ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Анна Фрейд
Часть I ВВЕДЕНИЕ В ДЕТСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ
Вене: Э. Эрик-сона, X. Харгмана, X. Дейч и др. В университете Кларка А. Фрейд
заявила о своей центральной теме - "развитие". Вернувшись в Лондон, А. Фрейд
продолжала свою обыч ную работу в институте: лекции, семинары, учебный анализ,
коллоквиумы по разбору представляемых случаев, решение организационных вопросов.
По введенной еще 3. Фрейдом традиции, по средам педагоги, учащиеся и друзья
приглашались на доклады и дискуссии. По вторникам представлялись Для разбора
терапевтические случаи. Одновременно с этим А. Фрейд продолжает работу над
творческим наследием и биографией 3. Фрейда. До 1982 года А. Фрейд вела прием
пациентов. К ней обращались многие знаменитости (в их числе - Мэрилин Монро,
которой она поставила диагноз истерического и депрессивного склада личности).
20
А Фрейд
После 1950 года она ещ<е 12 раз побывала с лекциями в США. Стала почетным
доктором университетов и медицинских колледжей в Филадельфии (1964 год), Чикаго
(1966 год), Нью-Хейвене (1968 год), в Колумбийском (1978 год) и Гарвардском
(1980 год) университетах. Европейские столицы она посещала в последовательности
проведения международных конгрессов, стала почетным доктором Шеф-фильдского
университета в Англии (1966 год), медицинского факультета Венского университета
(1972 год), Университета им И.В. Гете во Франкфурте-на-Майне (1981 год) Когда ей
исполнилось бй, А. Фрейд несколько ограничила свои служебные обязанности и
прекратила вести семинары в Британском психоаналитическом объединении. В 1965
году к своему 70-летию А. Фрейд сама себе сделала подарок, завершив свой
основной труд "Норма и патология в детстве", в котором она обобщает результаты
многолетних эксперименга-льных и теоретических исследований детского развития В
1968 году она сама перевела его на свой родной язык. На немецком языке книга
вышла под названием "Верные и ложные пути детского развития" А. Фрейд дополнила
психоана1литическое учение концепцией целостности психической системы с "Я" в
качестве ее центра В учении о психических структурах личности она прослеживает
становление "ОНО", "Я" и "СВЕРХ-Я" ребенка, изучает соотношение их влияния на
психику ребенка. Главной заслугой А. Фрейд в этой области является выделение так
называемых генетических линий развития. В 1973 году ее избирают почетным
президентов Международной Психоаналитической Ассоциации Но для интенсивной
работы сил уже не хватало. А. Фрейд долго страдала болезнью легких, болями в
спине. В 1976 году к этому прибавилась еще и анемия. Ей стали необходимы
переливания крови, сначала с большими перерывами, но потом и каждое воскресенье,
чтобы в понедельник иметь возможность работать. Девизом ее стали слова Ф. Ницше:
"Что меня не сломает, делает меня сильнее". А Фрейд пережила осиовные переломные
моменты развития человечества в XX веке. В 60-е годы на ее глазах прошли
студенческие в олнения, "сексуальная революция", движение хиппи. Будущее
психоанализа тревожило ее - она не видела его в рсгзовом свете 1 марта 1982 года
с ней сл)чился инсульт, вызвавший поражение ствола головного мозга Ее
парализовало, нарушилась речь и был поражен центр равновесия С боль-
Биографический очерк
21
шим трудом артикулировала она свои мысли, произнося едва понятные звуки Сама она
считала свой паралич самым страшным, что с ней могло "случиться, и всю жизнь
этого боялась, хотя даже в больнице она пыталась продолжить работу над книгой о
семейном праве. А. Фрейд умерла 8 октября 1982 года. За 60 лет психо
аналитической работы и научной деятельности она подготовила 88 докладов и
лекций, а также более 90 статей, 32 из которых вошли в ее 10-томное "Собрание
сочинений" А. Фрейд писала- "Когда в юности я, как это часто бывает с
молоденькими девушками, была недовольна своей внешностью, я успокаивала себя
