ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Отпустите этих женщин.
– Что-что? – переспросил Ксонк, усмехаясь так, словно не верил услышанному, но в то же время находил такую вероятность довольно забавной.
– Освободите этих женщин.
– Дело в том, – сказал Ксонк, улыбаясь Лидии, – что эта женщина вовсе не хочет, чтобы ее отпускали. Отпусти ее, и она упадет. Она, как видите, неважно себя чувствует. Прошу прощения, вы получили приказ от вашего полковника?
– Полковник Аспич – предатель, – заявил Смит.
– Насколько я вижу, предатель здесь вы.
– Ваши глаза подводят вас. Вы – негодяй!
– Негодяй, которому известно все о долгах вашего семейства, капитан, – усмехнулся Ксонк, – семейства, целиком зависящего от вашего жалованья, до получения которого вы можете и не дожить. Такова цена за вероломство. Или это просто глупость?
– Если вы хотите умереть, мистер Ксонк, скажите еще одно слово.
Смит обнажил саблю и шагнул к Ксонку, который отступил назад. Теперь его натянутая улыбка излучала ненависть.
Мисс Темпл нащупала кинжал, но не вытащила его – атмосфера сгущалась. Заговорщики наверняка отступят перед Смитом и его людьми – как они могут надеяться противостоять профессиональным солдатам? Было ясно, что и капитан Смит придерживается того же мнения, потому что он не стал преследовать Ксонка, а лишь указал своей саблей на толпу, стоящую у дверей:
– Бросьте ваше оружие и возвращайтесь в дом. Мы здесь все уладим между собой.
– Этого не будет, – ответил Ксонк.
– Я не хочу кровопролития, но и не боюсь его, – сказал Смит, возвышая голос так, чтобы его слышали все из окружения Ксонка – в особенности женщины. – Бросайте ваше оружие и…
– Это и в самом деле невозможно, капитан, – вступил Гаральд Граббе. – Если мы через два дня не будем в Макленбурге, все наши труды пропадут даром. Я не знаю, что вам наговорила эта компания, – он сделал движение рукой в сторону мисс Темпл, Свенсона и Чаня, – но я могу вам сказать, что они беззастенчивые убийцы…
– Где Бленхейм? – резко оборвал его Смит.
– Вот именно! Отличный вопрос! – воскликнул Граббе. – Мистер Бленхейм был убит – и как раз этой молодой женщиной!
Он направил указующий перст на мисс Темпл, а она повернулась к Смиту, желая объясниться, но прежде чем она успела произнести хоть слово, капитан приложил два пальца к своему медному шлему, отдавая ей честь. Он снова повернулся к заместителю министра, чье обвинение явно не достигло желаемого эффекта.
– Значит, она избавила от этого труда меня – Бленхейм убил одного из моих людей, – ответил Смит, а потом рявкнул на них так, что мисс Темпл подпрыгнула на месте: – Бросайте оружие! И возвращайтесь в дом! Все ваши планы с этой минуты отменяются.
* * *
Звук выстрела гулко разнесся по открытому пространству крыши и произвел меньше шума, чем удар пули, которая попала в капитана Смита, сбив шлем с его головы – капитан рухнул на колени. Мисс Темпл повернулась и под трапом увидела доктора Лоренца с дымящимся пистолетом в руке. Не медля ни секунды, Ксонк прыгнул вперед и нанес удар ногой в челюсть Смиту, отчего тот распростерся ничком. Ксонк повернулся к стоявшим за ним людям и, сверля их полным ярости взглядом, громко выкрикнул:
– Убейте их!
Крыша превратилась в поле битвы. Лоренц выстрелил еще раз и свалил ближайшего к нему драгуна. Два макленбургских солдата бросились вниз по трапу, вытаскивая на ходу сабли и издавая хриплый боевой клич на немецком. Облаченные в черное приспешники заговорщиков бросились вперед, размахивая дубинками, некоторые палили направо-налево из пистолетов. Драгуны, ошеломленные поначалу нападением на их командира и захваченные врасплох, понемногу образовали оборону. В воздухе зловеще замелькали клинки, мисс Темпл услышала поблизости свист пуль. Она нащупала свой кинжал в то самое время, когда Чань схватил ее за плечо и подтолкнул к дирижаблю. Она сумела сохранить равновесие и повернулась – Чань отразил удар дубинки одним клинком, а другой глубоко вонзил в плечо нападавшего на него человека в черном.
Он повернулся к ней и прокричал:
– Рубите канаты!
