ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Мы должны найти… – начал было Свенсон.
– Как? – отрезал Чань. – Куда она направилась? Она что – отказывается участвовать в деле? Собирается разделаться с врагами в одиночку? С кем из них? И когда ее начнут пытать, расскажет она все, что им нужно, чтобы найти нас?
Чань был в бешенстве, но, откровенно говоря, злился и на себя. Его демонстративная печаль, вызванная предположением о смерти Анжелики, дала толчок этой глупости – а с чего это он так расчувствовался? Анжелика не питала к нему никаких чувств. Если она была жива и ему удалось бы ее найти, это повысило бы его репутацию в глазах Маделейн Крафт. Такова была его цель, единственная цель. Он повернулся к Свенсону и быстро спросил:
– Сколько денег у вас есть?
– Я… не знаю… хватит на день-другой, чтобы поесть, комнату…
– Купить билет на поезд?
– Если путешествие не очень далекое.
– А вот что у меня.
Чань извлек из кармана пальто кожаный бумажник. Там оказались всего две мелкие банкноты – все, что осталось после ночевки в «Бонифации», но у него была еще горсть золотых монет в кармане брюк. Он с горькой улыбкой протянул одну из банкнот доктору Свенсону:
– Не знаю, что нас ждет впереди… к тому же денежный мешок от нас убежал. Что у вас с патронами?
Словно чтобы подтвердить свой ответ, Свенсон вытащил револьвер из кармана.
– Я взял несколько патронов у мисс Темпл – у нас оказался один калибр…
– Это сорок четвертый.
– Как и у нее?
– Да, хотя ее револьвер на вид обманчиво мал…
– Вы не знаете, ей когда-нибудь приходилось стрелять?
– Не думаю.
Они постояли несколько мгновений, погруженные в свои мысли. Чань пытался отделаться от чувства сожаления и вины. Как же он не понял, что у нее такое мощное оружие – ведь он помогал ей чистить его. О чем он думал в тот момент, черт его побери? Впрочем, он точно знал, что его отвлекало, – он был удивлен, увидев ее снова, да еще в обстановке, столь не похожей на обстановку поезда, увидев очертания ее шеи, но теперь уже не в крови, а в заживающих ссадинах, ее маленькие проворные пальчики, разбирающие револьвер на черные маслянистые детали. Он тряхнул головой. У этого револьвера такая отдача – у нее руку закинет за голову, а если она не прижмет дуло к телу жертвы, то никогда не попадет в цель. Она не имела ни малейшего представления о подобных вещах.
– Бессмысленно сокрушаться о том, что уже сделано, – сказал доктор. – Так что – попытаемся ее найти?
– Если ее схватят – ей конец.
– Тогда мы должны разделиться, чтобы действовать в разных направлениях. Жаль, что так оно получилось… но давно ли мы спасали свои жизни каждый, как мог? Когда чистишь такие авгиевы конюшни, хорошо иметь помощника.
Он улыбнулся и протянул руку. Чань протянул свою.
– Вы сможете вычистить их сами – я в этом не сомневаюсь.
Свенсон улыбнулся с сожалением, словно благодаря Чаня за оценку, но оставаясь при своем мнении.
– И куда мы пойдем? – спросил он. – И где встретимся снова?
– А куда могла пойти она? – спросил Чань. – Как вы думаете – отправилась вдогонку за своей тетушкой? Это облегчало бы наше положение…
– Нет, я так не думаю, – сказал Свенсон. – Напротив, я считаю, что огорчение побудило ее к активным действиям.
Чань нахмурился, задумавшись и вспоминая, что она сказала ему в саду, ее лицо, ее серые глаза, выдававшие истинные чувства, скрывавшиеся за ее улыбкой.
– Тогда это должен быть этот кретин Баскомб.
Свенсон вздохнул.
– Бедняжка.
Чань сплюнул.
– Что она сделает: выстрелит ему в голову или бросится в ноги – вот в чем вопрос.
– Я не согласен, – тихо сказал Свенсон. – Она отважна и предприимчива. Что мы знаем друг о друге? Почти ничего. Но мы знаем, что мисс Темпл удивила немало весьма сильных людей, которые теперь считают ее опасной убийцей-куртизанкой. Без нее нас бы обоих схватили в отеле. Если нам удастся ее найти, то я готов побиться с вами об заклад, что она еще не раз спасет нас, прежде чем все это кончится.
