ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Под жакетом на ней было черное платье, которое струилось по ее телу и растекалось под ногами. Взгляды всей компании в полной тишине были устремлены на мисс Темпл.
* * *
– Добрый вечер, Селеста, – сказала графиня. – Вы оторвались от книги? Весьма впечатляюще. Не всем это удается. Мисс Темпл не ответила.
– Я рада, что вы здесь. Я рада, что у вас была возможность обменяться мнениями с графом и с моей компаньонкой миссис Марчмур, а также познакомится с леди Лидией, с которой у вас наверняка много общего – две молодые богатые дамы, чьи жизни должны казаться воплощением безграничных возможностей.
Граф выдохнул облачко синего дыма. Миссис Марчмур улыбнулась, глядя в глаза мисс Темпл, и медленно поиграла своим розовым соском, держа его между своим большим и указательным пальцами.
– Вы должны знать, – продолжала графиня, – что вашего сообщника Кардинала Чаня больше нет, а макленбургский доктор в страхе бежал из города и оставил вас. Вы видели действие нашего Процесса. Вы заглянули в одну из наших стеклянных книг. Вы знаете наши имена и наши лица, вы знаете, что мы предпринимаем усилия связать узами родства лорда Вандаариффа и семейство фон Маасмарк из Макленбурга. Вам даже, – тут она улыбнулась, – видимо, известны факты, стоящие за внезапным возвышением некоего лорда Тарра. Вы знаете обо всем этом и можете – потому что, я уверена, вы не только настойчивы, но и умны, – догадаться о многом другом.
Она поднесла лакированный мундштук к губам и затянулась, после чего ее рука снова неторопливо легла на диван. Губы ее с почти беззвучным вздохом разделились в иронической, недоверчивой улыбке, и она уголком рта выдула струйку дыма.
– Так что вам придется умереть.
Мисс Темпл не ответила.
– Признаюсь, – продолжала графиня, – я вас недооценила. Мне об этом намекал граф, а я уверена – вы знаете, что граф редко ошибается. Вы сильная, гордая, решительная девушка, и хотя вы причинили мне немалые неудобства… и даже… должна признать это… привели меня в бешенство… было решено, что мне следует сделать вам предложение… предложение, каких я обычно не делаю тем, кого вознамерилась уничтожить. Было решено… позволить вам стать добровольным участником нашей великой работы.
Мисс Темпл не ответила. Ноги у нее ослабели, на сердце был холодок. Чань мертв? Доктор бежал? Она не могла в это поверить. Отказывалась в это верить.
Словно почувствовав вызов на ее подрагивающих губах, граф вытащил сигару изо рта и заговорил низким, хрипловатым, зловещим голосом:
– Если вы не согласитесь, вам перережут горло прямо здесь, в этой комнате. Если согласитесь, то поедете с нами. Только поверьте мне, никакие ваши штучки тут не пройдут. Оставьте пустые надежды, мисс Темпл, потому что реальность – куда лучше!
Мисс Темпл посмотрела на его строгое лицо, а потом – на неприступно-красивую графиню ди Лакер-Сфорца, чья идеальная улыбка одновременно была холодной, как камень. Четверо мужчин смотрели на нее пустыми глазами, а принц ковырял у себя в носу ногтем. Неужели их всех преобразовал Процесс, а их суждение освободилось от всяких нравственных запретов? Она видела шрамы на лице принца и коротышки. Впечатление было такое, что пожилой мужчина смотрит на нее какими-то остекленевшими плотоядными глазами – вероятно, его шрамы уже сошли, – и только у другого военного было нормальное выражение, в котором можно было прочесть как определенность, так и сомнение. А на лицах остальных была лишь бесчеловечная, не ведающая сомнений уверенность. Кто из них станет ее палачом? Наконец она перевела взгляд на миссис Марчмур, бесстрастное выражение которой скрывало, как полагала мисс Темпл, искреннее любопытство… словно она не знала ни что будет делать мисс Темпл, ни чем это закончится, если мисс Темпл все же подчинится.
– Похоже, у меня нет выбора, – прошептала мисс Темпл.
– Нет, – согласилась графиня и, подняв бровь, повернулась к крупному человеку, сидевшему рядом с ней, словно давая знать, что ее роль в этом деле закончена.
– Я вам буду весьма признателен, мисс Темпл, – сказал граф д'Орканц, – если вы снимете ваши чулки и сапожки.
