ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На ней было темно-синее платье, и она никак не реагировала на то, что говорил ей этот человек, безразличным взглядом смотря на руки маленького, перебирающие ключи. Ключ в замке щелкнул – наконец-то правильный был найден, – и человек, открыв дверь, повернулся к остальным с какой-то судорожной улыбкой на лице. Это был Гаральд Граббе.
В этот момент широкоплечий мужчина в шубе захлопнул крышку карманных часов и нахмурился.
– Где он, черт бы его драл? – сказал он, в голосе его слышалась металлическая хрипотца. Он повернулся к третьему человеку и укоризненно прошипел: – Поторопите его.
Чань втянул голову в плечи и в отчаянии принялся рыскать глазами в поисках места, где можно было бы спрятаться. Ему повезло: поскольку он сидел на корточках, взгляд его естественным образом устремился вверх, и он увидел две металлические трубы толщиной в руку – они шли по всей длине коридора почти под самым потолком. Он встал, и в это время сзади раздался голос Граббе, остановивший приближающегося к Чаню третьего человека, который был уже за углом.
* * *
– Баскомб.
– Сэр?
– Минуточку. – Голос Граббе изменился, теперь он явно обращался к человеку в шубе. – Подождем еще минутку. Мне бы не хотелось давать ему повод для удовольствия, которое он несомненно испытает, увидев наше растущее раздражение. И потом, – тут его голос снова изменился, приобрел неуклюже слащавый оттенок, – у нас ведь для него подарок.
– Я не подарок, – ответила тихим, но твердым голосом Анжелика.
– Конечно, вы не подарок, – заверил ее Граббе, – никто не спорит, но, пока мы не будем готовы, он не должен об этом знать.
Чань расширившимися от ужаса глазами смотрел, как открывается дверь в дальнем конце коридора над лестницей. Кто-то направлялся сюда, а он, Чань, оказался между двух огней. Отчаяние прибавляет сил – он сделал три быстрых шага и подпрыгнул, поставил одну ногу на стену, оттолкнулся, уперся другой ногой в противоположную стену, снова оттолкнулся и оказался на достаточной высоте, чтобы ухватиться руками за трубы под потолком. Он видел пару ног, спускающихся по лестнице. Компания за углом услышит эти шаги в любую секунду. Он подтянулся, обхватил трубы ногами, а потом, приложив немалое усилие, перекатился наверх – оказался лицом к полу – и быстро подобрал под себя полы своего пальто, чтобы не свисали. Он в отчаянии бросил взгляд вниз. Его трость лежала на полу рядом со стеной, где он оставил ее, когда заглядывал за угол. Он уже ничего не мог сделать. Они приближались. Не слишком ли долго он возился? Заметили ли его? Слышали? Мгновение спустя (сдерживая дыхание, хотя грудь его и ходила ходуном) Чань увидел третьего человека, Баскомба, – тот появился из-за угла и остановился почти рядом с его тростью. Шаги приближались из-за другого угла. Шел не один человек – несколько.
– Мистер Баскомб! – прокричал один из них в радостном приветствии, которое было тем сердечнее (или бессмысленнее), что эти люди, скорее всего, расстались не более пяти минут назад.
Этот тон призван был показать, что им предстоит вместе скоротать вечер. Кожа Чаня покрылась мурашками ненависти. Он беззвучно выдохнул через нос. Он не мог поверить, что они его не заметили, и был готов спрыгнуть на Баскомба, наброситься на новоприбывших и бежать к лестнице. Двое проходили прямо под ним. Он снова замер, затаил дыхание. Один из двух, энергичный человек в черном пальто, с густыми торчащими баками и длинными курчавыми рыжими волосами (явно именно он несколько секунд назад окликнул Баскомба), поддерживал неуверенно шагавшего спутника – тощего, в военной форме синего цвета, с медалями на груди, в высоких сапогах, которые немилосердно затрудняли его пьяные шаги. Когда они приблизились, Баскомб шагнул вперед и встал по другую сторону одетого в форму, и тут же все трое исчезли за поворотом.