Ну конечно же! Если ей удастся перерезать веревки, то летательный аппарат поднимется сам по себе и полетит без пассажиров через море, и тогда враги не смогут добраться до Макленбурга – что там за два дня, за две недели! Она бросилась к ближайшему швартовочному концу, опустилась на колени и принялась пилить его своим ножом. Канат был из толстой пеньки, черный, просмоленный, но лезвие было острым и скоро нити стали подаваться, надрез становился все шире, а подергивание дирижабля надрывало швартов еще больше. Она подняла глаза, отбросив кудряшки с глаз, и охнула при виде того, что творилось на крыше.
Чань сражался с одним из макленбуржцев, безуспешно пытаясь пробить оборону длинной сабли своими более короткими клинками. Лицо Ксонка было забрызгано кровью, он, вооружившись саблей, обменивался жестокими ударами с драгуном. Доктор Свенсон как сумасшедший размахивал пикой, не подпуская к себе нападавших. Потом взгляд мисс Темпл упал на графа… и мисс Пул. Драгун, дравшийся с Ксонком, вдруг оступился, и его рука с саблей внезапно обвисла, словно налилась тяжестью. Через мгновение сверкнул клинок Ксонка. И второй драгун упал на колени, и в этот момент его настигла пуля доктора Лоренца. Мисс Пул стояла в дверях, завернутая в плащ, и по указанию графа одного за другим обезвреживала драгун. Мисс Темпл, не переставая пилить канат, отчаянно закричала, взывая о помощи:
– Кардинал Чань! Кардинал Чань!
Чань не слышал ее – он продолжал не на жизнь, а на смерть сражаться с германским солдатом, его кашель был слышен даже сквозь царивший на крыше шум. Упал еще один драгун, сраженный Ксонком. Оставшиеся драгуны, увидев, что происходит, бросились в атаку на группу, стоящую у дверей, по пути сразив двух макленбургских солдат. В рядах заговорщиков началась паника – Граббе и Роджер отступили к Каролине и Элоизе, графиня закричала на Ксонка, принц и Лидия упали на колени и закрыли головы руками, граф выставил вперед мисс Пул, чтобы она остановила атаку. Драгуны – а их было человек шесть – зашатались на месте, как молодые деревца на ветру. Ксонк шагнул вперед и нанес ближайшему драгуну удар саблей по шее. Его ничто не могло остановить – мисс Темпл еще никогда не видела такой холодной ярости.
Внимание мисс Темпл привлекло какое-то движение, замеченное ею краем глаза. Мгновение спустя она оказалась лицом на гравии крыши, голова у нее задергалась, глаза заморгали, она пыталась нащупать выпавший из руки нож. Она поднялась на локти, совершенно ошарашенная, понимая, что что-то разорвалось внутри ее головы. И словно в ответ на ее молитву, она увидела нелепую пику Свенсона, пронзившую насквозь мисс Пул и пригвоздившую ее к деревянной двери. Сраженная женщина билась, как рыба на льду, но с каждым рывком только ухудшала свое положение. Туловище ее с хрустом наклонилось, ноги подкосились, и копье продрало несколько дюймов ее тела к плечу. Ее крошащийся торс все еще был скрыт плащом, и мисс Темпл видела только ее выгнутую шею и разверстый рот. Граф тщетно пытался остановить ее дерганья и тем самым сохранить ее, но она не могла или не хотела подчиняться ему. Наконец раздался громкий хруст, и она упала. Копье окончательно пропороло ее тело, в падении расколовшееся и рухнувшее на крышу, как сломанная игрушка.
* * *
Ошеломленные люди на крыше стали приходить в себя, потому что крик мисс Пул потряс их всех, но теперь его воздействие закончилось, и Ксонк вместе с одним из макленбуржцев набросился на оставшихся драгун. Чань принялся отбиваться от своего противника, а Роджер Баскомб бросился на доктора Свенсона. Мисс Темпл снова занялась канатом, ухватив кинжал обеими руками.
Канат разорвался неожиданно, и мисс Темпл шлепнулась на колени. Она встала на ноги и побежала к следующему швартову, но внезапно накренившийся дирижабль и перекосившийся трап привлекли к ее действиям внимание остальных. Она увидела, как прицелился Лоренц и, прежде чем она успела что-либо предпринять, нажал на спусковой крючок… но у него кончились патроны. Он выругался и, открыв барабан, принялся доставать из него гильзы, а потом искать патроны в кармане своего пальто. Сзади на Лоренца надвигался драгун, но доктор заметил ее взгляд и развернулся, выстрелив два раза – теми патронами, которые успел вставить в барабан, – в грудь солдата. Он удовлетворенно зарычал и, снова повернувшись к мисс Темпл, принялся заряжать револьвер. Она не знала, что делать, и принялась пилить канат.