* * *
Ей пришлось идти босиком (в таком виде ей никак не убежать от них по грязным, усыпанным камнями улицам) вниз по лестнице и из отеля «Сент-Ройял». Миссис Марчмур осталась, а все прочие пошли с мисс Темпл – военный, коренастый человек со шрамами и пожилой отправились вперед за экипажами, граф и графиня двигались по бокам от нее, сзади принц под ручку с мисс Вандаарифф. Спустившись по лестнице, мисс Темпл увидела за стойкой нового портье, который лишь уважительно поклонился в ответ на величественный кивок графини. Мисс Темпл не могла понять, зачем такой женщине вообще нужен Процесс или волшебное синее стекло? Она сомневалась в том, что найдется много людей, кому может хватить силы воли или желания противостоять ее напору. Мисс Темпл взглянула на графа, который бесстрастным взглядом смотрел вперед, одной рукой опираясь на свою трость с набалдашником, а в другой неся книгу, напоминая свергнутого короля, намеревающегося вернуться на трон. Она чувствовала, как ковер щекочет ее ступни. Девчонкой она привыкла бегать босиком по плантации отца, и тогда ступни у нее были мозолистые и жесткие. Теперь они стали мягкими и чувствительными, как у любой изнеженной молодой леди, и были не меньшим препятствием к побегу, чем кандалы на ногах. С отчаянием и тоской вспомнила она маленькие зеленые сапожки, затолканные куда-то под диван. Она знала, что теперь уже никто не позаботится о них, и спрашивала себя: а позаботится ли кто-нибудь теперь о ней?
У дверей отеля ждали два экипажа: один изящный маленький, другой – большой черный с крестом на дверях, как ей подумалось – макленбургским. Принц, мисс Вандаарифф, военный и коренастый мужчина со шрамами забрались во второй экипаж, а пожилой сел рядом с кучером. Швейцар отеля открыл дверь маленькой кареты для графини и мисс Темпл, которая своей ступней почувствовала резную металлическую поверхность ступеньки. Она села против графини, а мгновение спустя к ним присоединился граф, под весом которого карета накренилась. Он сел рядом с графиней, и швейцар закрыл дверь. Граф постучал тростью по крыше, и карета тронулась. С того момента, когда граф потребовал, чтобы она сняла сапожки, и до начала движения кареты никто не произнес ни слова. Мисс Темпл откашлялась и посмотрела на них. Долгое молчание почти всегда выводило ее из себя.
– Я бы хотела узнать кое-что, – заявила она.
Мгновение спустя граф проскрипел в ответ:
– И что же это такое?
Мисс Темпл посмотрела на графиню, потому что вопрос был обращен именно к ней:
– Я бы хотела узнать, как умер Кардинал Чань.
Графиня ди Лакер-Сфорца заглянула в глаза мисс Темпл – взгляд ее был острый, ищущий.
– Я его ликвидировала, – заявила она таким голосом, чтобы отбить у мисс Темпл охоту вдаваться в подробности.
Однако это не устрашило мисс Темпл, напротив, если ее тюремщица не хотела говорить на эту тему, то это становилось испытанием для воли мисс Темпл.
– Правда? – спросила она. – Он был очень опасным противником.
– Вот уж что верно, то верно – был, – согласилась графиня. – Я дала ему вдохнуть толченого стекла, сделанного из нашей синей глины. Это очень эффективное средство, а та доза, которую получил Кардинал, – смертельна. Слово «опасный» имеет много оттенков. Простая физическая сила часто не имеет особого значения, и противостоять ей довольно легко.
Графиня с такой легкостью говорила о смерти Чаня, что это совершенно обескуражило мисс Темпл. Хотя она была знакома с Кардиналом Чанем всего несколько часов, он произвел на нее такое впечатление, что его внезапная смерть представлялась ей истинной трагедией.
– Это была быстрая смерть? – спросила мисс Темпл, стараясь говорить ровным голосом.