Чань оставался наверху, пока не услышал, как металлическая дверь закрылась за ними, потом перенес свое тело вниз, повис на руках и спрыгнул на пол. Он отряхнулся – трубы были грязными, – подобрал свою трость и сердито вздохнул, ругая себя за то, что так глупо чуть не попался в ловушку. Он знал, что спас его только одетый в форму человек – тот спьяну шагал так неуверенно, что внимание других было целиком приковано к нему. Он мысленно вернулся к разговору между Граббе и великаном в шубе – кого из двух они ждали: то ли пьяного офицера, то ли радушного щеголя? Он завернул за угол и уставился на закрывшуюся за ними металлическую дверь, гоня от себя вопрос, который грозил лишить его душевного покоя: кто из них предъявлял свои претензии на Анжелику?
* * *
Она была привезена с Макао еще ребенком, потеряла отца, португальского матроса, которого зарезали в драке на второй день после приезда; мать у нее была китаянкой. Внешность Анжелики ошеломила Чаня, когда они впервые встретились в главном зале «Нижнего шлюза», где она обрела подобие дома после жестокости сиротского приюта. Экзотическая красота и на странный манер привлекательная сдержанность позволили ей сделать карьеру – перейти из этого вертепа во «Вторую скамью», а потом, в этом году, в семнадцатилетнем возрасте подняться на благоухающие вершины «Старого замка» – мадам Крафт перекупила ее контракт за сумму, державшуюся в тайне. В результате она оказалась вне пределов досягаемости Чаня. Он пять месяцев не имел возможности разговаривать с нею. Конечно, он почти не говорил с ней и до этого – он вообще был человеком неразговорчивым, а тем более с тем, к кому питал какие-то чувства. Хотя он и убеждал себя, что она прекрасно осознает, какое место занимает в его… он не мог сказать «в его сердце», потому что какое уж там могло быть сердце при той жизни, которую он вел… Она тоже была неразговорчива. Поначалу причина этого крылась в ее плохом знании языка, но теперь добровольная немота стала профессиональной чертой вкупе с ослепительной улыбкой, гибким телом и невероятно безразличным взглядом. В опустошительные мгновения того, что было для них близостью, Анжелика была не более чем профессиональна и позволяла ему лишь мельком заглянуть в бескрайние просторы ее внутреннего мира, куда не допускался никто… и этот мимолетный взгляд был для Чаня как крючок для рыбы.
* * *
Он попытался открыть металлическую дверь и, когда это не получилось, нетерпеливо вздохнул. Механизм у замка был довольно сложный, но это могло лишь отсрочить преследование, а не послужить неодолимой преградой. Чань порылся в кармане, вытащил связку ключей и начал пробовать их. Второй ключ подошел, и Чань, медленно открыв дверь – она была хорошо смазана и открылась без скрипа, – шагнул в темноту. Он прикрыл дверь за собой, но запирать не стал и замер, прислушиваясь. Продвижение тех, за кем он вел наблюдение, было медленным – и неудивительно: их задерживали пьяный спутник и Анжелика, платье и туфли которой мало подходили для темного, мощеного булыжником туннеля. Чань тихо следовал за ними, выставив вперед трость, а левой рукой ведя по стене. Длина туннеля была невелика – судя по пройденному Чанем расстоянию, она равнялась ширине проулка и соседнего квартала. Чань попытался точно определить направление – лестница вниз, потом проход, поворот, потом темный туннель, который, кажется, чуть загибался влево… квартал за борделем был образован внешней стеной самого дворца, ограничивающей здания Института. Несомненно, что туннель изначально был построен как секретный запасный ход из дворца, вероятно к тому, что прежде было домом любовницы, а может быть, для бегства от озверевшей толпы, на случай революции. Чань улыбнулся – не теряя при этом бдительности – при мысли о том, что теперь туннелем пользовались в обратном направлении. В стенах института ему никогда бывать не доводилось, и он понятия не имел, что они там увидят.
