнула. – Вам лучше будет знать, что доктор, я и человек по имени Кардинал Чань объединили усилия в борьбе с заговорщиками. Не знаю, кто из них известен вам – граф д'Орканц, графиня ди Лакер-Сфорца, Франсис Ксонк, – эту фамилию мисс Темпл произнесла с нажимом и подняв бровки, – Гаральд Граббе, заместитель министра иностранных дел, и лорд Роберт Вандаарифф. В заговоре участвуют и менее значительные фигуры – миссис Марчмур, мисс Пул, которую вы, кажется, знаете, Каролина Стерн, Роджер Баскомб, много всяких немцев… Всех назвать, конечно, довольно трудно, но к заговору имеет отношение принц Макленбургский, и дело каким-то образом связано со странным синим стеклом, из которого можно делать книги, которые содержат… или поглощают… реальные воспоминания, реальные ощущения… все это очень необычно…
– Да, я их видела, – прошептала Элоиза.
– Видели?
В голосе мисс Темпл послышалась нотка разочарования, потому что ей вдруг ужасно захотелось рассказать кому-нибудь о ее собственных удивительных ощущениях.
– Они каждой из нас показали такую книгу…
– Кто это «они»? – спросила мисс Темпл.
– Мисс Пул и доктор… Доктор Лоренц, – сказала Элоиза. – Некоторые женщины не выдержали… Они погибли.
– Потому что не хотели смотреть?
– Нет-нет, как раз потому, что смотрели. Их убила сама книга.
– Убила? Книга?
– Да, я в этом уверена.
– А меня вот книга не убила.
– Может быть, вы очень сильная, – ответила Элоиза.
Мисс Темпл шмыгнула носом. Она редко не поддавалась на лесть, даже если знала, что это всего лишь прикрытие для чего-то другого (например, когда Роджер хвалил ее за деликатность и юмор, а рука его, обнимавшая ее за талию, осторожно двигалась в самые жаркие места), но мисс Темпл и в самом деле удалось оторваться от книги собственной силой воли – достижение, которое было отмечено даже графиней. От мысли о том, что было возможно и иное, что книга могла целиком поглотить ее, что она могла погибнуть, мурашки побежали у нее по коже. Да, это могло случиться совершенно естественным образом – содержание книги было таким соблазнительным. Но она не погибла, и, более того, мисс Темпл была абсолютно уверена, что если она заглянет в еще одну из этих книг, то воздействие на нее будет меньше, и если она оторвалась от книги в первый раз, то наверняка сможет сделать это и еще. Она повернулась к Элоизе – истинный характер этой женщины все еще вызывал у нее сомнения.
– Но и вы тоже, наверно, сильная, если наши враги хотели привлечь вас в свои ряды… Вот и в Тарр-Манор вас привезли. Потом на нас напялили эти одеяния – чтобы посвятить нас в их тайны, подвергнуть Процессу и подчинить их воле. – Она замолчала и посмотрела на себя, обеими руками разглаживая свои одеяния. – И хотя я бы не сказала, что это очень уж практично, но ощущение шелковой материи на твоей коже… оно такое…
Элоиза улыбнулась или, по крайней мере, сделала попытку улыбнуться, но мисс Темпл видела, что нижняя губа женщины неуверенно подрагивает.
– Дело в том, что не помню… Я знаю, что поехала в Тарр-Манор по какой-то причине, но никак не могу вспомнить, по какой.
– Нам лучше двигаться дальше, – сказала мисс Темпл, поглядывая, не хлынут ли слезы после дрожания губы; увидев, что ничего такого не случилось, она вздохнула с облегчением. – А вы мне можете рассказать, что запомнили о Тарр-Манор. Мисс Пул упоминала Франсиса Ксонка и, конечно, полковника Траппинга…
– Я воспитательница детей полковника, – сказала Элоиза. – И меня знает мистер Ксонк… он даже проявлял ко мне повышенное внимание после исчезновения полковника. – Она вздохнула. – Видите ли, я близка с сестрой мистера Ксонка, женой полковника… я даже присутствовала в Харшморте в тот день, когда исчез полковник…
– Правда? – с излишней резкостью спросила мисс Темпл.