– Я бы не назвала ее быстрой… – Ответив, графиня залезла в черную сумочку, вытащила мундштук, вставила в него сигарету, достала спичку и закурила. – И тем не менее его смерть, видимо, не была мучительной, потому что – как вы сами убедились – синяя глина вызывает удушье и навевает чувственные переживания. Часто у повешенных наблюдается сильнейшая эрекция… – она замолчала, подняв брови, словно убеждаясь, что мисс Темпл слушает ее, – а нередко и спонтанное семяизвержение, а это означает, что, по крайней мере, для мужчин такой конец предпочтительнее многих других. По моему убеждению, смерть под воздействием синего стекла сопровождается подобными же, если не более сильными ощущениями. По крайней мере, я на это надеюсь, потому что ваш Кардинал Чань и в самом деле был исключительный противник… Я не желала ему зла, но у меня не было выбора.
– Вы проверили, он действительно получил смертельный оргазм? – спросил граф.
Лишь несколько мгновений спустя мисс Темпл поняла, что он смеется.
– Времени не было, – фыркнула в ответ графиня. – Жизнь полна огорчений, но что толку жалеть об упущенной возможности? Наши печали – как осенние листья, унесенные ветром.
* * *
Призрак смерти Чаня (смерти, которую, несмотря на грязные предположения графини, она представляла себе лишь как нечто ужасающее – с кровавыми выделениями изо рта и носа) направил мысли мисс Темпл на ее собственное положение.
– И куда мы теперь едем? – спросила она.
– Ну, вы наверняка знаете, – ответила графиня. – В Харшморт.
– И что будет со мной?
– Бояться того, что вы не можете изменить, не имеет никакого смысла, – заявил граф.
– К тому же мы получим удовольствие, глядя на вашу агонию, – прошипела графиня.
На это у мисс Темпл не нашлось ответа, но по прошествии нескольких секунд, в течение которых она пыталась выглянуть из узких окошек (окошки были по обеим сторонам противоположного от нее сиденья, видимо для того, чтобы тому, кто оказывается в ее положении, легче было оставаться незамеченным) и не смогла понять, в какой части города они теперь находятся, она снова откашлялась, намереваясь заговорить.
Графиня прыснула от смеха.
– Я вас чем-то насмешила? – спросила мисс Темпл.
– Пока нет, Селеста, – ответила графиня.
– По имени меня называют лишь близкие, – сказала мисс Темпл. – Их можно пересчитать по пальцам одной руки.
– Разве мы не близки? – спросила графиня. – Я уж думала, что мы успели сблизиться.
– Тогда назовите мне и ваше имя.
Графиня снова прыснула от смеха, и мисс Темпл показалось даже, что и губы графа непроизвольно сложились в улыбку.
– Меня зовут Розамонда, – сообщила графиня. – Розамонда графиня ди Лакер-Сфорца.
– Ди Лакер-Сфорца – это название какого-то имения?
– Боюсь, что теперь от него осталось только имя.
– Понятно, – сказала мисс Темпл, ничего на самом деле не понимая, но не желая показаться невежливой.
– У каждого есть свой замок, Селеста… свой дом, свой остров, хотя бы только в сердце.
– Таких людей можно только пожалеть, – сказала мисс Темпл. – Настоящий остров представляется мне куда как предпочтительнее.
– Иногда, – голос графини стал ощутимо жестче, – мы можем посещать только те края, что раскинулись в наших сердцах.
– То есть вымышленные, вы хотите сказать?
– Это вы их так называете.
Мисс Темпл помолчала, понимая, что истинный смысл слов графини ускользнул от нее.
– Ну, свой-то дом я не собираюсь терять, – сказала она.
– Все так говорят, – отозвалась графиня.
* * *
Некоторое время они ехали молча, но потом графиня, улыбнувшись с прежней доброжелательностью, поинтересовалась:
– Вы хотели что-то спросить?
– Да, – ответила мисс Темпл. – Я хотела спросить об Оскаре Файляндте и его картинах, посвященных Благовещению, потому что увидела одну из них в вашем номере. Мы с графом говорили об этом художнике за чаем.
– Неужели?
– Да, я даже сказала графу, что, на мой взгляд, он подозрительно многим обязан этому художнику.
– Так и сказали?
– Именно так.
Мисс Темпл не обманывалась. Она понимала, что не в силах вывести из себя этих двух людей или польстить им настолько, что они забудут обо всем на свете, а она тем временем выпрыгнет из кареты. Такой поступок, скорее всего, закончился бы ее смертью под колесами экипажей, но тем не менее она думала, что, разговорив их на эту тему, могла бы получить полезные сведения о Процессе и, возможно, воспользоваться этим знанием, чтобы предотвратить полное свое порабощение.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140

загрузка...