Чань не ответил, только улыбнулся немного погодя.
– Какая валюта там у вас в Макленбурге – золотые шиллинги?
Свенсон кивнул.
– Тогда я готов поставить десять золотых шиллингов на то, что мисс Темпл не спасет наши жизни. Конечно, это довольно глупое пари, потому что если нас не будет в живых, то выигрыш получать будет некому.
– И тем не менее я принимаю ваши условия, – сказал Свенсон.
Они снова обменялись рукопожатием. Свенсон откашлялся.
– А теперь… этот Баскомб…
– Он может находиться в своем загородном особняке – Тарр-Манор. Или в министерстве с Граббе. – Чань быстро окинул взглядом проспект – не стоило им так долго стоять вблизи от «Бонифация». – Дорога до Тарр-Манор…
– А где это?
– На севере. Приблизительно полдня пути на поезде… это можно легко узнать на вокзале Строппинг… Может быть, нам даже удастся перехватить ее там. Но на поездку уйдет время. Есть и другие возможности – его дом, министерство, дом Граббе. Это все находится в городе, и один из нас может при необходимости легко побывать и там, и там, и там.
Свенсон кивнул.
– Значит, один – на вокзал, другой остается здесь. Что бы предпочли вы? Мне все равно – я тут всюду чужой. Чань улыбнулся.
– И я тоже, доктор. – Он показал на свои очки и красное пальто. – На сельского джентльмена я мало похож, как, впрочем, и на завсегдатая светских салонов…
– И все же это ваш город – вы его зверь, если вы позволите мне такое выражение. Я поеду за город, где моя форма и рассказы о Макленбургском дворце могут произвести большее впечатление.
Чань повернулся, чтобы остановить проезжающий экипаж.
– Вам лучше поторопиться – возможно, перехватите ее на Строппинге. А мне в министерство – в другую сторону. Здесь мы расстанемся.
Они в третий раз обменялись рукопожатием, посмеиваясь сами над собой. Свенсон сел в экипаж, а Чань, не сказав больше ни слова, быстро зашагал в другом направлении. Через плечо он услышал голос Свенсона:
– Где мы встретимся?
Чань, приложив раструбом ладони ко рту, крикнул:
– Завтра в полдень! Под часами на Строппинге.
Свенсон кивнул и, махнув на прощанье, уселся в экипаже. Чань не питал больших надежд на то, что кто-либо из них появится завтра в условленном месте.
* * *
Чань поспешил покинуть проспект, свернув в лабиринт проулков. Он еще не решил, куда ему отправиться для начала. Больше всего хотел он сосредоточиться на своей задаче так, как делал это обычно, а не бросаться очертя голову в обстоятельства, которых не понимал, хотя именно это и делала Селеста. Селеста? Он отметил про себя, что в мыслях своих именно так и называл ее, хотя никогда – в лицо или говоря о ней со Свенсоном; в этих случаях она неизменно была мисс Темпл. Вряд ли это имело какое-то значение, а объяснялось, безусловно, тем, что она вела себя как ребенок. Отбросив эти мысли, Чань решил для себя, что если он попытается проникнуть в министерство иностранных дел или дом Гаральда Граббе, ему нужно подготовиться получше. Он перешел на быстрый, пружинистый шаг. Он не мог отважиться заглянуть в «Ратон марин», потому что за этим заведением наверняка наблюдали – теперь он считал, что в заговоре участвует и Аспич. Ему бы очень хотелось добраться до библиотеки. У него было столько вопросов – о синей глине, о графе, о Баскомбе и Граббе, о зарубежных поездках Франсиса Ксонка, об Оскаре Файляндте, даже, признался он себе, о мисс Селесте Темпл. Но именно в библиотеке его и нашла Розамонда, и его наверняка ждут там. Вместо этого, пораскинув мыслями, он решил направиться к «Фабрици».
Фабрици в прошлом был итальянским наемником и оружейником, а теперь имел обширную клиентуру, у которой если и было что общее, так только преступные намерения. Чань вошел в лавку и со знакомым приливом завистливого удовольствия оглядел стеклянные витрины. Он с облегчением увидел за прилавком Фабрици в помятом костюме и надетом поверх зеленом фланелевом фартуке.
– Дотторе, – приветственно кивнул Чань.
