ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Наконец, когда посланника было уже не видно, Свенсон протестующе зашептал:
– Но, Кардинал, они наверняка внутри…
Чань затащил их обоих в нишу и закрыл свой рот ладонью, сдерживая кашель. Мисс Темпл услышала быстрые шаги по коридору… потом резко наступила тишина. Она почувствовала, как напряглось тело Чаня, увидела, как палец доктора взвел курок револьвера. Кто-то шел в их направлении, шел медленно… потом шаги замерли… потом возобновились. Она напрягла слух… услышала надменный женский голос:
– Оставьте этого идиота…
Чань выждал несколько секунд… и вдруг наклонился поближе к ним обоим.
– Не спрятав тело, мы не могли войти внутрь тайно… В этот момент они обыскивают помещение, думая, что мы там. Уже одного этого достаточно, чтобы приостановить то, что происходит внутри. Если мы войдем сейчас, то есть шанс, что, напав сзади, застанем их врасплох.
Мисс Темпл глубоко вздохнула, чувствуя себя так, будто за последние пять минут каким-то образом превратилась в солдата. Прежде чем она успела осмыслить (или – что более важно – опротестовать) эту поставленную с ног на голову ситуацию, Чань исчез, а доктор Свенсон, взяв ее за руку, потащил за собой.
Посланник так и остался у дверей, правда, теперь он сидел, но оставался беспомощным. Они прошли мимо герра Флаусса (тот никак на них не прореагировал, только хлюпнул кровоточащим носом) на погруженную в сумерки каменную площадку, откуда узкие лестницы вели в обе стороны амфитеатра. Чань быстро нырнул влево, Свенсон и мисс Темпл последовали за ним, стараясь не шуметь и казаться незаметными. Мисс Темпл брезгливо наморщила носик, ощутив едкий запах синей глины. Спереди до них доносился голос графини:
– На него напали – и вы ничего не слышали?
– Не слышал, – раздался сухой, раскатистый голос графа. – Я занят, а мои занятия требуют внимания. Кто на него напал?
– Откуда мне знать? – ответила графиня. – Полковник Аспич уже давно должен был перерезать нашим врагам глотки. Отсюда и мое любопытство.
– Герцог уехал?
– Да, как планировалось. А за ним те, что были избраны для перекачки воспоминаний в книги. Как и было договорено, их рассеянность и потерю памяти объяснили неожиданной вспышкой эпидемии кровавой лихорадки – наши последователи будут распространять слухи об этом. Кстати, это позволит обосновать карантин, вводимый в Харшморте, а значит, мы сможем удерживать здесь лорда Роберта столько, сколько нам будет нужно.
– Понятно, – проворчал граф. – Поскольку я здесь занимаюсь весьма тонким делом, то позвольте вас спросить, какого черта вы все сюда заявились?
* * *
Мисс Темпл старалась изо всех сил бесшумно следовать за остальными вверх по узкой лестнице. Когда ее голова оказалась вровень полом амфитеатра, она увидела над собой куполообразный потолок, под которым висели несколько зловещего вида металлических люстр, ощетинившихся многочисленными зубцами. Мисс Темпл даже при самых безоблачных обстоятельствах не могла посмотреть на люстру, не представляя себе последствий ее внезапного падения (в особенности если в этот момент под люстрой будет проходить она), и от этих невольных мыслей, и от этих светильников лаборатория графа тем больше стала похожей для нее на камеру ужасов. Амфитеатр был завален книгами, бумагами и коробками, покрытыми толстым слоем пыли. Свенсон, ткнув пальцем, показал ей, что она могла бы чуть податься вперед и посмотреть, что происходит, через просветы перил.
Мисс Темпл никогда не была в институте, но дьявольскую платформу у основания металлической башни ей удалось мельком увидеть. Помещение же, в котором они оказались теперь (поскольку у стен здесь стояли книжные стеллажи, раньше здесь, видимо, размещалась библиотека), представляло собой странную смесь уже виденной ею лаборатории, со столами, уставленными зловещими металлическими инструментами, тиглями и склянками с кипящими и парящими жидкостями, и спальни, потому что в центре комнаты стояла огромная кровать. Мисс Темпл чуть не вскрикнула; она прикрыла рот рукой, но взгляда от увиденного не могла оторвать. На кровати, свесив через край босые ноги, лежала Лидия Вандаарифф; ее белые одеяния были задраны до бедер, руки раскинуты и зафиксированы шелковым шнуром. Ее лицо было покрыто потом от напряжения, пальцы изо всех сил сжимали шнур, словно тот был для нее источником успокоения, а не насилия. Простыни между бедер Лидии были влажны, как и каменный пол под ее ногами, где виднелась синеватая лужица с алыми прожилками. Пола одеяния Лидии с вышитой оторочкой была приспущена вниз – жалкое поползновение прикрыть наготу, но на ее белых бедрах были отчетливо видны синие и красные подтеки. Она, помаргивая, устремляла взгляд в потолок.
