ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он поднялся на колени, с отвращением ощупывая языком десны; достав платок, отер лицо. Воды в комнате, похоже, не было. Чань встал и открыл глаза. Темнота окружила его, но он не упал. Он увидел лежавший на полу чайник, поднял и встряхнул – там оставались какие-то капли. Стараясь не пораниться о разбитый носик, он нацедил горького чая, пополоскал рот и выплюнул на пол. Глотнул еще и проглотил, потом поставил разбитый чайник на поднос. Увидев свою трость под столом, он ощутил прилив радости и понял, что это был жест презрения – ее оставили здесь главным образом для того, чтобы она была найдена вместе с его телом. Даже в своем нынешнем ослабленном состоянии, Чань был полон решимости заставить их пожалеть об этом.
В комнате был фонарь, и Чань после нескольких минут поисков нашел спички. Дверь, как и раньше, открылась в темноту, но теперь Чань шел не вслепую и при этом уже имел представление о том, куда идти. Он шел несколько минут, не встретив на пути никого и не слыша никаких звуков, он шел по всевозможным хранилищам, комнатам для совещаний и залам. Он не видел ни одной из тех комнат, по которым проходил с Баскомбом и Ксонком, и просто шел и шел, перемежая левые повороты с правыми, чтобы выдержать общее направление вперед. В конечном счете эти маневры привели его в тупик – он вышел к большой запертой двери. Она была либо запечатана, либо забита с другой стороны. Чань закрыл глаза. Он снова почувствовал тошноту. В ожесточении он стукнул по двери ногой.
С другой стороны раздался приглушенный голос:
– Мистер Баскомб?
Вместо того чтобы ответить, Чань стукнул в дверь еще раз и услышал, как с той стороны отодвигается щеколда. Он не знал, к чему надо готовиться, – швырнуть ли фонарь, обнажить нож или отступить. У него не было сил, чтобы драться с кем-либо из них. Дверь открылась. Перед Чанем предстал рядовой драгун в красном мундире.
Он оглядел Чаня:
– Вы не мистер Баскомб.
– Баскомб ушел, – сказал Чань. – Несколько часов назад; вы что, не видели его?
– Я на вахте только с шести часов. – Солдат нахмурился. – Кто вы?
– Меня зовут Чань. Я был вместе с Баскомбом, но мне стало плохо. У вас… – Чань закрыл на мгновение глаза и с трудом закончил предложение – У вас нет воды?
Солдат взял у Чаня фонарь, подхватил его под руку и повел в маленькую караульную комнату. Здесь, как и в коридоре, имелся газовый светильник, излучавший теплое неяркое сияние. Чань увидел, что они находятся рядом с большой лестницей, – видимо, главным входом на тот этаж, где находилась тайная берлога Баскомба, куда его проводили несколько часов назад. Он был слишком слаб, чтобы думать. Солдат дал ему металлическую кружку, в которую налил чай с молоком, и Чань сел на простой деревянный стул. Солдат, сообщивший, что его зовут Ривс, поставил на колени Чаня металлический поднос с хлебом и сыром, кивком предлагая ему поесть.
Горячий чай обжег его горло, но Чань все равно почувствовал, что питье возвращает ему силы. Он оторвал зубами кусок белого хлеба и заставил себя проглотить его хотя бы для того, чтобы стабилизировать желудок. Но, проглотив два-три кусочка, он понял, что очень голоден, и начал методически поглощать все, что дал ему солдат. Ривс еще раз наполнил его кружку.
– Я вам очень благодарен, – сказал Чань.
– Не стоит. – Ривс улыбнулся. – Вы, простите меня, были похожи на тысячу смертей. А теперь выглядите куда лучше. – Он рассмеялся.
Чань улыбнулся и отпил еще чаю. Он чувствовал, как саднит у него в горле, как горят десны в тех местах, где их обжег порошок. Каждый вдох приносил ему боль, словно у него были сломаны ребра. Он мог только догадываться об истинном состоянии своих легких.
– Так вы говорите, они все ушли? – спросил Ривс. Чань кивнул.
– Там случилось несчастье с фонарем. Один из них – Франсис Ксонк, – вы его знаете? – (Ривс помотал головой.) – Он пролил масло на руку, и оно загорелось. Мистер Баскомб повел его к врачу. Меня оставили, но мне неожиданно стало плохо. Я думал, он вернется, но потом уснул и потерял счет времени.