Лоренц наблюдал за ней, неторопливо вставляя патроны в гнезда, потом бросил взгляд через плечо. Ксонк убил еще одного драгуна, и теперь на ногах их осталось только трое – один бежал на Ксонка, другие атаковали заговорщиков. Свенсон и Роджер клубком катались по крыше. Канат вот-вот был готов разорваться. Она посмотрела на Лоренца – он вставил последнюю пулю и защелкнул барабан на место, потом взвел курок и, целясь, зашагал в ее сторону.
Она запустила в него кинжал, и тот, крутясь в воздухе, – она видела, как метали ножи на ярмарках, – полетел прямо ему в лицо. Лоренц уклонился и, выстрелив мимо, вскрикнул оттого, что рукоять ножа задела его ухо. Метнув нож, мисс Темпл побежала в другую сторону – к остальным. За спиной у нее раздался хлопок еще одного выстрела, но мисс Темпл бежала, бросаясь из стороны в сторону, отчаянно надеясь, что для Лоренца важнее удержать дирижабль, чем убить ее.
* * *
Чань, тяжело сопя, стоял на одном колене над поверженным макленбуржцем, Свенсон отбивался от Роджера кинжалом, Ксонк придавил ногой шею сопротивляющегося драгуна, а у дверей два драгуна атаковали заговорщиков – один из них, обхватив за шею графиню, отбивался от графа и принца. Другой находился между Элоизой и Каролиной Стерн – обе женщины стояли на коленях. Не было видно ни макленбуржцев, ни облаченных в черное слуг. Все участники схватки запыхались, над ними клубился морозный воздух, а лежавшие на крыше издавали стоны. Она попыталась найти взглядом среди груды тел раненого Смита, но не смогла – либо он отполз куда-то, либо на нем лежало другое тело. Мисс Темпл готова была расплакаться, потому что не выполнила своего задания, но увидела облегчение на лице Чаня, а потом – когда тот повернулся – и на лице Свенсона: они были рады видеть, что она все еще жива.
– Что скажете, сэр? – выкрикнул доктор Лоренц. – Кого мне застрелить – мужчин или девушку?
– Или мне раздавить шею этого человека, – отозвался Ксонк, словно драгун у дверей и не было. – Вопросы этикета всегда такие сложные… Моя дорогая графиня, что бы предложили вы?
Графиня ответила, дернувшись в хватке драгуна, который, казалось, надежно держал ее:
– Да, Франсис… я согласна, это сложно…
– Отомстите за Элспет!
– Вы читаете мои мысли… должна признать, мы снова недооценили доктора Свенсона.
– У вас ничего не получится, – выкрикнул Чань голосом, хриплым от напряжения. – Если вы убьете этого человека… или если Лоренц застрелит нас, то драгуны не остановятся перед тем, чтобы прикончить графиню и графа. Вы должны отступить.
– Отступить? – саркастически произнес Ксонк. – Услышать такое от вас, Кардинал, для меня потрясение… Я не принимаю советы от головореза. Я всегда сомневался в вашем мужестве, если вести речь о честной схватке.
Чань, преодолевая боль в груди, сказал:
– Можете сомневаться в чем угодно, вы, мерзкий червяк…
Доктор Свенсон, обрывая его, вышел вперед:
– Если раненым не помочь, они умрут – как ваши, так и наши…
Ксонк, не обращая внимания ни на того ни на другого, обратился к двум драгунам:
– Отпустите ее – и останетесь жить. Это ваш единственный шанс.
Они не ответили, и тогда Ксонк придавил ногой шею поверженного человека, выжимая из него протестующий хрип, как воздух из шара.
– Выбирать вам… – угрожающе сказал он, но они по-прежнему не шелохнулись. Тогда он повернулся и крикнул Лоренцу: – Пристрелите кого-нибудь – кто вам больше нравится.
– Не валяйте дурака, – прокричал Свенсон. – Никому нет необходимости умирать!
– Необходимость – слабый аргумент, доктор, – усмехнулся Ксонк и неторопливо надавил на шею поверженного солдата – раздался хруст трахеи под его подошвой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140

загрузка...