В кресле неподалеку развалясь сидел Карл-Хорст фон Маасмарк, держа в руке полупустой стакан, а откупоренная бутылка бренди стояла у него между ног. На графе был кожаной фартук, его черная шуба наброшена на кресло у него за спиной, в руках он держал странный металлический предмет – трубку с ручками, клапанами и заостренным кончиком, – который он протирал тряпкой.
* * *
На стенах за ними, на гвоздях, кое-как вколоченных в книжные стеллажи, висели тринадцать отчетливо различимых холстов. Мисс Темпл повернулась к Чаню и показала на них. Он тоже их увидел и сделал нарочитый жест – раскрыл ладонь, а потом перевернул ее, как переворачивают страницу. В «Сент-Ройяле» Лидия болтала что-то об остальных фрагментах «Благовещения» – говорила, что видела их все вместе. Мисс Темпл знала, что квадратные полотна представляют собой всю собранную картину, но она никак не ожидала, что граф может повесить их лицевой стороной к стене: она видела перед собой не живопись, а подрамники с изнанкой холста. Магические формулы Оскара Файляндта, покрывавшие все задники, для которых сама картина была всего лишь декоративным прикрытием, являли собой детализированный рецепт его собственного Благовещения – непотребного оплодотворения Лидии Вандаарифф с помощью извращенной науки. Вокруг каждого холста были прикреплены десятки дополнительных листов с пометами и диаграммами – явно собственные попытки графа расшифровать богохульственные инструкции Файляндта. Мисс Темпл посмотрела на девушку, распростертую на кровати, и, чтобы не закричать, укусила себя за костяшки пальцев…
Услышав нетерпеливый вздох внизу и чирканье спички, она проползла на животе чуть дальше, и ей открылась полная перспектива. Мурашки побежали у нее по коже – почти прямо внизу она увидела большую компанию графини. Как это они не слышали их в коридоре? Рядом с графиней (которая держала во рту мундштук с новой дымящейся сигаретой) стояли Франсис Ксонк и Граббе, а за ними не менее шести фигур в черных мундирах с дубинками. Она снова кинула взгляд на Чаня и Свенсона и увидела, что Чань смотрит куда-то в другое место – под противоположный балкон. Сверкая в тени отблесками оранжевых языков пламени из тигелей графа, в безмолвном ожидании стояла третья стеклянная женщина, Анжелика. Мисс Темпл уставилась на нее и только-только начала с новым чувством разглядывать ее тело как объект вожделений Чаня (впрочем, вожделений реализованных – ведь женщина была шлюхой), а это означало… Краска прихлынула к лицу мисс Темпл, потому что вдруг ее мысли о Чане и этой женщине смешались с воспоминаниями о книге… но тут, тряхнув головой, она заставила себя прислушаться к довольно оживленному разговору внизу.
– Мы бы не стали вас беспокоить, – начал Ксонк, не без отвращения смотревший на разворачивающееся перед ними зрелище, но только мы почему-то никак не можем найти рабочий ключ.
– А где Лоренц? – спросил граф.
– Готовит к полету дирижабль, – ответил Граббе, – в окружении целого полка солдат. Я бы предпочел, чтобы он продолжил свои занятия.
– А Баскомб?
– Он сопровождает лорда Роберта, – фыркнула графиня. – Мы встретили его с сундуком книг и его журналом, но у него тоже нет ключа. К тому же по целому ряду причин я бы не хотела вовлекать его в это дело.
Граббе закатил глаза:
– Мистер Баскомб абсолютно предан всем нам…
– А где ваш ключ? – спросил граф, сверля взглядом заместителя министра.