– Около девяти, – сказал Ривс. Он, слегка нервничая, посмотрел на дверь. – Я должен закончить обход… Чань поднял руку:
– Не буду вас задерживать. Я ухожу… вы мне только скажите – куда. Меньше всего я хочу докучать вам…
– Да какое там докучать – я всегда готов помочь другу мистера Баскомба.
Ривс улыбнулся. Они встали, и Чань неловкими руками поставил кружку и поднос на столик.
Он поднял глаза и увидел человека в дверях – под мышкой у него был медный шлем, на боку висела сабля. Ривс щелкнул каблуками и замер по стойке «смирно». Человек вошел в караулку. На воротнике и эполетах его красного мундира были золотые капитанские знаки различия.
– Ривс, – сказал он, не отрывая глаз от Чаня.
– Это мистер Чань, сэр. Товарищ мистера Баскомба.
Капитан не ответил.
– Он был внутри, сэр. Я во время обхода услышал, как он стучит в дверь…
– В какую дверь?
– Дверь номер пять, сэр, зона мистера Баскомба. Мистеру Чаню стало плохо…
– Ладно. Хорошо, свободен. Иди менять Хикса, уже время.
– Сэр!
Капитан полностью вошел в комнату, делая знак Чаню сесть. За спиной у них Ривс взял свой шлем и поспешил из комнаты, задержавшись на секунду у дверей, чтобы незаметно от капитана кивнуть Чаню. Его торопливые шаги застучали по коридору, потом – вниз по лестнице. Капитан налил в кружку чаю и сел, и только тогда Чань сел вместе с ним.
– Вы говорите – Чань? Чань кивнул.
– Так меня называют.
– Смит, капитан Четвертого драгунского полка. Ривс говорит, вам стало плохо?
– Да. Он был очень внимателен ко мне.
– Прошу. – Смит засунул руку в карман, вытащил маленькую фляжку, отвинтил крышку и протянул Чаню.
– Сливовый бренди, – сказал он, улыбнувшись. – Обожаю сладкое.
Чань отхлебнул из фляжки, чувствуя какую-то бесшабашность и желание выпить. Он почувствовал острый спазм боли в горле, но бренди словно прожгло осадок синего порошка. Он вернул фляжку.
– Очень вам признателен.
– Вы – один из людей Баскомба? – спросил капитан.
– Я бы так не сказал. Я пришел по его просьбе. С одним из членов группы произошел несчастный случай из-за масляного фонаря…
– Да, с Франсисом Ксонком, – кивнул капитан Смит. – Я слышал, он получил довольно сильный ожог.
– Меня это не удивляет. Как я уже говорил вашему караульному, мне стало плохо, пока я ждал их возвращения. Я, вероятно, уснул, у меня был озноб… это случилось несколько часов назад, а когда я проснулся, там никого не было. Я ждал, что Баскомб вернется. Мы ведь даже не закончили то дело, для которого он меня приглашал.
– Несомненно, травма мистера Ксонка потребовала его участия.
– Так и было, – сказал Чань.
Он позволил себе налить еще чаю в кружку. Смит, казалось, не заметил этого, он встал и подошел к двери, закрыл ее на ключ и с грустной улыбкой повернулся к Чаню.
– Излишняя предосторожность в правительственном здании не повредит.
* * *
– Четвертый драгунский полк недавно переведен в ведение министерства иностранных дел, – заметил Чань. – Кажется, об этом писали в газетах, или его перевели во дворец?
Смит вернулся на свой стул и, прежде чем ответить, несколько мгновений внимательно изучал Чаня. Он отхлебнул чаю и откинулся к спинке стула, грея руки о кружку.
– Кажется, вы знакомы с нашим полковником?
Чань вздохнул – за глупость всегда приходилось платить.
– Вы видели меня вчера утром, – сказал он. – У пристани, с Аспичем.
Смит кивнул.
– Не самое удобное место для встреч.
– Вы мне расскажете, зачем вы встречались?
– Возможно… – Чань пожал плечами.
Капитан питал подозрения на его счет и был не прочь подстраховаться, но Чань решил еще немного испытать его.
– Если сначала вы мне скажете кое-что.
Губы Смита сжались.
– Что именно?
Чань улыбнулся.
– Вы служили с Аспичем и Траппингом в Африке? Смит нахмурился – он не ожидал такого вопроса. Подумав, он кивнул.