традиционными тогда для Вены словами: "С определенного возраста каждая женщина
приобретает такое лицо, какое она заслуживает", а это значит - такое лицо, какое
она сама себе создает . Безусловно, А Фрейд сумела создать свое собственное
лицо. Я Обухов
Анна Фрейд
Часть I ВВЕДЕНИЕ В ДЕТСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ
cПер. с нем. Я.Коган
Введение в детский психоанализ
Лекция 1 Введение в детский анализ Трудно сказать что-нибудь об анализе в
детском возрасте, если предварительно не уяснить себе вопроса о том, в каких
случаях вообще имеются показания к анализу у ребенка и в каких - лучше
отказаться от него. Как известно, Мелания Клейн (Берлин) подробно занималась
этим вопросом. Она придерживается того взгляда, что с помощью анализа можно
устранить или, по крайней мере, оказать благотворное влияние на нарушение
психического развития ребенка. При этом анализ может оказаться весьма полезным и
для развития нормального ребенка, а с течением времени станет необходимым
дополнением воспитания. Однако большинство венских психоаналитиков защищает
другую точку зрения: анализ ребенка уместен лишь в случае действительного
инфантильного невроза. Боюсь, что на протяжении моего курса я немногим смогу
содействовать выяснению этого вопроса. Я смогу сообщить вам только, в каких
случаях решение предпринять анализ оказывалось правильным, и когда проведение
его терпело неудачу. Понятно, что успехи побуждали нас к проведению новых
анализов, а неудачи отпугивали от такого намерения. Таким образом, мы приходим к
выводу, что в тех случаях, когда речь идет о ребенке, анализ нуждается в
некоторых модификациях и изменениях или же может применяться лишь при соблюдении
определенных предосторожностей. Тогда же, когда нет технической возможности для
соблюдения этих предосторожностей, следует, может быть, даже отказаться от
проведения анализа. На протяжении этого курса из многочисленных примеров вы
узнаете, на чем основаны указанные выше сомнения. А пока я умышленно оставляю в
сторону всякую попытку ответить на эти вопросы. Начиная с прошлого года я
неоднократно получала предложения изложить на техническом семинаре Ферей-на
.течение детского случая и обсудить технику детского
Лекция I. Введение в детский анализ
23
анализа. До сих пор я отклоняла эти предложения, боясь, что все, что можно
сказать на эту тему, будет казаться чрезвычайно банальным и само собою понятным.
Специальная техника детского анализа, поскольку она вообще является специальной,
вытекает из одного очень простого положения: в подавляющем большинстве случаев
взрослый - зрелое и независимое существо, а ребенок - незрелое и
несамостоятельное. Само собою разумеется, что при столь отличном объекте метод
также не может оставаться тем же самым. То, что в одном случае было необходимым
и безобидным действием, становится в другом случае скорее сомнительным
мероприятием. Однако, эти изменения вытекают из существующей ситуации и вряд ли
нуждаются в особом теоретическом обосновании. На протяжении последних двух с
половиной лет я имела возможность подвергнуть длительному анализу около десяти
детских случаев. Постараюсь представить сделанные мною при этом наблюдения в том
виде, в каком они, вероятно, бросились бы в глаза каждому из вас. Начнем, с
установки ребенка к началу аналитической работы. Рассмотрим аналогичную ситуацию
у взрослого пациента. Человек чувствует себя больным вследствие каких-либо
трудностей в своем собственном Я, в своей работе, в наслаждении жизнью. Из
каких-либо соображений он доверяет терапевтической силе анализа или решается об-
ратиться к определенному аналитику, видя в этом путь к исцелению. Конечно, дело
не всегда обстоит так просто. Не всегда одни только внутренние трудности
являются поводом к анализу; часто таким поводом является лишь столкновение с
внешним миром, которое порождается этими трудностями. В действительности решение
на анализ не всегда принимается самостоятельно: нередко большую роль играют