– Я спрашивала себя: может быть, я случайно стала свидетелем чего-то важного или услышала какую-то тайну… Что-то такое, что пробудило любопытство мистера Ксонка, или что он мог бы использовать против своих родственников, или что помогло бы ему скрыть собственное участие в убийстве полковника…
– Неужели вы могли знать, кто его убил и почему? – спросила мисс Темпл.
– Понятия не имею! – воскликнула Элоиза.
– Но если этих воспоминаний у вас не осталось, значит, их забрали, потому что они представляли для них интерес, – заметила мисс Темпл.
– Да. Но потому ли, что я узнала что-то такое, чего мне не следовало знать? Или потому, что меня… другого слова не найти… соблазнили участвовать?
* * *
Элоиза умолкла, закрыв рот рукой, в глазах ее сверкнули слезы. Отчаяние женщины было абсолютно неподдельным, мисс Темпл не сомневалась в этом, потому что, познакомившись с книгой, знала, как даже самые твердые души могут поддаться искушению. Если Элоиза не могла вспомнить, что сделала, если ее теперь грызло раскаяние, то не все ли равно, что происходило на самом деле? Мисс Темпл понятия не имела. Точно так же она не знала, может ли быть уверена в своей собственной невиновности. Впервые она впустила в свой голос тонкую нотку жалости.
– Но они не забрали вас в свои ряды, – сказала она. – Мисс Пул говорила графу и Каролине, что от вас одни неприятности.
Элоиза тяжело вздохнула, она не приняла всерьез слова мисс Темпл.
– Доктор спас меня с чердака, а потом его схватили. Я последовала за ним и попыталась в свою очередь спасти его. И тогда… простите, об этом трудно говорить… я застрелила человека. Насмерть.
– Так это же здорово! – воскликнула мисс Темпл. – Я никого не застрелила, но одного убила своими руками, а другой попал под колеса экипажа, – Элоиза не ответила, а потому мисс Темпл заговорщицки продолжала: – Я вообще-то говорила об этом с Кардиналом Чанем, а вы должны знать, что он человек действия, лишних слов не любит, я бы даже сказала, он таинственный человек… Я это поняла, как только его увидела, конечно, еще и потому, что на нем было красное пальто и мы встретились в вагоне поезда ночью. Он держал в руках бритву и читал стихи, и еще на нем были черные очки, потому что у него не в порядке глаза… Он мне сразу запомнился, и когда я его увидела в следующий раз, как раз тогда, когда мы подружились с доктором, я его тут же узнала. Доктор что-то сказал мне… о Чане… Несколько минут назад, в театре… Я ничего не поняла из-за этих ужасных криков, дыма и огня… А знаете, какую странную вещь я заметила? Иногда одна новость может вытеснить другую, особенно когда слышишь их одновременно. То же самое происходит с чувствами. Например, запах дыма и вид пламени совершенно подавили во мне способность слышать. Я просто с ума схожу, когда начинаю думать о таких вещах.
Они прошли несколько шагов, прежде чем мисс Темпл вспомнила, о чем хотела сказать вначале.
– Так вот… почему я говорила с Кардиналом Чанем… понимаете, я должна вам сказать, что Кардинал Чань – опасный человек, смертельно опасный… Он, может, убивал людей чаще, чем я покупала себе туфли… и я с ним разговаривала о тех людях, которых убила, и… понимаете, если честно, то говорить об этом было очень трудно, а закончили мы тем, что он мне рассказал, как человек вроде меня должен пользоваться пистолетом. Нужно как можно сильнее прижать дуло к телу вашей жертвы. Он говорил мне, что делать, но вообще-то помогал разобраться с оружием. Потому что тогда я понятия не имела, как нужно стрелять. Если бы вы не застрелили того типа, то, может быть, ни вас ни доктора уже не было бы в живых. А если бы не доктор, который спас меня сейчас в театре, то, может, и меня бы не было…
* * *
Элоиза не ответила. Мисс Темпл видела, что та борется со своими сомнениями, а по собственному опыту она знала, что, одолев сомнения и осознав то, что случилось, человек начинает трезво смотреть на вещи.