– Это вовсе не мой ключ, – с жаром ответил Граббе. – Я даже думаю, что я не последний, кто держал его в руках… Как говорит графиня, мы собирали книги…
– Кто последний держал его в руках? – с явным нетерпением воскликнул граф. Он перехватил понадежнее омерзительное металлическое устройство в своей руке.
– Мы не знаем, – сказала графиня. – Я думаю – мистер Граббе. А он думает – мистер Ксонк. А Ксонк думает, что это был Бленхейм…
– Бленхейм? – презрительно произнес граф.
– Не сам Бленхейм, – сказал Ксонк. – Траппинг. Я думаю, его взял Траппинг, чтобы просмотреть одну из книг… Может, из любопытства…
– Какую именно?
– Мы не знаем, – сказала графиня. – Мы проявляли к нему снисходительность… Я до сих пор недовольна тем, что он мертв. Бленхейм либо вытащил его из кармана Траппинга, когда выносили тело, либо получил от лорда Роберта.
– Насколько я понимаю, Бленхейм так до сих пор и не нашелся?
Графиня кивнула.
– Вопрос стоит следующим образом, – сказал Граббе, – жив он или мертв?
– Может быть, допросить лорда Роберта? – сказал граф.
– Его можно было бы допросить, если бы он сохранил память, – заметил Ксонк. – Но, насколько вам известно, его память перенесена в книгу – в книгу, которую мы не можем найти. Если бы мы ее нашли, то смогли бы прочесть без всякого ключа! Это смешно!
– Так… – сказал граф, и на его лице появилось озабоченное выражение. – А что случилось с герром Флауссом?
– Мы не знаем! – воскликнул Граббе.
– А вам не кажется, что вы должны были бы знать? – рассудительно спросил граф.
Он повернулся к Анжелике и хлопнул ладонями. Она тут же вышла на свет, как ручной тигр, привлекая к себе опасливое внимание всех остальных, находящихся в помещении.
– Если там кто-то прячется, – сказал ей граф, глядя на балкон, – найдите их.
* * *
Мисс Темпл с широко раскрытыми глазами повернулась к Чаню и Свенсону. Что им теперь делать? Она огляделась – спрятаться, защититься им было негде! Доктор Свенсон молча подался назад и вытащил револьвер, измеряя глазами расстояние до Анжелики. Чань положил ладонь на руку доктора, но доктор стряхнул ее и взвел курок. Мисс Темпл почувствовала, как странный синеватый холод обволакивает ее разум. Еще мгновение – и они будут обнаружены.
Но вместо этого чреватая ожиданием тишина была нарушена треском с противоположного балкона прямо над Анжеликой. Через мгновение в руке Ксонка появился нож-змейка, и он ринулся к узкой лестнице. Мисс Темпл услышала звуки потасовки, а потом протестующие крики женщины, которую Ксонк, несмотря на ее сопротивление, грубо стащил вниз по лестнице и швырнул на колени перед остальными. Это была Элоиза.
Мисс Темпл посмотрела на Свенсона и увидела, как напряглись все мускулы на его лице. Прежде чем он успел что-либо сделать, она потянулась к его руке, державшей пистолет, и крепко сжала ее. Время для необдуманных действий сейчас было самое неподходящее.
Ксонк отошел от Элоизы, потому что, подчиняясь кивку графа, вперед вышла Анжелика, постукивая ступнями по каменному полу, словно только что подкованный пони. Элоиза потрясла головой и подняла взгляд, совершенно ошеломленная этим зрелищем – великолепным, обнаженным существом перед ней. Элоиза вскрикнула. Она вскрикнула еще раз (мисс Темпл изо всех сил сжала руку доктора), но крик замер на ее губах, а выражение страха стерлось с ее лица, вытесненное дрожащей покорностью. Стеклянная женщина варварски проникла в ее разум и с безжалостной действенностью просматривала его содержимое. И опять мисс Темпл увидела, как граф д'Орканц закрыл глаза, на его лице застыло сосредоточенное выражение. Элоиза молчала, рот ее был открыт, она покачивалась назад-вперед на коленях, беспомощно глядя в холодные синие глаза своей мучительницы.
Потом все закончилось. Элоиза безвольно рухнула на пол. Граф подошел и остановился над ней, устремив вниз взгляд.
– Это миссис Дуджонг, – прошептал Граббе. – Из карьера. Это она застрелила герцога.
– Так оно и есть. Она бежала из театра вместе с мисс Темпл, – сказал граф.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140

загрузка...