настойчивые просьбы родственников или близких людей, становясь иногда потом
неблагоприятным фактором для работы. Желательная и идеальная для лечения
ситуация заключается в том, что пациент по собственному желанию заключает с
аналитиком союз против некоторой части своей душевной жизни. Этого, разумеется,
нельзя встретить у ребенка. Решение на анализ никогда не исходит от маленького
пациента, оно всегда исходит от его родителей или от окружающих его лиц. Ребенка
не спрашивают о его согласии. Даже если ему и поставили бы такой вопрос, он не
смог бы вынес-
24
А Фрейд
ти свое суждение. Аналитик является чужим для негожа анализ - чем-то
неизвестным. Но самое трудное заключается в том, что лишь окружающие ребенка
люди страдают от симптомов болезни или его дурного поведения, а для самого
ребенка и болезнь во многих случаях вовсе не является болезнью. Он часто не
чувствует даже никакого нарушения. Таким образом, в ситуации с ребенком
отсутствует все то, что кажется необходимым в ситуации со взрослым: сознание
болезни, добровольное решение и воля к выздоровлению. Не каждый аналитик,
работающий с детьми, учитывает это как серьезное препятствие в работе. Из работ
Мела ни Клейн, например, вы узнали, как она справляется с этими условиями, и
какую технику она выработала в данном случае. В противоположность этому мне
кажется целесообразной попытка создать в случае работы с ребенком ту же
ситуацию, которая оказалась столь благоприятной для взрослого человека, т.е.
вызвать в нем каким-либо путем недостающую готовность и согласие на лечение. В
качестве темы моей первой лекции я беру шесть различных случаев в возрасте между
шестью и одиннадцатью годами. Я хочу показать вам, как мне удалось сделать
маленьких пацентов "доступными для анализа" подобно взрослым людям, т.е. создать
у них сознание болезни, вызвать доверие к анализу и аналитику и превратить
стимул к лечению из внешнего во внутренний. Разрешение этой задачи требует для
детского анализа подготовительного периода, которого мы не встречаем при анализе
взрослого человека. Я подчеркиваю, что все, что мы предпринимаем в этом периоде,
не имеет еще ничего общего с действительной аналитической работой, т.е. здесь
нет еще речи о переводе в сознание бессознательных процессов или об
аналитическом воздействии на пациента. Речь идет просто о переводе определенного
нежелательного состояния в другое желательное состояние с помощью всех средств,
которыми располагает взрослый человек в отношении к ребенку. Этот
подготовительный пери-ад - собственно говоря "дрессировка" для анализа - будет
тем продолжительнее, чем больше отличается первоначальное состояние ребенка от
вышеописанного состояния идеального взрослого пациента. Однако, с другой
стороны, не следует думать, что эта работа слишком трудна. Я вспоминаю об одном
случае с маленькой шестилетней девочкой, которая в течение трех
Лекция 1 Введение в детский анализ
25
недель находилась в прошлом году под моим наблюдением. Я должна была установить,
является ли трудновоспитуемая, малоподвижная и тяжелая психика ребенка ре-
зультатом неблагоприятного предрасположения и неудовлетворительного
интеллектуального развития или же в данном случае речь шла об особенно
заторможенном и запущенном ребенке. Ближайшее рассмотрение выявило наличие
необычайно тяжелого для этого раннего возраста невроза навязчивости при весьма
развитом интеллекте и очень острой логике. Маленькая девочка была уже знакома с
двумя детьми, с которыми я провела анализ; в первый раз она явилась ко мне на
прием вместе со своей подругой, которая была немного старше ее. Я не говорила с
ней ни о чем особенном и дала ей лишь возможность несколько ознакомиться с чужой
для нее обстановкой. Вскоре когда она явилась ко мне одна, я предприняла первое
наступление. Я сказала ей, что она, конечно, знает, почему ко мне приходили двое
знакомых ей детей:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95

загрузка...