– Но я ведь убила герцога Сталмерского, – прошептала Элоиза. – Это государственное преступление. Вы не понимаете – меня наверняка повесят!
Мисс Темпл покачала головой.
– Те, кого убила я, были негодяями, – сказала она. – И я уверена, герцог этот был ничуть не лучше… Большинство герцогов просто ужасны…
– Да, но это никого не будет интересовать…
– Ерунда. Это меня интересует, как и вас. И доктора Свенсона, я уверена, заинтересует, а это самое главное. А на что мне наплевать, так это на мнение наших врагов.
– Но… на их стороне закон… их слову поверят… Свое мнение о законе мисс Темпл продемонстрировала пожатием плеч.
– Вы бы вполне могли уехать… Может, доктор сумеет забрать вас в Макленбург. Или вы можете отправиться с моей тетушкой в поездку по Эльзасу… Всегда можно придумать что-нибудь. Вот, например, посмотрите, какие мы глупые: бредем по этим коридорам и не даем себе труда подумать – куда.
Элоиза оглянулась, сделала неопределенный жест рукой:
– Но… я думала…
– Да, конечно. – Мисс Темпл кивнула. – За нами наверняка снарядят погоню, а ни вам, ни мне не хватило присутствия духа посмотреть, есть ли что в карманах доктора. Он человек предприимчивый – тут никогда нельзя знать наперед… Вот надсмотрщик у моего отца никогда из дома не выходил, не взяв с собой нож, бутылку и немного табака, чтобы на неделю хватило набивать трубку. – Она застенчиво улыбнулась. – И кто знает, может, нам удастся узнать что-нибудь о тайной жизни доктора Свенсона…
Элоиза быстро заговорила:
– Но я уверена… ничего такого нет…
– Ну что вы, у каждого есть тайны.
– Уверяю вас, я ничего такого… По крайней мере, ничего неприличного…
Мисс Темпл фыркнула.
– Приличия? Да вы посмотрите, что на вас. Посмотрите на себя… Я вижу ваши ноги – ваши голые ноги! Что толку говорить о приличиях, когда нас ввергли в этот ужас, – на нас даже корсетов нет! Кто нас может судить? Не валяйте дурака – здесь все наизнанку.
Мисс Темпл протянула руку и взяла шинель доктора, но, увидев, в каком та состоянии, наморщила носик. Красноватый свет мог скрыть пятна грязи, но не запах земли, масла и пота, а с ними вместе и отвратительную вонь синей глины. Она похлопала по материи без особых результатов, хотя и выбила из нее немного пыли, но на этом и остановилась. Мисс Темпл засунула руку в боковой карман, вытащила оттуда коробку с патронами к револьверу и протянула ее Элоизе.
– Ну вот, теперь мы знаем: он из тех, кто носит патроны. Элоиза кивнула. Мисс Темпл встретила ее взгляд и прищурилась:
– Мисс Дуджонг!
– Миссис.
– Что?
– Миссис. Миссис Дуджонг. Я вдова.
– Примите мои соболезнования.
Элоиза пожала плечами:
– Ну, я к этому уже привыкла.
– Отлично. Дело в том, миссис Дуджонг, – мисс Темпл по-прежнему говорила жестким и решительным тоном, – если вы не заметили, то Харшморт – это дом масок, зеркал, обманов, жестокости и насилия. Мы не можем позволить себе иллюзий… По крайней мере, относительно себя самих, потому что именно этим и пользуются наши враги. Клянусь вам, я видела очень мерзкие вещи, и со мной делали мерзкие вещи. Я тоже прошла… – Она потеряла мысль и замолчала – ее захлестнули эмоции, и тогда она снова встряхнула шинель. – Это ерунда. Обыскать карманы чьего-то пальто? Доктор Свенсон, может, жизнь отдал, пытаясь спасти нас… Неужели вы думаете, он стал бы порицать нас за то, что мы обшарили его карманы, на случай если там найдется что-нибудь, что поможет спастись нам… или поможет нам спасти его?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140

загрузка...