– Я спрашиваю об этом, – продолжал Чань, – потому что вижу громадные нравственные и профессиональные различия между полковником Аспичем и Траппингом. Я не заблуждаюсь насчет полковника Траппинга. Но – если вы простите меня – выбор Аспичем места нашей встречи – прекрасная иллюстрация его безрассудной самоуверенности.
Чань спрашивал себя – не зашел ли он слишком далеко; никогда не знаешь границ преданности, в особенности имея дело с опытным солдатом. Прежде чем начать говорить, Смит несколько секунд внимательно смотрел на него.
– Многие офицеры купили чин за деньги… служить с людьми, которые сделали карьеру таким путем, не так уж приятно, но в этом нет ничего необычного. – Чань чувствовал, что Смит очень тщательно подбирает слова. – Адъютант-полковник не принадлежал к таковым… но…
– Он изменился за последнее время? – подсказал ему Чань.
Смит опять внимательно посмотрел на него, оценивая его своим острым профессиональным взглядом, от которого Чаню стало немного не по себе. Секунду спустя он тяжело вздохнул, словно принял решение, которое ему не нравилось, но по каким-то причинам он не мог отказаться от возможности поделиться некоторыми своими соображениями с незнакомцем.
– Вам приходилось курить опиум? – спросил он. Чань, с трудом сдержав улыбку, заставил себя кивнуть с непроницаемым выражением лица. Смит продолжил:
– Тогда вам известно, что человек может погубить себя, попробовав эту отраву всего один раз. Ради наркотического сна он будет готов пожертвовать жизнью. Именно это и происходит с Ноландом Аспичем, только он заворожен судьбой Артура Траппинга. Я ему не враг. Я преданно служил под его началом, но его зависть к незаслуженному успеху Траппинга выедает его изнутри.
– Но он сам теперь командует полком.
Смит резко кивнул. Черты его лица посуровели.
– Ну, я сказал достаточно. Так с какой целью вы встречались?
– Я выполняю различные заказы, – сказал Чань. – Адъютант-полковник Аспич нанял меня, чтобы найти исчезнувшего Артура Траппинга.
– Зачем?
– Не из любви к последнему, если вы это имеете в виду. Траппинг был выдвиженцем мощной группировки, и их влиянием полк был переведен во дворец. Потом полковник исчез. Аспич хотел принять командование, но его беспокоило, как к этому отнесутся благожелатели Траппинга.
Смит сморщился от презрения. Чань порадовался своему решению сказать не всю правду.
– Понятно. И вы нашли его?
Чань, поколебавшись, пожал плечами – капитан казался простачком.
– Нашел. Он мертв. Убит. Я не знаю, как и кем. Тело его утопили в реке.
Смит в ужасе отпрянул:
– Но почему?
– Не знаю.
– Поэтому-то вы и оказались здесь? Вы докладывали об этом Баскомбу?
– Не совсем так.
Смит настороженно замер. Чань поднял руку:
– Не пугайтесь… Я пришел сюда поговорить с Баскомбом… что вы думаете о нем?
Смит пожал плечами:
– Он чиновник министерства. Неглуп… и у него нет высокомерия, свойственного всем здешним канцелярским крысам. А что?
– Просто хотел знать – он, по-вашему, мелкая сошка? Дело у меня было к графине ди Лакер-Сфорца и Ксонку, потому что они-то и были союзниками полковника Траппинга, в особенности Ксонк, и по неизвестным мне причинам один из них – я не знаю кто, впрочем – организовал на него покушение. Вы понимаете не хуже меня, что Аспич теперь у них в кармане. Ваше сегодняшнее сотрудничество, доставка ящиков с оборудованием в Королевский институт…
– И в Харшморт…
– Вот-вот, – сказал в тон ему Чань, радуясь полученным сведениям. – Роберт Вандаарифф – скорее всего, главный вдохновитель какого-то заговора, вместе с кронпринцем Макленбурга…
Смит поднял руку, останавливая его. Он вытащил фляжку, отвинтил колпачок и, нахмурившись, сделал большой глоток, потом протянул фляжку Чаню, который не отказался выпить еще. Глоток бренди снова разжег пожар в его горле, но Чань решил для себя, что, несмотря на боль, бренди приносит ему облегчение. Он вернул фляжку капитану.
– Все… – Смит говорил так тихо, что Чань почти не слышал его. – Все пошло наперекосяк, и тем не менее – повышения, награды, дворец, министерства… теперь мы проводим время, эскортируя телеги или важных шишек, которые по недостатку ума сами себя поджигают…
– Кому вы подчиняетесь во дворце?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140

загрузка...