– Кардинал, – ответил Фабрици серьезным и уважительным тоном.
Чань вытащил свой кинжал и положил его перед Фабрици.
– К сожалению, остальная часть вашей замечательной трости вышла из строя, – сказал он. – Я бы хотел, чтобы вы отремонтировали ее, если это возможно. А тем временем я бы попросил вас о подходящей замене. За все услуги я, конечно, заплачу вперед.
Он вытащил последнюю банкноту из бумажника и положил ее на прилавок. Фабрици проигнорировал банкноту, взял кинжал и принялся осматривать клинок, потом положил оружие, посмотрел с легким удивлением на банкноту, словно она появилась там сама по себе, и, не спеша сложив ее, засунул к себе в карман фартука, потом кивнул на одну из стеклянных витрин.
– Можете выбрать себе замену. А это будет готово через три дня.
– Весьма признателен, – сказал Чань и направился к витрине; Фабрици выбрался из-за прилавка и пошел вместе с ним. – А что бы предложили вы?
– Тут все высший класс, – сказал итальянец. – Для такого человека, как вы, я бы рекомендовал дерево потяжелее… трость можно использовать саму по себе, а? Эта вот из тикового дерева, эта из малазийского железного дерева.
Он протянул Чаню трость железного дерева, тот взял ее, сразу оценив по достоинству – рукоять была удобная, как у порохового пистолета. Он вытащил лезвие – оно было чуть длиннее того, к которому он привык, – и взвесил его в руке. Оно было великолепно, и Чань улыбнулся, как человек, взявший в руки новорожденного.
– Работа, как всегда, исключительная, – прошептал он.
* * *
Времени – четвертый час. Идти в библиотеку, где можно было бы узнать адрес Баскомба, он не решался, и теперь выследить его было проще всего от министерства. И потом, если Селеста и в самом деле намеревалась как можно скорее найти его, то она наверняка должна была сама отправиться в министерство и постараться встретиться с ним – и убить? – в его кабинете. Если же его там не было… Что ж, когда этот вопрос возникнет, Чань найдет ответ на него. Он взвесил монетки в своем кармане, решил отказаться от экипажа и направился к лабиринту белых зданий. Минут за пятнадцать он добрался до площади Святой Изобелы и еще за пять (он сбросил шаг, чтобы отдышаться и принять благопристойный вид) – до парадного входа. Пробираясь между морем экипажей и сквозь толпу мрачных людей, погруженных в государственные заботы, он направился к большой белой арке, а через нее – в усыпанный мелкой щебенкой двор с множеством дорожек, устланных плиткой и огороженных декоративным кустарником; все они вели в разные министерства. Он словно стоял в центре колеса, каждая спица которого вела в свой, отдельный чиновничий мир. Министерство иностранных дел было прямо перед ним, и он пошел вперед; под ногами у него сначала похрустывала щебенка, потом гулко зазвучала плитка, и скоро он вошел в еще одну арку, поменьше, а оттуда – в небольшой мраморный холл с деревянным столом, где увидел человека в черном костюме и стоящих по бокам от него солдат в красных мундирах. Не без тревоги Чань отметил про себя, что это солдаты Четвертого драгунского полка, но когда он понял это, они уже увидели его. Он остановился, готовый броситься наутек или драться, но солдаты не шелохнулись – продолжали стоять по стойке «смирно». Человек в черном костюме поднял на Чаня глаза и вопросительно шмыгнул носом.
– Слушаю?
– Мистер Роджер Баскомб, – сказал Чань.
Человек обвел Чаня оценивающим взглядом.
– А как… вас представить?
– Мисс Селеста Темпл, – сказал Чань.
– Простите, вы сказали – мисс Темпл?
Человек был достаточно хорошо натаскан и не ухмыльнулся, столкнувшись с подобной неожиданностью.
– У меня поручение от нее, – сказал Чань. – Уверен, он захочет меня выслушать. Если мистера Баскомба нет, то я желаю поговорить с заместителем министра Граббе.
– Понимаю, вы… желаете… поговорить с заместителем министра. Минуточку.
Человек написал несколько слов на клочке бумаги, которую засунул в медный раструб в столе, откуда ее засосало внутрь со звучным свистом. Чань вспомнил о «Старом замке», и его утешила мысль о том, что высшие государственные чиновники пользуются таким же средством связи, что и хозяева борделя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140

загрузка...