Компания впереди остановилась. Кто-то постучал по еще одной стальной двери – металлическое бряцание (трость того здоровенного типа?) разнеслось по всему туннелю. Чань услышал, как в ответ поворачивается ключ в скважине, дребезжит цепочка, продергиваемая через железное кольцо, потом скрипят тяжелые петли. В темноту просочился желтоватый свет. Компания остановилась у основания короткой каменной лестницы, а над ними располагалась открытая клеть практически на уровне земли. Там с фонарями стояли несколько человек, которые предлагали руку выходящим один за другим наверх. Дверь они не заперли – может, в их намерения входило вернуть Анжелику? – и Чань воспользовался возможностью проскользнуть на каменные ступеньки и притаиться там, глядя наверх. Над выходом видны были голые ветки дерева, казавшиеся призрачными в лунном свете.
Он заглянул за кромку и увидел большой, поросший травой двор между зданиями дворца. Пятно света переместилось дальше вместе с группой, двигавшейся по лужайке, и он остался в темноте. Чань, пригибаясь, выбрался из туннеля (ощущение было такое, будто он вышел из склепа) и двинулся за ними к ближайшему дереву, которое давало ему более надежное укрытие. Окна в зданиях вокруг были темны – он понятия не имел, какую часть дворца занимали сотрудники института или что там делали, так что мог только надеяться, что останется незамеченным. Он перебежал к следующему дереву и теперь оказался еще ближе к стене, густая трава скрадывала звук его шагов. Он без труда увидел, куда направляется группка – к другому человеку с фонарем, стоявшему у входа в странное сооружение в центре двора – вдали от других зданий и никак с ними не соединенное.
Здание было невысокое, одноэтажное, кирпичное, без окон и, насколько мог судить Чань, круглое. На его глазах группка из шести человек и их сопровождающие достигли двери и вошли внутрь. Человек, стоявший у дверей, там и остался. Чань перебежал к другому дереву, стараясь производить как можно меньше шума. Он находился теперь метрах в двадцати от входа. Несколько минут он прождал, не двигаясь. Охранник ни на шаг не отошел от двери. Чань обвел внимательным взглядом двор, размышляя – удастся ли ему незамеченным добраться до дальней от него стороны круглого сооружения и не обнаружится ли там еще одна дверь, или окно, или лаз через крышу. В конце концов он присел на корточки и решил ждать, надеясь, что охранник войдет внутрь или выйдет кто-нибудь из вошедших. Вся эта компания все еще вызывала у него недоумение. Никого из них, кроме Граббе и Анжелики, он не узнал. Что же до Баскомба, то он был чиновником на службе одного из двух – то ли заместителя министра, то ли человека в шубе, неясно было только, кто из них главный. Двое других были для него загадкой – со своей позиции под потолком он почти не видел ни лиц этих двоих, ни деталей обмундирования пьяного офицера. Несомненно, все это было как-то связано со сборищем в доме Роберта Вандаариффа – Граббе посетил оба места. Может быть, кто-то из них соблазнил в свое время Маргарет Хук, точно так, как теперь они соблазняли Анжелику… Ту самую Маргарет Хук, которая искала Изобелу Гастингс (тоже побывавшую у Вандаариффа) и у которой были такие же шрамы, что и у покойного Артура Траппинга? Ее шрамы были недавнего происхождения, как и у Траппинга, который получил свои за те несколько минут, что прошли после его выхода из главного зала и перед тем, как Чань нашел его лежащим на полу (а это было для Чаня по меньшей мере свидетельством того, что шрамы сами по себе не стали причиной смерти Траппинга, поскольку женщина-то явно осталась в живых). Важнее всего был отчаянный характер этой компании, собравшейся ради какой-то общей цели – цели, которая, может быть, и стала причиной гибели Артура Траппинга? Чань сомневался, что эти поиски связаны с желанием мести. Его Персефона, может быть, и в самом деле убила друга Розамонды (кровь-то на ней откуда-то появилась?), но искали ее из-за того, свидетелем чему она стала.
* * *
Охранник внезапно повернулся в другую от Чаня сторону, а мгновение спустя и сам Чань услышал чьи-то шаги по двору. К пятну света от фонаря направлялся тощий человек в длиннополом темном двубортном пальто с серебряными пуговицами и эполетами, с обнаженной светловолосой головой, руки он держал, соединив их за спиной. По просьбе охранника он остановился в нескольких шагах от него, резко кивнул и приветственно щелкнул каблуками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140

загрузка...